Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 04, 2008

Возвращение на Берикуль

Напомним – после публикации в нашем журнале (№№ 6–7 за 2006 год) рассказа томского писателя Валерия Привалихина о затерянной в глухой сибирской тайге золотоносной речке Берикуль ему позвонил из Москвы бывший главный инженер одной из золотодобывающих шахт Комаров с предложением, сильно смахивающим на авантюрное. Как понял автор, он должен был вернуться на Берикуль с двумя племянниками Комарова, чтобы помочь им отыскать спрятанный в тайге клад бежавшего из России белого офицера – потомка золотопромышленника Асташева. После этого события стали развиваться с ошеломляющей скоростью.

Продолжение. Начало в №№ 2–3, 2008

Мы договорились, что встретимся с Максимом и Андреем ровно через десять дней, в полдень, на берегу огромного озера Берчикуль как раз в том месте, где, по преданию, без малого два века назад стоял дом тайного легендарного старателя Егора Лесного.

Место это на безлесном берегу, шагах в двадцати от кромки воды, никак не помечено. Но его хорошо знают в поселке Берчикуль: от крайнего на выезде из поселка дома до озера с километр, с автотрассы в сторону Берикуля озеро хорошо видно. Так что, если к приезду на рейсовом пассажирском автобусе Максима и Андрея я буду там, они увидят меня, и им не придется ни у кого ничего спрашивать.

От меня требовалось подготовить, пригнать на берег озера совершенно надежную «Ниву» или «Уазик» – без разницы, быть заправленным под завязку и иметь три, а лучше четыре канистры бензина, на всякий случай – пару запасных колес, лопаты, топор, веревку, еды на сутки - двое.

На мое замечание, что, может, лучше, если с нами будет охотовед, который в прошлую поездку возил меня по приисковым местам Мартайги: его хорошо там знают и на его машине кузбасские номера, – Комаров энергично отрицательно помотал головой: ни в коем разе, чем меньше посвященных, тем лучше.

Я еще предупредил, что в горах уверенно машину не поведу, на что Комаров заметил, что тут совсем не о чем беспокоиться: Максим и Андрей над любым обрывом проведут машину на скорости. Максим служил в спецназе, трижды бывал в Чечне, он майор, после третьего ранения решил, пока руки-ноги целы, голова в порядке, не контужен и не ходит в кошмарных снах в атаки, впредь больше не испытывать судьбу, не собирать на грудь ордена, и недавно уволился в запас.

Максим как бы невзначай при этом обронил фразу, которая еще больше утвердила меня в мысли, что просто взять спрятанные у Креста трех старателей сокровища Асташевых и тихо уйти не удастся. Он сказал, если с машиной что-то случится, разобьем ее или вдруг ее придется бросить, то цену машины возместят. Я хотел спросить, почему обязательно что-то должно случиться, но не стал. Действительно, горы: мало ли...

Андрей выглядел куда спортивнее своего старшего брата, и я, чтобы скрыть беспокойство, спросил полушутя: «А Андрей прошел выучку вождения в госбезопасности?» Комаров на это сказал, что у Андрея вполне мирная профессия – он лингвист, занимается финно-угорскими языками, а водит еще с детства, увлекался авторалли...

На прощанье я с внучатыми племянниками Комарова выпил за успех предстоящего дела по сто семьдесят граммов водки из бережно сохраняемых Комаровым граненых стаканов. Бывший главный инженер «Натальевской» чокнулся с нами минералкой, и мы распрощались, чтобы встретиться с Андреем и Максимом вновь в Сибири 28 августа, в полдень, на берегу озера Берчикуль.

Августа 28 дня я, как и договаривались с внучатыми племянниками Комарова, вырулил на берег огромного, с чистой, иссиня-изумрудной водой озера Берчикуль. Остановил свою молочного цвета «Ниву» точь-в-точь в том месте, где, считалось, стояла изба Егора Лесного.

Приехал на час с лишним раньше, чем было условлено. День стоял погожий, солнечный, но уже по-осеннему прохладный. Ветер гнал по центру озера мелкую волну, ближе к берегу волна переходила в мелкую рябь, а метрах в тридцати от берега и до самой береговой кромки на воде царила гладь.

На берегу не было ни души, лишь вдалеке на озере – одинокий рыбак. В прошлый приезд озеро не было пустым: купались, сновали по берегу, жгли костер и готовили обед приехавшие шумной компанией на трех машинах автотуристы, на воде мелькало несколько надувных разноцветных резиновых рыбацких лодок. Но в прошлый приезд мы заезжали на Берчикуль во второй половине дня, и тогда было много теплее.

Нагнулся, окунул руки в воду: холодная. Я подъехал к озеру там, где берег возвышается всего на метр-полтора; левее – подошва очень высокого холма, на вершине которого сооружены деревянные скамейки для отдыха и что-то вроде арфы. К самодеятельной арфе можно и подняться пешком, и въехать на машине. Оттуда открывается панорама изумительного по красоте дикого озера и видна стена горнотаежного хвойного леса, за которым – речка Берикуль.

Напрямую, через озеро и невысокий горный хребет, до Берикуля километров девять-десять, по тропе вдоль берега – около пятнадцати. Мелькнуло и погасло желание забраться на кручу: я уже там был, да и не разглядывать красоты Берчикуля приехал на сей раз.

Слишком я рано приехал, скорее бы автобус, скорее бы добраться с внучатыми племянниками Комарова до Аршауловской заимки да уехать обратно без приключений.

Рыбина плеснула близко от берега. Я вышел из машины, захлопнул дверцу, прохаживался, поглядывая в сторону близкого села. Скорее бы автобус.

Только успел подумать, как ожил мой сотовый телефон. Племянник Комарова Максим сказал, что они в Тисуле, сейчас выезжают. Запаздывают. На автобусе больше часа езды до Берчикуля. Ну, ничего, ладно хоть так.

Сунув телефон в карман, я подошел ближе к воде, стоял, глядя вдаль. Еще раз плеснула рыбина, и я пожалел, что не захватил с собой удочку, хорошо бы скоротал время.

Под ногами валялась некрупная галька. От нечего делать я нагибался, подбирал камешки и кидал в воду. Просто так кидать быстро надоело. Метрах в двадцати пяти от берега из воды торчало горлышко бутылки, и я начал кидать, размахиваясь, сначала с мыслью просто добросить до бутылки, потом – попасть галькой в ее горлышко.

Так увлекся, что не сразу обратил внимание на приближавшийся шум мотора легковой машины. Когда шум был совсем рядом, волей-неволей обернулся и увидел едущую в мою сторону вишневого цвета шестерку «Жигули». В ней были двое – парень и девушка лет примерно двадцати двух-двадцати трех.

Сидевший за рулем парень с короткой модной стрижкой резко затормозил, остановился в нескольких метрах от моей «Нивы». Он остался сидеть за рулем, а его спутница вышла из машины. Красивая, с длинными светлыми волосами, она была одета в джинсовый, весь в «молниях» и кнопках, костюм, плотно облегавший ее стройную фигуру, подчеркивая высокую грудь.

Девушка поздоровалась. Я ответил кивком, и пошел к ней.

– С просьбой к вам, – сказала она, когда мы оказались рядом у моей «Нивы».

– Слушаю...

– Выручите нас. Бензину продайте. Всего литров восемь. Хотя бы пять, а?

– Хотя бы пять, – повторил я вслед за ней.

– Да, – девушка кивнула. – А то мы не доедем до Ширы.

– До курорта Ширы? – уточнил я.

– До курорта...

– Но до Ширы еще километров двести. Что пять литров решат?

Она ответила, что у них есть на донышке, а в Мокром Берикуле они еще обязательно найдут, у ее Игоря там знакомые, а пока, без нескольких литров бензина, они рискуют даже до Мокрого Берикуля не добраться.

– Ну, пожалуйста, хотя бы пять литров... Мы хорошо заплатим...

У меня было предостаточно бензина. Я заправился в Тисуле под завязку. Плюс в багажнике моей «Нивы» пять полных двадцатипятилитровых канистр. Если бы я знал, что мне с племянниками Комарова ехать только до Аршауловской заимки, до креста на могиле трех старателей – и всё, потом обратный путь, не было бы абсолютно никаких проблем отдать и пять, и десять литров. Но зачем-то меня просили иметь запас не меньше ста литров. Да я и сам отлично понимал, что такое бензин там, где его негде взять. Но запросто может так получиться: сегодня продашь пять литров, а завтра сам из-за их нехватки будешь куковать и локти кусать где-нибудь в тайге.

– Тысячу рублей – по двести за литр – вам хватит? – спросила девушка, по-своему расценив мое молчание.

Длинными тонкими пальцами с обручальным колечком на безымянном она потянулась к нагрудному кармашку джинсовой куртки, раскрыла замочек-«молнию». Мелькнул краешек голубой, сложенной вчетверо купюры. Наполовину вынутая из тесного кармашка тысячная зацепилась за собачку «молнии». Девушка нетерпеливо, с силой дернула застрявшую купюру еще раз, потом еще. Только после четвертой попытки ей удалось извлечь деньги.

Но как раз в тот самый момент, когда бумажка, вызволенная из плена, оказалась в руке у моей визави, кнопки на груди ее джинсовой, надетой прямо на голое тело куртки расстегнулись, куртка распахнулась, и мне в глаза плеснули ослепительно белые, роскошные, упругие груди с розовато-коричневыми сосками. Я старался не смотреть на них, но не получалось.

От неожиданности девушка растерялась и стояла передо мной как вкопанная. Кинула полный растерянности и нервозности взгляд на меня, быстро обернулась в сторону парня, который так и не покинул «Жигули». Потом опять посмотрела на меня, глаза наши встретились.

– Да отвернитесь вы!.. – тихо, быстро и неприязненно сказала она.

Я крутанулся в сторону озера и смотрел на воду в ожидании, пока девушка приведет себя в порядок.

– Можете повернуться, – очень скоро раздался ее голос.

Все было в полном порядке, ничто не напоминало о неприятном моменте. Она только избегала смотреть мне в глаза. Смятая тысячерублевка, главная виновница случившегося, валялась на земле.

Не было ни в чем моей вины, но почему-то я чувствовал себя виноватым.

– Деньги заберите, – сказал, кивнув на тысячную. – И подгоняйте машину к моей. Шланг есть? – Последние слова я произнес громко – так, чтобы услышал сидевший за рулем парень.

На деньги у себя под ногами девушка даже не посмотрела, мое согласие дать немного бензина восприняла как должное.

– Игорь... – Движением руки она велела своему спутнику подъезжать. Тот подкатил, поставил «шестерку» близко с моей «Нивой» бензобак к бензобаку, вышел из машины с резиновым шлангом, кивком поздоровавшись, протянул шланг мне.

Я отлил литров шесть, может, даже семь в бензобак «Жигулей». Парень с девушкой сели в свою машину.

– Деньги заберите, – еще раз напомнил я.

– Ваши. За бензин... – сказал парень. «Жигули» рванули с места и вскоре были уже далеко от озера.

Я смотрел вслед вишневой «шестерке», пока она не скрылась из виду. В памяти невольно всплывали обнаженные груди девушки, неловкие старания прикрыть их ладошками. Парень не мог видеть этой сценки: спутница его, стояла к «Жигулям» спиной. И по возрасту, и по внешности, и по новеньким обручальным колечкам, и особенно по тому, как девушка сказала, что у ее Игоря в Мокром Берикуле знакомые, они больше всего походили на молодоженов. До того ли им было, чтобы постоянно следить, сколько горючего спалили, сколько осталось...

Дунул ветерок, и мятая синяя тысячерублевка покатилась по привянувшей траве в сторону озера. Я неспешно подошел к запутавшейся в негустой траве купюре, чуть поврежденной зубчиками «молнии». Наклонившись, поднял и сунул в нагрудный карман своей куртки. Посмотрел на часы. Ждать автобуса, если все в норме, оставалось буквально какие-то минуты.

...Рейсовый светло-коричневого цвета пассажирский «пазик» промчал в сторону поселка Берикуль почти без опоздания. От остановки до окраинной, ближней к озеру избы ходьбы всего ничего, и я буквально через минуту увидел фигуры двух рослых внучатых племянников Комарова. Оба были одеты в штаны и куртки-ветровки, у обоих на плече по дорожной сумке.

Они меня тоже сразу заметили. Я хотел было сесть в машину, поехать навстречу. Максим, он был чуть крупнее и шире брата в плечах, поднял и скрестил перед собой руки – дескать, не надо, и я, в ожидании, когда они приблизятся, стоял. Думал, что все-таки спрятал главный инженер «Натальевской» вечность назад на Аршауловской заимке, на выработанном еще в позапрошлом веке прииске Авдотие-Пантелеевском?

Судить по тому, что получил я, ценности серьезные. Но почему рассчитались сразу, целиком? В московской квартире Комарова я не заметил следов роскоши. Племянники имеют еще меньше. Вдруг пришла в голову мысль, что деньги, которые я получил, оказались в руках у Комарова недавно. Да, наверное, совсем недавно. Явно мне он дал хоть и много, но даже не половину и не треть от того, чем владел. Имея раньше сотни полторы-две тысячи баксов, Комаров не дал бы племяннику Максиму полезть в «горячие» точки, в сомнительные войны...

Братья приблизились ко мне, поздоровались, мы обменялись рукопожатиями. Щурившись от солнца, оба улыбались, но лица их были при этом деловито-сосредоточенными.

– Все в порядке? Ничего подозрительного, следом никто не ехал? – справился у меня Максим.

– Вроде в порядке. А что подозрительного, кто должен ехать?

– Да нет. Просто спросил...

Максим обошел мою «Ниву», заглянул в багажник. «Мг, все так...», – сказал удовлетворенно, увидев запасные колеса, канистры с бензином, топор и лопату, бухту веревки. Он закрыл багажник, посмотрел на меня, кивнул на торчащую из кармана моей куртки тысячерублевку:

– Деньги выпадут...

Я переложил во внутренний карман куртки тысячерублевку, доставшуюся мне от следовавшей в Ширу юной пары, коротко рассказал о происхождении купюры.

Улыбка враз сошла с лиц братьев.

– А говоришь, ничего необычного не произошло, – сказал Максим. – Машина твоя где стояла, когда «Жигули» подъехали?

– Где и сейчас.

– А юная дива, когда у нее титьки вывалились?

– Вот тут. – Я пальцем показал на небольшой синеватый камень в траве в двух шагах от моей машины, и Максим со словами «Ну-ка!» проворно опустился на землю, лег на спину и поднырнул под «Ниву». Вспыхнул свет карманного фонарика. Минуту, может, чуть больше, он с включенным фонариком лежал под днищем моей машины,

– Ну, вот он... – послышался его голос. – А вот еще...

– Что там? – нетерпеливо спросил я. И не успел присесть на корточки, как Максим вылез из-под машины, живо поднялся.

– Понятно, зачем был нужен бензин и мини-стриптиз? – Он разжал ладонь. На ней лежали два выпуклых кругляша формой и размером с шинельные армейские пуговицы, отливающие никелевым блеском

– Что это? – спросил я.

– Жучки. Подслушивать. Все, что мы говорим, прослушивается, ясно?

Говоря это, Максим вынул из кармана ручку, и на запястье, на тыльной стороне ладони своей левой руки быстро-быстро (я в жизни много встречал пишущих, но никогда не видел, чтобы строчили с такой скоростью) написал: «Там еще 1 жучок, я оставил. Не трогать!».

Он выразительно посмотрел на брата:

– Ну-ка, Андрей, глянь и ты, может, я еще жучки проглядел.

И подчеркнул двумя чертами слова «Не трогать!» на своей руке.

– Понял. – Андрей пошел к «Ниве», нырнул под нее, некоторое время спустя вылез, открыл дверцу, хлопнул ею, закрывая.

– Порядок!

– Ну, тогда жучки к рыбам. Пусть, кому интересно, рыбьи разговоры слушают. – Максим сделал несколько шагов к озеру, размахнулся, кинул металлические кругляши в воду.

Отойдя от берега, он встал около «Нивы», опять начал строчить: «Никаких названий, имен не упоминать! Говорю я 1! Со мной только соглашаться в ответ». – Он попеременно посмотрел на брата, на меня. Специально для меня написал: «Скажи мне: «Что все это значит? Кто ко мне подъезжал?».

– Что все это значит? Кто ко мне подъезжал? – тут же спросил я.

– Взгляни на снимок. У этой б... титьки выпали? – Из внутреннего кармана куртки он вынул и подал мне фотографию, на которой я узнал ту самую девушку, которая час назад упрашивала меня продать бензина, и ее спутника.

– Да... Она. И парень. Она его Игорем называла... Кто они?

– Артисты.

– Какие артисты?

– Самые настоящие. Гордись. Из столичного театра. Хорошо сыграли? Убедительно?

– Да, ничего себе... – ответил я не сразу.

Валерий ПРИВАЛИХИН

Продолжение следует


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива