Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 08, 2011

Корни рок-н-ролла

(Продолжение. Начало – в №№ 6, 2011, 7, 2011)

Должно быть, в дельте Миссисипи царила какая-то особая блюзовая атмосфера: здесь, в сельских окрестностях Мемфиса, выросла и целая плеяда гигантов послевоенного блюза...

Впрочем, в конце 40-х годов вся сцена эта практически беспрепятственно снялась с места и переместилась на север, в Чикаго. Мадди Уотерс, Хаулин Вулф, Сонни Бой Вильямсон, Джимми Рид и Джон Ли Хукер (последний, правда, родом был из Детройта) произвели в музыке переворот, масштабы которого кажутся сегодня невероятными. Созданный ими стиль (а он начисто вытеснил успевший к этому времени порядком обмельчать оркестровый блюз 30-х годов) был в каком-то смысле резким поворотом назад, к сельским корням.

Успех этого маневра отчасти объясним очень удачным введением в старый арсенал электричества: старая музыка наполнилась новой энергией и динамизмом. Новые блюзмены северных гетто не просто выковали в гармошечном завывании и грохоте боттлнек-гитар городской блюз качественно новых форм, но и практически подготовили весь «сценарий» британского возрождения ритм-энд-блюза начала 60-х.

Вплоть до «чикагского взрыва» начала 50-х блюзовые направления западного побережья считались основными. «Чернокожие блюзмены стекались ведь не только в Чикаго, – отмечает историк поп-музыки Тони Расселл. – Поток музыкальных переселенцев из южных штатов Миссисипи и Арканзаса был направлен, в основном, в Калифорнию: естественно, выходцы из разных мест и звучали по-разному. Для сельского блюза из Миссисипи был характерен тяжелый двойной бит (dah-dah!) и мрачноватые, подчас зловещие вокальные интонации. В техасском стиле преобладали облегченный тройной удар (dah-dah-dah!) и вокал более высокого регистра: иногда певец вел свою партию почти разговорным тоном».

В середине 1940-х годов блюз претерпел второе рождение и в Калифорнии. Здешние исполнители чередовали циклические однострунные соло с гроздьями джазовых аккордов, барабанщики охотно пользовались щеточками, вокалисты выработали постепенно своеобразную, очень самоуверенную манеру пения. Увы, неподдельный блеск этой остроумной, полной городского шарма музыки был в полной мере оценен лишь много лет спустя. Наиболее яркими представителями нового калифорнийского блюза были Ти-Боун Уокер, сипловатый певец и пианист Чарльз Браун, а также выдающийся исполнитель буги Эймос Милберн. Многие направления будущего музыкального развития предвосхитил в своем творчестве конца тридцатых – начала сороковых годов певец и альт-саксофонист Луис Джордан, записавший вместе со своим небольшим, но очень энергичным ансамблем The Tympany Five много забавных и в историческом плане важных вещичек («Saturday Night Fish Fry», «Aint Nobody There But Us Chickens» и др.)

Джордан, в полной мере обладавший и чувством юмора и поэтическим дарованием Чака Берри, в силу естественных причин не мог разделить надрасового, демократического отношения последнего к молодежной культуре – может быть, поэтому его наследие и не выдержало в полной мере испытания временем. Хотя британские паб-рокеры начала восьмидесятых, стоит заметить, активно использовали джордановские запасники!..

Все, что происходило в блюзе после войны, свелось к слиянию «чикагского» и «западного» направлений. Одной из ключевых фигур этого процесса был Би Би Кинг. Из Миссиссипи он вполне мог бы перебраться в Чикаго, но рано попал под влияние Ти-Боуна Уокера и вскоре стал, по определению Тони Рассела, «той самой скрепкой, что соединила две странички блюзового чертежа». С тех пор Кинг – светоч для блюз-исполнителей современной Америки, хотя, конечно, своим уникальным статусом во многом обязанный авторитету рок-гитаристов: именно они познакомили с его творчеством собственную аудиторию.

Влияние госпела

В вокальном стиле как Би Би Кинга, так и современных ему блюз- и соул-артистов вроде Бобби Блю Блэнда, блюзовая манера пения уживалась с явственным привкусом госпела. Это и не удивительно: многие блюзмены и почти все соул-сингеры начинали в госпел-группах или церковных хорах.

Мир этой музыки, возникший и развившийся в церковных залах чернокожей Америки, всегда был консервативен и замкнут. Следуя собственным очень строгим принципам, госпел-артисты никогда прежде не опускались до общения с «мирянами», нашедшими себя в блюзе. Но зато сама музыка госпел, крайне эмоциональная, в визуальном отношении яркая, очень скоро пришлась по душе многим представителям чуждых ей стилей. В конце концов, из госпела, отрешившись от «высшего» ради скромных мирских удовольствий, вышли многие выдающиеся исполнители: Литтл Ричард, Сэм Кук, Клайд МакФэттер (долгое время возглавлявший The Drifters), Арета Фрэнклин.

Белые госпел-группы, долгое время существовавшие сами по себе, в музыкальном отношении были сдержаннее, предпочитая, в частности, придерживаться традиции квартетного пения; этот гармоничный, великолепно сбалансированный формат, увы, был начисто лишен каких-либо острых граней. Накладывающиеся вокальные партии, яркий контраст высоких и низких нот, внезапные ускорения ритма – все эти особенности черного госпела в белом варианте были значительно приглушены. Впрочем, имелись и тут исключения: в белых фундаменталистских сектах («Holyness», «Sanctified», «Holy Roller») музыканты предпочитали струнные инструменты и практиковали необычные, почти импровизированные вокальные пассажи. Хотя и это была музыка замкнутого культурного круга: переправить поток ее в коммерческое русло было практически невозможно.

Вокальные партии белого госпела были удивительно выверены и точны; в них почти отсутствовала та стилистическая манерность, что была так характерна для кантри-вокала. Как бы то ни было, популярные белые госпел-квартеты сороковых и пятидесятых годов, такие, как Brown's Ferry Four и The Blackwood Brothers, внесли значительный (и в течение долгого времени недооценивавшийся) вклад в становление рок-н-ролла.

«Хонки-тонкин»

В то время как черный госпел находился в достаточно напряженных отношениях с блюзом и ритм-энд-блюзом, его белый «собрат» стал своего рода контрапунктом музыке кантри 40-х – 50-х годов: оба эти направления, как и их исполнители, во взаимодействие почти не вступали. В многоголосом кантри-«хоре» Америки особенно мощно в те годы звучала «фракция» музыки «хоник-тонк», основными представителями которой были Эрнст Табб, Китти Уэллс, Уэбб Пирс и Летти Фризелл, певшие, в основном, об изменах, обманах и постельных приключениях («Wild Side Of Life»), беспробудном пьянстве («There Stands The Glass») и одиночестве современного человека («Walking The Floor Over You»).

Это была музыка жесткая, с явственным блюзовым привкусом, и предназначалась она прежде всего для музыкальных автоматов («джюк-боксов»): вой скрипок и pedal-steel-гитары, грохот баса, ритм-гитарная канонада и несложный, но громкий вокал без труда заглушали ресторанный шум. Был в истории «хонки-тонка» и свой гений, Хэнк Уильямс. Он прожил немного, быстро сгорел, но успел глубоко затронуть сердца своих современников. Можно было бы сравнить его с Джимми Роджерсом (оба насквозь пропитались блюзом, оба жили «не просыхая»), но в гениально бесхитростных песнях Уильямса было больше жизни. В жанре, где традиционно (наверное, еще со средневековых баллад) повествование велось от третьего лица, впервые появился автор, обладавший умением поговорить со слушателем «от себя» и главное – абсолютно индивидуальным взглядом на окружающий мир.

(Продолжение следует)

 


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива