Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










/ Литература / Вана и другие /


Роберт СИЛЬВЕРБЕРГ. Группа


Мюррей был возбужден. Утром он гонял на буерах по пляжам Акапулько, обедать полетел в Найроби, где насладился барашком под карри в «Трех Колоколах». В Найроби еще не было и полудня, но теперь любой уважающий себя ресторан был открыт все двадцать четыре часа в сутки. Затем полетел в Марсель, где отдохнул за пастисом, а к психосумеркам вернулся в Калифорнию. Его внутренние часы были настроены на время Тихоокеанского побережья, что соответствовало его настроению: с наступлением ночи Сан-Франциско начинал сверкать как гора самоцветов над бухтой. Вечером у них была Группа. Он вызвал по видеофону Кей:

- Не приедешь сегодня ночью ко мне?

- Зачем?

- Как зачем? Группа.

Она лежала на покрытой росой лужайке под секвойями в пятистах километрах к северу. Водопад молочно-белых волос стекал на ее обнаженное загорелое тело. Огромный драгоценный камень тысячами огней сверкал меж ее небольших совершенной формы грудей. Мюррей смотрел на нее, и руки его болезненно сжимались в кулаки так, что ногти впивались в ладони. Он безмерно любил ее. Так сильно, что у него сейчас перехватывало дыхание.

- Ты хочешь, чтобы мы устраивали Группу сегодня ночью с тобой? Ты и я? - без особого энтузиазма спросила она.

- Почему бы и нет? Близость куда приятнее разлуки.

- Никто и никогда не находится в разлуке с Группой. К чему физическая близость между тобой и мной? Беспредметный разговор. Все это давно вышло из моды.

- Мне не хватает тебя.

- Но ты же сейчас со мной, - возразила она.

- Я хочу касаться тебя. Я хочу дышать тобой. Я хочу вкушать тебя.

- Нажми на кнопку осязательных ощущений. И на кнопку запаха. Можешь выбрать любой вход.

- Я уже включил все сенсорные каналы, - пробормотал Мюррей. - Я буквально тону в восхитительных входах. Но это не одно и то же. Этого недостаточно, Кей.

Она вскочила на ноги и медленно пошла в сторону океана. Он следил за ней на экране. И слышал рев прибоя.

- Я хочу быть с тобой рядом, когда вечером начнется Группа, - крикнул он ей вдогонку. - Послушай, если тебе не хочется приезжать ко мне, тогда приеду я.

- Ты мне надоел со своей настойчивостью.

Он согласно кивнул.

- Я ничего не могу с собой поделать. Я люблю быть рядом с тобой.

- У тебя слишком много вышедших из моды привычек, Мюррей, - холодно возразила она. - Ты отдаешь себе отчет в этом?

- Что же здесь греховного?

«Стоп, Мюррей. Ты допускаешь тактические ошибки». Весьма вероятно, что весь разговор был тяжелой ошибкой. Он сильно рисковал, приставая к ней с такой настойчивостью и с таким избытком сумасшедшего романтизма. Его преследовала маниакальная идея - невероятная жажда личного обладания. Ему хотелось своей, да-да, своей собственной любви. Она, конечно, была совершенно права. Он невероятно отстал от моды. Забился в свой эмоциональный атавизм. В "ты и я". В "я", в "мое". В отвращение к тому, что должен делиться ею с Группой. Словно у него были особые права на нее. В глубине души он жил в XIX веке. Он только что сделал это открытие и был потрясен. Если отбросить в сторону архаические заблуждения, смысла быть рядом друг с другом в одном помещении во время Группы не было, если только не наступал черед пары провести любовный сеанс, а сегодня в программе вечера значились Нейт и Сирена...

Он повернулся к экрану во всю восточную стену и включил визуальные регуляторы для предварительной настройки. В этот момент Центр Группы передавал настроечную таблицу - неподвижные изображения всех участников действа. Изображение Нейта и Сирены было в центре светового гало - они были актерами сегодняшней ночи. Вокруг светились изображения остальных - его собственное, Кей, Жожо, Никки, Дирка, Вана, Конрада, Финна, Ланелль и Марии. Четверо отсутствовали.

Он усилил звук.

- Говорит Мюррей, - объявил он. - Начинаю синхронизацию.

Центр Группы передал ему калибровочное "ля" - чистую продолжительную ноту.

Затем он включил усиление мозговых волн, несущих информацию в эмоциональную сферу от эндокринной системы. Настройка осязательных ощущений, возбуждение эрогенных зон. Мюррей замкнул все переключатели. Вначале он ощутил общее и неясное мозговое возбуждение, но вскоре проявились специфические характеристики ментального выхода Нейта - нервный подъем, жадность к удовольствию, половое возбуждение, живость и сила реакции. Невероятная мужская сила Нейта буквально изливалась из него. На этой стадии Мюррей еще ощущал себя отдельно от Нейта, но вскоре их ощущения должны были слиться в одно.

- Готов, - объявил Мюррей. - Жду передачи Группы.

Ему пришлось ждать невыносимые четверть часа. Он всегда заканчивал синхронизацию быстрее других. А потом стремился сохранить равновесие настройки в ожидании остальных. Он подумал о Кей, которая настраивалась на волну Сирены.

- Включение Группы, - объявил Центр.

Мюррей замкнул последние цепи. И в его сознание безудержным потоком ворвались смешанные сознания всех участников. Теперь они были в синхронной связи и могли начать любовные развлечения.

Нейт приблизился к Сирене. Магические мгновения прелюдии. Искрометность первого возбуждения, величественный эротический взлет, поднимавший всех в зенит, как адажио Бетховена, как хорошая доза бодрящего напитка. Нейт и Сирена в Сан-Диего. Зал из сверкающих зеркал, где множились изображения любовников. Мюррей лежал, ввергнутый в лабиринт сверхсовременных средств усиления, - входы были на висках, на горле, на груди, над ягодицами. Началось слияние личностей. Он превращался в Нейта, Нейт вливался в него, он был также и остальными - вся цепь буквально гудела от обратных связей межличностных вихрей. Сразу шесть мужчин ласкали Сирену. Ее чувства всегда пробуждались очень быстро. И она требовала все новых и новых ласк. Нейт не спешил, любовные игры были его коньком, он всегда выдавал продукцию высшего качества. И был обязан это делать, ибо его пассажирами в интимном путешествии были десять других душ.

- Покажи-ка нам истинный спектакль, Нейт!

И Нейт с удовольствием подчинялся желанию других. Древняя магия Группы набрала полную силу. Это был их совместный сеанс любви и, когда вся Группа приблизилась к единому, во сто крат усиленному наслаждению, Мюррей допустил промах. Он подумал о Кей, в одиночку устроившейся в своей колыбели под секвойями. Мюррей попытался пробиться к Кей по цепи Группы, устранить лишних партнеров и преобразовать любовный акт во встречу между ней и собой. Это было насилием над духом Группы, бесполезной попыткой. В данное мгновение она была доступна ему только в качестве одной из граней Сирены. Самое большее, чего он сумел добиться, так это дотянуться до Кей через Сирену и коснуться края ее души, но контакт оставался туманным и размытым. Мгновенно сообразив, чего он добивается, Кей злобно оттолкнула его, причем основной удар эмоций пришелся на Сирену. Отброшенный и утративший уверенность в себе, Мюррей потерял ясность мысли, излучая неприятные противотоки во всю Группу. Нейт исторг лавину раздражения и, несмотря на героические усилия сохранить спокойствие, вверг всех остальных в преждевременный оргазм.

Кей позвонила через полчаса.

- Идиот, сумасшедший! - выкрикнула она. - Что ты пытался сделать?

Он обещал не повторять таких попыток. Она простила его. Два дня он дулся и держался в стороне от Группы. Пропустил сеанс между Конрадом и Жожо, Клаусом и Лоис. На третий день в программе вечера фигурировали Кей и он. Ему не хотелось делить ее с другими. Конечно, никто его ни к чему не обязывал. Можно было отказаться и продолжать дуться, а вечером его заменил бы Дирк или Ван. Но Кей свою очередь уступать не собиралась. Ни в коем случае. Это ее не устраивало. Оказавшись перед столь неприятным выбором, Мюррей решил не менять исходной программы.

Он появился у нее за восемь часов до сеанса. И нашел ее загорающей на ковре из сосновых игл. Она играла с музыкальным кубом. В напоенном ароматом воздухе звенела музыка Моцарта.

- Поедем завтра куда-нибудь вместе, - предложил он. - Только ты и я.

- А как же Группа, Мюррей?

- Я могу прожить без нее некоторое время. Я в ней не нуждаюсь, Кей. Я нуждаюсь в тебе.

- Это неприлично.

- Жаль, что ты так думаешь.

- Хочешь уйти из Группы?

"Хочу, чтобы мы вместе ушли из Группы, подумал он, хочу, чтобы мы жили вместе. Я больше не могу тебя делить с другими, Кей". Но он еще не был готов к лобовому столкновению.

- Возможно, я хочу остаться в Группе, но мне также хотелось бы развить и расширить наше с тобой "наедине". Я люблю тебя.

Она засмеялась, перекатилась на спину, подняла колени так, что они коснулись ее грудей, и раскрылась навстречу солнечным лучам.

- Я хочу развлекаться, - ответила она.

Он начал устанавливать оборудование за час до заката. Поскольку он выступал в главной роли, настройка должна была быть особенно тщательной. Ему надлежало не только передать в Центр полный спектр контрольных сигналов для настройки остальных, но и добиться полного равновесия входов и выходов с Кей. Он приступил к этой сложной задаче с явной неохотой. Его любовный пыл слабел от сознания того, что вместе с ним Кей будут обладать и другие. Чувство собственника поглотило его. "Быть может, стоит пройти курс лечения?" - подумал он.

Настал час Группы. В комнате Эроса плавали нежные ароматы. Кей была горяча, страстна, восприимчива к ласкам. Когда она протянула к нему руки, глаза ее горели. Они занимались с ней любовью уже более пятидесяти раз, и ей это пока не наскучило. И все же что-то было не так. Не в ней, а в нем. Он впервые понял, что публика мешает ему. Его техника, тонкая и грациозная, но лишенная страсти и силы, стала ловушкой, загнав в лабиринт арабесок и пируэтов, где не было места любви. Он был рассеян, как никогда, крохотные телеметрические датчики, наклеенные на шее и внутренней поверхности бедер Кей, раздражали его. Девушка, казалось, не замечала ничего необычного. А он не испытывал никакого наслаждения.

Позже Кей спросила:

- Как насчет путешествия? Мы едем завтра?

- Отложим его, - буркнул он.

Завтракать он полетел в Аддис-Абебу, снял номер в «Хилтоне», проспал полтора дня, потом направился в Санта-Круц, чтобы заняться серфингом среди рифов. Когда он наконец вернулся в Калифорнию, то тут же позвонил Кей, чтобы узнать новости.

- Мы обсудили новые варианты пар в Группе, - сообщила она. - Как тебе нравится расписание на будущую неделю - ты с Ланелль, а я с Дирком?

- Значит, ты меня бросаешь?

- Вовсе нет, дурачок. Просто полагаю, что мы нуждаемся в разнообразии. Я пытаюсь тебе помочь, Мюррей. Я люблю тебя.

- Люби меня более здоровым способом.

В этот вечер по программе должна была состояться первая встреча Мюррей с Ланелль. Он отправился на Гаваи и установил оборудование в обширном поместье Ланелль рядом с пляжем Молокаи. Конечно, он уже спал с Ланелль. Все участники Группы занимались любовью между собой во время предварительных испытаний на совместимость. А затем разбились на более или менее постоянные пары. С тех пор он с ней не встречался. В прошлом году единственной женщиной Группы, с которой он спал, была Кей. Это был его выбор.

- Ты мне всегда нравился, - сказала Ланелль, крепкая широкоплечая блондинка с медовой кожей и тяжелой грудью, чьи карие глаза горели жарким огнем. - Ты маленький безумец, но это меня не смущает. Обожаю Скорпионов.

- Я Козерог.

- И их тоже. Не выношу только Дев. Помнишь к нам в Группу просился один, Дева. Я его заблокировала.

Они много плавали, часа два занимались серфингом до того, как приступить к настройке. Вода была теплой, но с востока, со стороны Калифорнии, дул свежий бриз - он словно был глашатаем дурных вестей.

Ланелль обладала невероятным аппетитом к любовным игрищам. Глаза ее сверкали от желаний.

- Пошли, - она решительно потянула его за собой.

Они добежали до дома и занялись настройкой аппаратуры. Было еще рано. Он подумал о Кей, и сердце его сжалось. «Чем я здесь занимаюсь?» - спросил он себя. При настройке Мюррей нервничал, допускал множество ошибок. А ведь другие подключились к нему и ждали спектакля. «Гнусно, - подумал он, - я сам себя уничтожаю. Кей, Кей, Кей!"

Затем состоялась ночь Кей с Дирком. Вначале Мюррей решил, что не будет в ней участвовать. Не было смысла мучить себя. Однако весь день его преследовали навязчивые мысли - он то и дело представлял себе Кей и Дирка: их малейшие жесты, звуки, их улыбающиеся обращенные друг к другу лица, их поцелуи, объятия в постели... После обеда эта сцена была столько раз проиграна у него в мозгу, что он решил обладать Кей пусть даже и через посредника. Быть может, это позволит ему избавиться от навязчивых мыслей. Но все оказалось хуже, чем он себе представлял. Ему следовало бы бежать, скрыться, даже если своим отключением он нарушит единение Группы, разрегулирует цепи, пошлет мощные противотоки, которые вызовут тошноту или рвоту у всех участников. Ему было все равно. Он взвыл и отключил аппаратуру.

Через два дня Мюррей отправился к Кей. Она занималась упражнениями, облачком порхая в сверкающем переплетении колец и веревок, подвешенных на разной высоте над крышей солярия. Он встал внизу и, задрав голову, крикнул:

- Кей, я хочу, чтобы мы вдвоем вышли из Группы. Я уже не в силах делить с другими.

- Значит, любить меня означает обладать мною в одиночку?

- Остановимся на некоторое время, пока я не избавлюсь от этого безумия. Затем вернемся.

- Ты признаешь, что безумен?

- Я никогда этого не отрицал! - у него начало сводить шею. - Может, спустишься, пока мы говорим?

- Я прекрасно слышу тебя и отсюда, Мюррей.

- Хочешь покинуть Группу и на некоторое время уехать со мной?

- Нет.

- Хочешь подумать над моим предложением?

- Нет.

- Ты понимаешь, что заражена Группой? "Один на один" вполне устраивало человеческую расу долгие тысячелетия.

- Это была тюрьма. Ловушка. Наконец мы вырвались из западни. И тебе меня туда не загнать.

Ему хотелось хорошенько ее встряхнуть.

- Окончательно нет?

- Окончательно нет!

Она ускорила движения, прыгая из кольца в кольцо. Ее блестящее обнаженное тело раздражало его, провоцировало на какие-то безумные поступки. Он пожал плечами и удалился, опустив голову и ссутулившись. Он ожидал именно такой реакции. Никаких сюрпризов. Он перешел из солярия в ее спальню, извлек из коробки аппаратуру Группы. Медленно и методично принялся выламывать из нее детали, согнул раму, вырвал провода и конденсаторы, раздавил хрупкие детали, затем саданул ногой по пульту. Аппаратура уже была приведена в полную негодность, когда в комнату ворвалась Кей.

- Что ты наделал? - завопила она.

Он с наслаждением раздавил пяткой последний циферблат и ногой подтолкнул к ней обломки. Понадобится не один месяц на создание и настройку нового комплекта.

- У меня не было выбора, - печально произнес он.

Они должны были наказать его. Это было неизбежно. Но как? Он ждал их дома, и вскоре они явились все - Нейт, Ван, Дирк, Конрад, Финн, Брюс, Клаус, Кей, Сирена, Мария, Жожо, Ланелль, Никки, Минди, Лоис. Они примчались из разных уголков земли, кто в вечернем наряде, кто совершенно обнаженный, кто заспанный и взлохмаченный, но все они были в ярости, напряжены, на их лицах читался холодный гнев. Он попытался выдержать их взгляды.

- Ты, наверное, ужасно болен, Мюррей, - начал Дирк. - Мы жалеем тебя.

- И прибыли сюда, чтобы подлечить? - расхохотался Мюррей. - Лечение. Ну и ну!

- Мы собираемся избавить тебя от чувства собственности, - снова заговорил Дирк. - Хотим сжечь весь мусор, скопившийся у тебя в мозгу.

- Шокотерапия, - добавил Финн.

- Не трогайте меня!

- Держите его покрепче, - приказал Дирк.

Они быстро окружили его. Брюс охватил его грудь своей ручищей, похожей на железную балку. Конрад схватил за руки и завел их за спину. Финн и Дирк зажали его ноги. Он был беззащитен.

Кей быстро скинула одежду. Легла на постель. Мюррей пытался отвести взгляд, но глаза его не могли оторваться от зрелища. На губах Кей играла странная улыбка, пока она отдавалась каждому мужчине.

- Нет! - завопил Мюррей и пнул ногой Конрада, который с воем отлетел в другой конец комнаты.

Руки Мюррея освободились. Он вывернулся из объятий Брюса. Дирк и Нейт едва удержали его, когда он бросился к Кей. Они скрутили его и бросили на пол.

- Лечение не действует, - Нейт был категоричен.

- Не будем настаивать, - пробормотал Дирк. - Его лечить бессмысленно. Неизлечим. Пусть встанет.

Мюррей с опаской поднялся с пола. Дирк заявил:

- Мюррей единогласно исключен из Группы за анти-групповое поведение и разрушение аппаратуры Кей. Он лишается всех привилегий Группы.

По знаку Дирка Нейт извлек аппаратуру Мюррея из чехла и разломал ее.

- Говорю тебе, как другу, Мюррей, - добавил Дирк. - И советую хорошенько поразмыслить над моими словами - тебе, похоже, надо пройти полную перестройку личности. Ты попал в мерзкую ситуацию. Тебя надо хорошенько подлечить. Ты просто жалок.

Кей уходила последней. Она остановилась на пороге, сжимая в руках одежду. Она совсем его не боялась. На ее лице было странное выражение... неужели, нежность? Она прошептала:

- Жаль, что пришлось поступить именно так, Мюррей. Я опечалена. Знаю, твой поступок не был продиктован враждой. Ты сделал это из любви. Ты не прав, но действовал из любви.

Она вернулась, поцеловала в щеку, нос, в губы. Он не шелохнулся. Она улыбнулась и погладила его по руке. Переступив порог, она обернулась и добавила:

- Очень жаль. Знаешь, я могла бы полюбить тебя! По-настоящему полюбить тебя!

Он сказал себе, что выплачется, когда все уйдут. Но когда Кей захлопнула дверь, глаза его остались сухими. У него не было слез. Он был совершенно спокоен. Измотан. Сожжен.

Он долго оставался один. Потом переоделся и вышел. В Лондоне шел дождь, он улетел в Прагу, но там стояла удушающая жара, а потому он направился в Сеул, где пообедал тушеным мясом и корейской капустой. Затем полетел в Нью-Йорк. На Лексингтон-авеню снял милую длинноволосую девушку.

- Пошли в отель, - предложил он. Она улыбнулась и кивнула.

Он взял номер на шесть часов. В номере она разделась, не ожидая, пока он попросит ее. Тело у нее было гладкое и гибкое, живот - плоский, кожа - светлая, а грудь - высокая и полная…

- Можно я закурю? - спросила девушка через несколько минут.

- Я люблю тебя, - прошептал он. - Давай жить вместе. Прошу тебя. Я говорю совершенно серьезно.

- Что?

- Выйди за меня замуж. Прошу только одного: никакой Группы. И все. За исключением этого, можешь жить, как тебе заблагорассудится. Я богат. И сделаю тебя счастливой. Я люблю тебя.

- Ты даже не знаешь моего имени. Папаша, а у тебя крыша не поехала? Или издеваешься надо мной? Я ухожу!

Она вскочила и собрала в охапку одежду.

- Боже, чокнутый!

- Нет, - пробормотал он, но она уже выскочила из номера, даже не одевшись - ее розовые ягодицы сверкали, как задние огоньки автомобиля.

Хлопнула дверь. Он тряхнул головой. Полчаса, час, неизвестно сколько времени он просидел в полной неподвижности, думая о Кей, о Группе, спрашивал себя, чем они заняты сегодня вечером, чей сегодня черед. Наконец он встал, оделся и покинул отель. Его охватило непонятное возбуждение. Он прилетел в Карачи, пробыл там десять минут. Потом оказался в Вене, Гонконге. Но нигде не оставался долго. Что он искал? Он не знал сам. Искал Кей? Кей больше не существовала. Он просто искал...

Перевод Аркадия ГРИГОРЬЕВА

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива