Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 11, 2008

Евгений Долгачев: Видение на холме

Судьба художника, тематика его произведений, тональность и пафос их звучания во многом определяется своеобразной системой координат, вырабатываемой каждым мастером в процессе творческой деятельности. У Евгения Долгачева она построена на реалистическом восприятии мира, чувстве гражданственности, имеющем христианскую православную почву, на влиянии внешних факторов: места жительства, энергетики окружающего пространства. Безусловно, наличие такой важной компоненты, как самобытность и талант, в данном случае в доказательстве не нуждается.

Всякий раз, распахивая дверь своей мастерской, живописец охватывает взглядом то, что духовно подпитывает его, служит неиссякаемым источником вдохновения – Кремлевский холм, древний исторический центр Можайской земли, вокруг которого разворачивались основные исторические события, и духовная точка схода современного города. В этом, как писал поэт Рубцов, «видении на холме», всегда находящемся в поле зрения мастера, – важная составляющая его творчества.

Сегодня это практически очищенная огненными ветрами и безжалостным временем возвышенность с крепостным валом, напоминающая больше исполинский славянский курган. Гигантский холм увенчан двумя соборами XIX века. Эти храмы фигурируют на многих холстах живописца. Им выпала завидная и почетная миссия – быть действующими памятниками, служить украшением легендарной высоты, с которой связано множество страниц былой славы, былых побед и трагедий.

В сооружениях православного зодчества заключен для художника особый, знаковый смысл – они являются проводниками в ту средневековую древность, когда эту высоту венчала мощная русская крепость со стенами и башнями, рубленными из вековых бревен, обмазанных глиной. Суровыми глазами бойниц напряженно всматривалась она в неспокойные лесистые дали, готовая в любой момент стать грозной преградой на пути недругов. Сколько раз ей приходилось встречать врагов градом стрел, камней, пуль и ядер. Сколько раз кремлевский холм выгорал, разрушался и вновь восставал церковными куполами и башнями в туманной дымке на своем месте, как легендарный град Китеж.

Многочисленные храмы в крепости, слободах и в близлежащих монастырях наполняли окрестности колокольной мелодией, духовным камертоном перекрывали многоголосье посадской суеты, настраивая окружающих на праздничный или деловой лад. Иногда они предупреждали набатным голосом о грозящей опасности. Тогда тревожный гул разливался по лесистым холмам, смешиваясь с гарью и пеплом пылающих сел, тучами воронья – первыми предвестниками очередного вражеского нашествия...

А сколько событий связано со старой Смоленской дорогой! Она совсем недалеко от крутизны холма. Если пренебречь условностями в несколько сотен метров, можно сказать, что дорога рядом с порогом мастерской художника. На ее поверхности оставляли своеобразные автографы сонмы ног, копыт, подков, тележных, каретных, орудийных и колымажных колес.

Сколько проследовало по ней послов, посланников, путешественников с намерениями открыть для себя неведомую, таинственную, пугающую и притягивающую особым магнетизмом Московию. Сколько завоевателей с далеко не мирными целями волнообразно вламывались в пределы нашего отечества, словно мутные реки текли по колеям, по руслу этой путеводной артерии, а затем откатывались, потеряв свою варварскую мощь, европейское высокомерие и спесь. После таких всенародных бедствий оставались на русской земле выжженная земля, уничтоженные святыни, вселенская скорбь и десятилетия титанических усилий сермяжного люда, надрывающего животы в восстановительной, созидательной и стоической одиссее.

Это тяжеловесное предисловие к небольшой статье о художнике, к которому я питаю дружеские чувства, чьи работы мне близки по духу, настроению, тематике и по колористическим достоинствам, написано лишь для того, чтобы лишний раз подчеркнуть органичность и закономерность отражения исторической тематики, связанной с Можайским краем, в творчестве Долгачева. Повторяю эти хрестоматийные сведения, чтобы сказать: вот на какой, заряженной необыкновенной энергетикой, легендарной земле, всего в десятке километрах от великого и славного Бородина, живет Евгений Анатольевич Долгачев – заслуженный художник России, живописец-романтик с ясным мировидением, тонко чувствующий цвет и наполняющий им свои произведения. Он в колористической гамме и предметном антураже отражает действия давно минувших дней и события сегодняшние, что подтверждает его духовное родство с историей Можайской земли.

Творчество Евгения Долгачева в основе своей оптимистично. Совершенно не важно, что рождается под кистью живописца: портрет, пейзаж, жанровая композиция, сцена народного гуляния или картина скорби. Все созданное им имеет прежде всего жизнеутверждающее начало. Это качество свойственно характеру цельному и целеустремленному. Если сказанное великим поэтом «кто ясно мыслит, ясно излагает» применить к большинству работ Е.А. Долгачева, то для понимания и оценки изложенной художником изобразительной идеи потребуется работа ума, интеллекта и необходимый запас знаний отечественной истории.

Художник в активном творческом поиске. Большое количество созданных им пейзажей, тематических картин позволили ему определить главный вектор своего творчества. Историко-патриотическая линия в его произведениях звучит по-разному.

Например, в «Празднике Бородинской улицы» 1985 года присутствует торжественность костюмированного представления. Настроение усиливается состоянием природы, отражающей ясную раннюю осень, присутствием пары молодоженов в рядах зрителей на выступлении ансамбля в народных костюмах и в центре – группой воинов в мундирах 1812 года, с шелестящими на едва уловимом ветерке боевыми знаменами Русской армии. Это солнечное, светоносное полотно создает ощущение раскрепощенной открытой праздничности, но, пожалуй, не будет повторяться в творчестве художника. На смену придут произведения, приглашающие зрителя к раздумьям, размышлениям о высоком и вечном.

Таков, к примеру, триптих «Земля Священная» – своеобразный реквием Можайской земле, ее драматическому и героическому прошлому. В нем органически соединены Земное и Небесное. Левая часть триптиха «Дорогами русского воинства» изображает Богоматерь Смоленскую Одигитрию (Путеводительницу), идущую по выжженной и вытертой до блеска живыми людскими потоками и временем дороге. Судя по тому, что у самого горизонта угадываются очертания Можайского Новоникольского собора, это Смоленская дорога. С разными чувствами шли по ней русские воины. Порой, когда практически все надежды на земную помощь были исчерпаны, обращали они свои молитвы к Спасителю и Богородице. И вот теперь Она Сама идет по этой пустынной дороге, вспоминая и скорбя о тех, кто пал на дорогах войн, защищая многострадальное наше православное отечество.

На центральном холсте триптиха – три фигуры особо почитаемых на Руси святых: Святителя Николая Мирликийского, чудотворца, Божией Матери Знамение и Георгия Победоносца. У их подножия – Спасо-Бородинский монастырь, место духовного подвига вдовы Маргариты Михайловны Тучковой, стараниями которой был воздвигнут храм Спаса Нерукотворного на месте гибели мужа – генерал-майора А.А. Тучкова.

На правой части – пейзаж с отрезком Смоленской дороги и верстовым столбом. В нижнем углу – идущий ангел. За дорогой начинается луг. За кустарником пламенеет поле, еще не остывшее от дневных солнечных лучей. Это поле Великой битвы и Великого подвига русского воинства, где «с Россией билася Европа», – Бородинское. Даже ангел, посланник неба, ступает как-то осторожно по обильно политой кровью земле.

«Мастер из Можая» 2000–2003 гг. можно отнести к праздничным полотнам. Только это праздник духа, праздник созидания, духовного служения и подвига. На переднем плане – иконописец у мольберта, повернутый к зрителю, сосредоточенный, отрешенный от мирской суеты. За его спиной кипит заснеженный Можайск. По-брейгелевски выразительные бытовые сцены образуют своеобразную мозаику жизни горожан. Над пространством господствует кремлевский холм с двумя храмами.

Мастер запечатлен в период раздумий, в самый ответственный и кульминационный момент – начало работы над иконой чудотворца Николы Можайского, малый образ которого стоит на треножнике перед доской, покрытой левкасом. Торжественность и важность происходящего подчеркивается необычным для этого времени года сиянием радуги и явлением ангела. Он изображен в правой части большого холста полувоздушным, полупрозрачным, как бы благословляющим иконописца.

Контраст яркокрасной рубахи мастера на зеленовато-голубоватом фоне заснеженного пейзажа, рыжеватых проталин на склоне усиливается сине-черным низом его одежды, придавая четкость силуэту, делая его иконографическим. Босые ноги, застывшие в движении, слегка касающиеся земли, проступающей из-под растопленного их теплом снега, с одной стороны, заставляют зрителя вздрогнуть и поежиться от холода, с другой – говорят о нелегкой стезе, требующей неколебимой веры, полного самоотречения от всего мирского во имя служения богоугодному делу.

Такая внутренняя сосредоточенность и патетика свойственны многим работам Евгения Долгачева. Да и сам он, мастер из Можая, в своем служении искусству порой напоминает творца, готового до самоотречения служить прекрасному.

Валерий ПОКАТОВ,

главный художник издательства «Пашков дом» РГБ, президент Российской ассоциации экслибриса МСК


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива