Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 09, 2011

Корни рок-н-ролла

(Продолжение. Начало в №№ 6, 2011, 7, 2011, 8, 2011)

Немного о блюграссе

Корни рок-н-роллаЕсли вестерн-свинг широким жестом раздвинул границы музыки кантри (не выпуская при этом заимствованных культурных ценностей), то блюграсс остался в арьергарде движения, сформировав самую консервативную его часть. Жанр, развившийся из струнной народной музыки горных селений Америки 1920-х годов, сравнительно легко пережил гитарно-банджовое вторжение, более того, «переварил» затем и контрабас с мандолиной. Яркое индивидуальное лицо блюграсс обрел лишь с появлением в его рядах талантливых исполнителей: Эрла Скраггса, разработавшего уникальный трехпальцевый метод банджового стакатто, и Билла Монро с его «блюзовой» мандолиной.

В блюграссе чтили традиции, предпочитая религиозные темы и чураясь «нечестивого» электричества; при общих «родителях» (кантри и блюз) блюграсс с рок-н-роллом меньше всего напоминали родных братьев. Собственно говоря, первые рокеры-то и согнали блюграсс с большой сцены в середине 50-х, навсегда подорвав его моральный и профессиональный статус. И все же ранний рок-н-ролл был прочно связан с блюграссом, и связи этой отнюдь не стыдился.

«Сравните галоппирующий 8-тактовый бас Билла Блэка на первой пластинке Элвиса Пресли и записи Билла Монро, сделанные за 7–8 лет до этого в ходе его первых блюграссовых сешшнз, и согласитесь: сходство поразительное, – пишет историк рока Тони Парсонс. – Впрочем, и гармония The Everly Brothers – тоже чистейшей воды блюграсс». И был еще один жанр, родственный блюграссу – с похожим угловато-отрывистым стилем хорового вокала: еще один корень для будущего ствола рок-н-ролла.

Рокабилли

«Извинившись заранее перед пуристами, остановимся на простейшем из возможных определений: рокабилли – это рок-н-ролл южных штатов середины 50-х годов, только и всего», – такое нехитрое определение дает этому жанру Парсонс. Стиль, как явствует уже из его названия, соединил в себе рок и хиллбилли; он был близок музыке кантри и, в частности, блюграссу. Этот элемент начисто отсутствовал, скажем, в «северной» разновидности рок-н-ролла (которую представлял Билл Хэйли), родившейся от союза вестерн-свинга и черного ритм-энд-блюза. Рокабилли, вообще говоря, был ничуть не «белее» других рок-н-ролльных отростков; просто он нес на себе печать деревенской неотесанности и отличался зажигательными ритмами. Тут-то и появились впервые исполнители, вышедшие к пределам того состояния, которое можно назвать сценической одержимостью. Нервные гитарные партии-«лоскутки», развинченный бас и целый набор вокальных маннеризмов (бормотание, заикание, взвизгивание) также выделяли рокабилли в общей гамме музыкальных стилей.

Первые записи Пресли на Sun Records в Мемфисе или (в еще большей степени) би-сайды Карла Перкинса, собственно говоря, и есть рокабилли в его чистом виде. Стиль этот был вполне «корневым» и звучал по всему американскому Югу, особенно в таких штатах, как Теннесси и Вирджиния, где социальные и культурные рамки блюграсса для белых музыкантов были тесны. Постепенно рокабилли завоевал «верхний Юг» и перекинулся на северные города (в частности, Детройт и Цинциннати), значительную часть населения которых составляли иммигранты с Юга.

Уже по тому потоку переизданий, что нахлынул в последние годы, можно сделать вывод: рокабилли был прежде всего ужасающе примитивен. Несомненно, он нес в себе определенный духовный заряд... Который, впрочем, сошел на нет сразу, как только исполнители и рекорд-компании, не слишком хорошо разбиравшиеся в тонкостях жанра, попытались притянуть его «за уши» на широкий музыкальный рынок страны, где, кстати, к тому времени уже царствовал рок-н-ролл.

«Король» независимых

Корни рок-н-роллаПришло время, и множество музыкальных тропинок из прошлого – блюз, кантри, вестерн свинг, блюграсс, госпел, рокабилли – сошлись в «постоялом дворе» рок-н-ролла: отсюда в будущее протянулась уже одна широкая магистраль. Определить точно дату, место и главного виновника этого события не так-то просто. Сегодня все рок-историки сходятся на следующем варианте: год – 1954-й, место – Мемфис, ответственный «стрелочник» – Сэм Филлипс из Sun Records.

Впрочем, пробные «рывки» замечались и прежде: многие важные открытия в рок-н-ролле были сделаны задолго до того, как он прочно стал на ноги. Так, в конце 40-х годов огромную популярность приобрел буги-вуги: этот зажигательный фортепианный стиль, созданный чернокожими пианистами 20–30-х годов, очень легко прижился на благодатной почве музыки кантри. Основная масса звезд буги-вуги стеклась в штат исполнителей лос-анджелесской фирмы Capitol, совладельцем которой был известный автор и исполнитель собственных песен Джонни Мерсер. За двумя его козырными тузами, Фрэнком Синатрой и Нэтом Кингом Коулом, следовал второй эшелон, состоявший исключительно кантри-сингеров: Мерл Трэвис, Текс «Курилка» Уильямс, Теннесси Эрни Форд, Сид Нэйтан. Тут-то и родился новый гибрид: кантри-буги. Взяв на вооружение джайв Луиса Джордана и искрометный юмор вестерн-свинга, мастера буги «вылепили» стремительный, смешной и веселый гибрид.

Фирма King Records никогда не была «независимой» в привычном смысле этого слова: она пустилась в «большое плавание», обладая капиталом, технологией и достаточно прочной репутацией. В то время как истинные indie-авантюристы в работе своей полагались, в основном, на инстинкт, железные нервы и определенную ловкость рук (особенно при заключении контрактов), King обладал классом, в истинности которого никто не осмелился бы усомниться. Еще большим уважением, чем даже его детище, пользовался глава King Records, толстый и крайне раздражительный коротышка-астматик по имени Сид Нэйтан. Что уж тут сыграло свою роль, какое-то особое чутье, или просто удачливость, но Нэйтану удалось не просто создать ведущую независимую компанию 40–50-х годов, но и, собрав под своими знаменами, сохранить для истории многих выдающихся исполнителей кантри, вестерн-свинга, блюза, ритм-энд-блюза, рокабилли, кантри-буги и блюграсса.

Куда примечательнее даже списочного состава «королевских» артистов была стратегия, с которой фирма King Records дебютировала на большом рынке. Суть манипуляции была проста: выпустив хиллбилли-хит, она тут же препоручала его повторную версию одному из своих чернокожих исполнителей. Так, например, шутливая «Bloodshot Eyes» Хэнка Пенни усилиями Вайноны Хэррис превратилась в роскошный, шумный ритм-энд-блюз. Эксперименты с сочетаниями других стилей проводились реже, однако не будет большим преувеличением заметить, что многие кантри-хиты King здорово отдавали блюзовой приправкой.

Конечно, компания всего лишь дважды продавала один и тот же продукт, раздваивая колонку в гроссбухах и подкармливая тем самым собственное издательское крыло. И все же объяснить все это лишь меркантильными интересами было бы несправедливо: придумывая подчас совершенно невероятные тандемы, пионеры indie немало способствовали дальнейшей либерализации общественного вкуса. Впрочем, сделать решающий шаг и соединить обе традиции, черную и белую, в творчестве одного исполнителя, «Кингу» не удалось – все же Нэйтан (в отличие от Сэма Филлипса) работал в основном по наитию, не имея никакой философской концепции.

(Окончание следует)

 


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива