Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 02, 2003

Николай Петров: "Я никуда не тороплюсь"

Если вы знаете, что такое настоящая классическая музыка, это имя вам наверняка знакомо. Народный артист России, пианист Николай Петров - музыкант прирожденный, коренной. Его дед Василий Родионович Петров - выдающийся русский бас, который в начале прошлого века пел в Большом театре с Федором Ивановичем Шаляпиным. Его бабушка, выпускница Московской консерватории, - первый педагог внука. А сам Николай Петров не только всемирно известный пианист, концерты которого расписаны на годы вперед, но и президент Академии российского искусства, организатор Международного благотворительного фонда.


- Николай Арнольдович, прошедший год стал для вас дважды юбилейным - вам "по будильнику", как вы сами говорите, стукнуло 60, и 40 лет вы на сцене. Как удается все успевать?

- Знаете, я никуда не тороплюсь. И потому мне вполне хватает времени сделать огромное количество программ, уделить внимание Академии, не забывать о своем Фонде. Человек я не тусовочный. Мне скучно стоять с бокалом в одной руке и тарталеткой в другой и при этом мечтать о третьей руке, чтобы взять еще салфетку и вилку...

- Недавно праздновали юбилей вашего деда Василия Петрова, и я слышала, как вы играли, как трогательно говорили о своей семье. Вас формировала эта среда?

- Скорее к чему-то обязывала. Так как в детстве я обожал всякие развлечения с рогатками, плаванием, с беганием по лесу, мне было трудно усидеть за нелюбимым тогда инструментом. Рояль мне тогда мешал.

- Зато сейчас, наверное, игра на рояле для вас - всё?

- У каждого человека своя манера поведения. Это проявляется и в том, как человек работает, и как он отдыхает, и как ведет себя с женщинами. У каждого как бы свой почерк. Я много раз говорил об этом и снова повторю, что мой кумир - Артур Рубинштейн. Это выдающийся человек, один из гениальнейших музыкантов эпохи. И одновременно Рубинштейн был человеком приятным и, как говорили тогда, социальным. Любил красивых женщин, замечательные рестораны, дорогие сигары и хорошую компанию. Все его проявления в жизни не шли в ущерб чему-то другому. Его гигантского таланта хватало и на то, чтобы иметь громадный репертуар, не проводя при этом по 18 часов в сутки за инструментом. Ему, вероятно, это и не надо было. Он прожил большую, долгую, радостную и полную наслаждений жизнь. А я причисляю себя к неисправимым гедонистам.

- У вас на Остоженке есть уникальный инструмент. Это случайно не фирменный российский рояль?

- Он никакого отношения не имеет к фирме Славы Михайлова "Слами", которая выпускает рояли у нас в стране. Это рояль замечательной немецкой фирмы "Зейлер", и сам по себе рояль замечательный. "Зейлер" - старая фирма, ей 150 лет, но она не столь известна, как "Стенвей", "Бехштейн" или "Ямаха". Я был на фабрике "Зейлер" и увидел великолепнейших специалистов, роскошнейшие материалы, с которыми они работают. Я увидел и вереницу роялей и попробовал играть как минимум на 50 - 60 из них. Там я понял, что инструменты фирмы "Зейлер", вне зависимости от того, являются они концертными или не концертными, очень хорошие. А кроме всего прочего, в Германии есть гибкая и умно отработанная система скидок.

Сейчас многие из наших соотечественников не смогут содержать "Роллс-Ройс", не так ли? Будем считать, что "Стенвей" - это "Роллc-Ройс". Вручную собранный, совершенно уникальный инструмент требует великолепного обслуживания. Но такого обслуживания у нас почти никогда и нигде не было, кроме как в Москве, и то единственно благодаря Жене Артамонову. Существуют прекрасные машины - "Лексусы", "Мерседесы", "Бьюики" и многие другие, которые ездят ничем не хуже "Роллc-Ройса". Просто в них нет "понтов".

Кстати, я считаю, что Московская филармония, которая находит 130 тысяч долларов, чтобы купить один "Стенвей", лучше бы потратила эти же деньги на четыре "Зейлера". Эти рояли, поверьте мне, ничем не будут хуже "Стенвея" ни по звуку, ни по прикосновению. Цена вполне соответствует качеству.

- Кроме Благотворительного фонда вы еще и организатор фестиваля "Музыкальный Кремль". Какова идея фестиваля и кто его участники?

- Идея такая. Я считаю, что у нас в стране разработана система уничтожения талантливых деятелей культуры. Речь идет не только о музыкантах, но и о фигурном катании, и так далее. Коррупция полностью, с головой, с руками и ногами, влезла в область культуры и искусства. В связи с этим многие музыканты оказываются просто за бортом, хотя они значительно талантливее и перспективнее тех, за кого ратуют либо коррумпированные педагоги, либо коррумпированные члены жюри, либо, все чаще и чаще, их победу определяют гомосексуальные отношения. Да, да, к сожалению, сегодня это так. И "голубой" музыкант получает большее количество баллов, чем традиционалист. Поэтому основная моя задача, которую я провожу в жизнь с самого первого фестиваля, - не просто помощь и поддержка талантливой молодежи, но еще и обнаружение этой молодежи не только в Москве, но и в регионах.

Недавно я совершенно случайно получил две видеокассеты, на мой взгляд, незаурядного пианиста, виртуоза в настоящем смысле этого слова. Зовут его Тамерлан Курбанов, ему 30 лет, и он работает в каком-то музыкальном училище в Поволжье. В свое время он не смог пробиться на международных конкурсах. Сейчас я попробую помочь Тамерлану и приглашу его на фестиваль. Есть очень интересный польский музыкант, которого я патронировал в прошлом году и продолжаю патронировать - пианист Ян Кшиштоф Бройя. На мой взгляд - интереснейшая фигура. Я пригласил на фестиваль очень интересного пианиста из Франции Марка Ляфоре. А вот с Александром Гиндиным, великолепным, умным и аристократичным в своем творчестве пианистом, мы сыграем все концерты Рахманинова на двух фортепиано. Помощь талантливым пианистам - в какой-то мере восстановление справедливости.

- У вас в репертуаре все концерты Рахманинова. Как вы работаете над программой?

- Во время работы над программой я все время переключаюсь с одного на другое. Я, кстати, против того, чтобы играть на рояле по 8 часов в день, вцепившись в один и тот же нотный текст. Считаю, гораздо лучше и полезнее идти от общего к частному, чем от частного к общему. Но у каждого музыканта свое видение.

- Концерты Баха сыграны уже все?

- Да, все. Их всего 14. А вообще сейчас у меня в репертуаре 80 концертов с оркестром.

- С какими оркестрами вы сейчас репетируете в России?

- С оркестром Московской филармонии и с Госоркестром Горенштейна, оркестром Рудина "Музыка ВИВА" и "Молодой Россией". Мой рахманиновский абонемент начался в ноябре. А в октябре прошел концерт, посвященный Светланову. Это был публичный дебют Марка Горенштейна за пультом Государственного академического симфонического оркестра (ГАСО) после его нового назначения.

- В последнее время у нас серьезная ситуация с дирижерами симфонических оркестров. Многие либо эмигрируют, либо умирают.

- Сейчас мы переживаем катастрофическую ситуацию. Это похоже на историю с лампочками. При въезде в квартиру вы вворачиваете лампочки, а прошел, предположим, год-полтора, и они начинают перегорать одна за другой. Вот так и наши дирижеры. Весь резерв фактически уже сгорел. Я сейчас буквально пророчествую - cлучись любая следующая вакансия, где бы она ни возникла и по какой бы причине она ни произошла, найти замену будет невозможно. У нас такого понятия, как дирижерское преподавание, больше нет. Умер последний великий преподаватель Илья Александрович Мусин, и преподавать некому. Любая вакансия будет сопряжена с адскими сложностями, чтобы кого-то найти. И если мы сейчас что-то не предпримем, то попадем в тупик. Ни один из дирижеров, которые обосновались на Западе и зарабатывают большие деньги, пользуются почетом и уважением, не приедет за 5 тысяч рублей преподавать в Московскую консерваторию. И ждать, что у нас будут преподавать Лорин Мазель, Клаудио Аббадо или Джулинни, извините, при тех условиях, которые мы предлагаем, весьма наивно. Поэтому сейчас две проблемы. Это катастрофическая нехватка дирижеров и чудовищная перенасыщенность пианистами. Ведь пианистов выпускается в пять раз больше, чем требует международный рынок.

- Есть ли проблема с симфоническими оркестрами?

- В Москве 38 симфонических оркестров, из которых настоящих, полностью укомплектованных, может быть, всего шесть-семь, а остальные - просто сборная солянка. Есть человек 300 "бродячих музыкантов" (свободных художников), которые мигрируют из одного оркестра в другой. В этом тоже есть свой негативный момент.

- Может быть, это связано с недостатком музыкантов в том или ином оркестре?

- Возьмите симфонический оркестр. В нем, как правило, 55 - 60 скрипачей, 25 - 30 духовиков, ударных 5 - 6 человек, одна-две арфы и один пианист. А в любом музыкальном заведении вы увидите, что самый большой факультет, причем во много раз больше других, - фортепьянный. Хороших, достойных скрипачей найти трудно. Тоже проблема. На скрипичных факультетах не хватает специалистов. Многие музыканты уезжают за границу, где больше платят.

- Ходят слухи, что в вашем Фонде поощряют деньгами и пианистов, и скрипачей. Это их стипендия?

- В нашем Фонде есть правило: труд любого музыканта должен быть обязательно оплачен. К сожалению, я обнаружил, что во многих других фондах музыкантам ничего не платят, зарабатывая на них очень хорошие деньги. Я не осуждаю, их право. Это частные фонды, и люди, зарабатывая деньги, сами вправе ими распоряжаться. Но в нашем случае все по-другому. Мы, например, организовали в Екатеринбурге вечер наших стипендиатов, и каждый из них получил за выступление по 100 - 125 долларов. Это, конечно, не тысяча долларов, но тем не менее дети знают, что они играли у себя дома и им за это заплатили.

Блиц-вопросы

- Ваши любимые концертные залы?

- Большой зал Московской консерватории.

- Вы раньше любили столярничать на Николиной Горе?

- Уже не люблю. У меня когда-то была здесь своя столярная мастерская, но следы моего творчества вместе с мастерской еще год назад уничтожил Павел Лобков. Во время съемок передачи "Растительная жизнь" на этом месте сделали японский прудик и посадили японский сад. Кувшинки с дивными цветами сейчас украшают пруд, а рыбки плещутся в воде и доставляют нам массу приятных удовольствий.

- Что вам нужно для комфорта?

- В этом отношении я скромный человек. Мне совершенно не нужно джакузи. И вообще нужно приплатить большую сумму, думаю, несколько сотен тысяч долларов, чтобы заставить меня жить в каменном дворце. Я считаю, что на даче должно быть дерево. Дом должен строиться не напоказ, а для себя. Каждый человек в доме должен чувствовать, что ему здесь тепло, уютно, приятно и радостно. Вот тогда это жизнь.

- Вы человек азартный?

- Да. И этого боюсь. Поэтому в карты не играю и никогда не был в казино.

- Любите заниматься спортом?

- Со спортом когда-то дружил. А сейчас мой основной вид гимнастики - это борьба со спортом. У меня есть теннисный корт, но я на него сейчас только смотрю. А играю в русский бильярд, но не профессионально.

- Вы давно женаты?

- В будущем году будет 30 официальных лет, как мы с моей Ларисой вместе.

- Ваша жена музыкант?

- Лариса закончила консерваторию как теоретик и достаточно долго проработала в Министерстве культуры.

- У вас крепкая семья?

- Может быть, не нам об этом говорить, но я так действительно считаю.

- Сейчас в мире много катастроф. Что вы думаете по этому поводу?

- Свои неприятности мы создаем собственными руками. Есть замечательная дореволюционная пословица: "Раба сама себя бьет, что нечисто жнет". До тех пор, пока мы сами будем нечисто жать, будем иметь проблемы. Кто научил американцев бензин водой разводить? Не мы ли? Они ведь и не знали, что такое вообще возможно!

- В перерывах между занятиями дома где вы предпочитаете отдыхать?

- Я выстроил на даче галерею вокруг дома, вернее - открытый балкон с крышей. Люблю там посидеть. Смотрю налево - там лесочек, направо - теннисный корт, а сзади цветочки-василечки...

- К домашней одежде вы относитесь строго?

- Что вы! Одежда - мой враг. Я больше всего люблю знакомые, старенькие рубашки и штаны...

- Ваша концертная одежда фрак или смокинг?

- Во фраке не играю уже более 10 лет. Я глубоко признателен фирме Nina Rici, которая сделала царский подарок. Они мне сшили просто умопомрачительный смокинг, в котором я выхожу на публику!

- Как вы относитесь к обуви?

- Очень строго. У меня своеобразные ноги и очень большой размер - 46,5. Мне достаточно трудно найти обувь. Сейчас наконец я остановился на двух фирмах, которые наиболее удобны, - это Ferre и Clarks.

Беседу вела Алла БЛАГОВЕЩЕНСКАЯ


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива