Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 03, 2008

Вадим БУРЛАК: С мечтой об Огненной земле

Манящие дали, завораживающие названия, неизведанные места... Каждый раз, разворачивая карту, хочется собрать в рюкзак все самое необходимое и отправиться навстречу неизвестности. Такое чувство переживал практически каждый и практически у каждого сразу находилось тысячи причин, по которым путешествие не могло состояться.

У Вадима Николаевича БУРЛАКА нет ни одного веского довода, по которому он мог бы остаться дома. Он – писатель и путешественник, на его счету более 120 экспедиций. И он точно знает, что его зовет в путь.

Загадочное Подмосковье

Написать книгу – то же, что открыть новую страну, уверяет Вадим Николаевич. Недавно он открыл еще одну страну. Книга «Древними тропами Подмосковья», как всегда, полна неразгаданных тайн, преданий, легенд и сказаний. Но есть то, что отличает ее от всех предыдущих книг Вадима Николаевича – к ее написанию он шел много лет. И вслед за своими героями, на поиски своего одиночества автор отправился в древнерусские города.

– Вадим Николаевич, вы побывали во многих уголках земного шара. Но все дороги ведут в Москву?

– В Москву я влюблен с детства. Так получилось, что большинство фронтовых друзей мамы и папы (они познакомились в Берлине в 1945-м) осели в Москве. И часто родители брали меня с собой к своим друзьям. Так что волей-неволей стольца у меня всегда ассоциировалась с праздником. Я с пеленок знал, что жить буду только в Москве.

–А Подмосковье так же привлекало?

– Лет с восемнадцати ездили с друзьями на дачу на шашлыки. Иногда устраивали экскурсии в Сергиев Посад, например. Так продолжалось много лет. И, когда я уже поездил по миру, написал несколько книг, один знакомый упрекнул меня: что ж это ты, в разных уголках мира бывал, а Подмосковья не знаешь.

Мне часто попадались воспоминания известных людей: Блока, Чайковского, Чехова. Хотелось попасть именно в те места, которые они описывали. И этот упрек просто оказался последней каплей, переполнивший чашу желания. Я решил, что пора узнать Подмосковье по-настоящему, а не просто приехать на дачу к друзьям и побродить по окрестностям. И вот где-то в конце 70-х годов я начал осваивать Подмосковье.

Прошел его в одиночку. Это были прекрасные знакомства с местными жителями, рыбаками, охотниками. Когда человек идет один, у него особая философия. Подмосковье у меня под знаком одиночества. В смысле – ты идешь один, но, конечно, знакомишься с интересными людьми.

– Когда появилось желание написать книгу об этом путешествии?

– Прежде чем отправиться в путь, штудировал справочники, но в мыслях не было писать книгу. Идея появилась, когда закончил работу над «Москвой таинственной» и «Москвой подземной». Оказалось, многие пути моих героев ведут в Подмосковье.

Например, я писал, что подлец-Ванька Каин в Москве держал притоны. Потом появились сведения, что и в Подмосковье у него были свои игорные дома. Так вот хорошие и плохие герои все время пытались меня выманить из Москвы. То они едут к своим друзьям на дачу, то скрываются в Подмосковье. И частенько мне приходилось вылезать за границы столицы. Постепенно совпали идея издателя и моя, и появилась книга.

– Какую задачу вы перед собой ставили?

– Местные краеведы изучают свои города, им, безусловно, известно очень многое. Я не пытался изучать все так глубоко. Например, человек живет в Серпухове, досконально знает свой город. А я нашел то, чего может не знать местный краевед.

Моя некая тайная задача – всколыхнуть местного жителя, подтолкнуть его на поиски. Ведь не у каждого есть возможности путешествовать в далекие страны, в силу разных причин. А я хочу, чтобы человек поверил, что и в его маленьком городке, селе, поселке есть свои неразгаданные тайны. Пускай негромкие, но свои предания, загадки, мистика.

– Вадим Николаевич, в ваших книгах очень много цитат, отсылок к источникам, эпиграфов. Вот и «Древними тропами Подмосковья» не стала исключением.

– Хотя цитаты утяжеляют текст, иду на это осознанно. Есть у меня такая сверхзадача. Читатель решит удостовериться, а правда ли так сказал классик, а действительно ли было такое событие, а не наврал ли Бурлак. И если после прочтения моей книги 10 процентов читателей станут дальше копаться в энциклопедиях, будут штудировать классику, могу считать, что книга выполнила свою миссию.

– Говорят, Подмосковье полно легенд и даже мистики. Упоминаются бабушки-ведуньи, шептуньи. В вашей книге без этого тоже не обошлось...

– А как же! Этому я посвятил целый раздел. Наша молодежь много знает о гномах, карликах, троллях. А у нас ведь своих народных поверий полно: овинник, кикимора, водяной. Этот пласт – тоже наше прошлое.

– Встречались ли неожиданные открытия?

– Часто ищешь у порога, находишь за тридевять земель. Русский эмигрант из Бостона рассказал мне удивительную историю о загадке девятиуголья. Это девять древних городов Подмосковья, которые вместе назывались Твердь Неодолимая: ровесники Москвы Серпухов, Коломна, Можайск, Руза, Звенигород, Волоколамск, Дмитров, Клин и Сергиев Посад. Может, и Москвы бы не было, если бы не девятиуголье. Его «углы» первыми принимали на себя удар.

– Не было ли некого сакрального смысла в цифре девять?

– Существует предание, что в древности пришли девять странников, принесли Алатырь-камень и разбили его на девять частей. В книге я описываю обряд, как эти девять частей нужно было правильно закопать под крепостью, чтобы они имели силу и охраняли от врагов.

Романтика осталась

– Принято считать, что с развитием техники путешествия утратили романтику.

– Не знаю, стоит ли опровергать это. Наверное, изменилась конструкция путешествия. Действительно, когда читаешь книги о путешественниках XVII века – как люди, чтобы добраться до Камчатки, тратили месяцы, ловишь себя на мысли: а ты долетел до Камчатки за каких-то там 11 часов. До Командорских островов я летел и ехал где-то трое суток из Москвы. Сейчас это можно сделать гораздо быстрее. И вот думаю: а можно ли это назвать путешествием?

Мой дед в двадцатые годы добирался до Америки два месяца. Мне нужны всего сутки, и даже язык не поворачивается назвать это путешествием. Безусловно, в сердцах и душах людей останется романтическое отношение к первооткрывателям. Конечно, теперь нет возможности открывать материки, но еще осталось много непонятого, над чем предстоит работать людям разных профессий: и ботаникам, и зоологам, микробиологам.

Путешествия стали более углубленными, потому что мы понятия не имеем, что это за шарик, на котором мы живем. До сих пор ученые спорят, а что там внутри? Мы до сих пор не знаем дно океана. Мы не знаем, что спрятано в горах. И уходят в путь точечные экспедиции.

Да, отношение меняется, и все же остается главное: путешествие – не только испытание себя, но и изучение чего-то нового. Романтика не ушла, но и романтика сегодня другая. Нужно просто смириться, что новых материков и островов мы уже не найдем. Будем углубляться под воду, вгрызаться в грунт. Ну и, конечно, – космос, вот самое главное путешествие.

– А что человека вообще зовет в дорогу?

– Зачастую беда звала в дорогу, войны, катастрофы. Надо было спасаться, искать новые земли. Приказ, повеление монарха, фараона, короля. Любовь звала в дорогу или алчность. Желание прославиться. Тут целый комплекс. И все-таки в основе – глобальная проблема выживания. Человечество выжило именно потому, что вовремя расселилось по планете.

Из всякого тупика есть выход

– Расскажите о вашей концепции выживания личности...

– Некоторые говорят о глобальных проблемах выживания. Я с этим категорически не согласен. Проблема глобального выживания человечества одна, но она составная. Из чего она состоит? Угроза мировой войны, проблема минеральных и энергетических ресурсов, экология, массовые эпидемии – то есть все, что может убить человека. Это и земные и космические катаклизмы, демографическая проблема. И я с 80-х годов ратую за выделение еще двух проблем: моральная деградация и терроризм. Ведь группа фанатиков-террористов может если не уничтожить, то по крайней мере стать детонатором мировой войны.

Моральная деградация, это то, что мы видим каждый день, – наркотики, секты, даже попса...

– Она тоже опасна?

– Существуют «программы», с помощью которых любую страну можно завоевать за одно-два поколения и без единого выстрела. Это комплекс психологического воздействия, начиная от детских компьютерных игр и игр на улице, до «шлягеров», псевдо-книг и даже расцветки на рекламе... Все играет свою роль.

Когда это подается разрозненно, вроде незаметно, остается впечатление чего-то просто неприятного. Музыка, игра – мелочи, но из них вырастают большие проблемы. Когда тысячи моментов связаны и стекаются в один центр, это приводит к разрушительному результату. Вот поэтому я и считаю, что моральная деградация – тоже часть глобальной проблемы выживания человечества.

Самое главное, человек никогда не сможет победить эту проблему, она будет всегда. Это тот самый момент, который подстегивает нас развиваться. Если индивид останавливается в своем развитии – он пополняет группу аутсайдеров.

– А путешествия, стало быть, развивают человека, заставляют быть активным?..

– Да! У меня мечта стать писателем и путешественником появилась где-то примерно лет в 5–7. В первые экспедиции отправился лет в 16–17. Начиналось обычно: полюбоваться красотами природы. Но уже в двадцать лет мы с друзьями стали называть наши поездки созидательным туризмом. Идея была – принести какую-то пользу району, в котором находимся.

Были среди нас врачи – оказывали медицинскую помощь. Были артисты – выступали бесплатно. Хотя, честно говоря, мы это и экспедициями не называли, просто компания друзей, которая отправлялась в отпуск, чтобы сделать что-то полезное.

– Когда вы готовите экспедицию, точно ли знаете, что найдете, и как часто увиденное превосходит ваши ожидания?

–Да, обычно знаю, что увижу, что найду. Такого, чтобы – ах, открытие! – какой-нибудь хрустальный череп, – не было. Никаких динозавров живых. Последние двадцать лет экспедиций – подтверждение того, что уже известно, осмысленно. И в первую очередь – подтверждение теории о глобальной проблеме выживания. Конечно, появляются какие-то добавления, какая-то новая информация.

– Есть ли на планете Земля места, где вы мечтали побывать, но так и не побывали?

– Например, Огненная земля! Когда мне было лет шесть, я путешествовал не на улице, а по карте. Командорские острова, Америка, Гренландия – сами названия завораживали. Но больше всего поражало – Огненная земля. Казалось, раз такое название, значит там что-то горит! А если горит, надо сбегать посмотреть или потушить.

И я решил отправиться в путешествие. Знал, что не отпустят родители, поэтому тайно начал подготовку – взял флягу с водой, две банки консервов, кусок хлеба. Поскольку знал, что существуют разбойники и дикие звери, решил взять папин кинжал, который ему в 1945 году в Берлине вручил командарм Радзиевский.

Но как добираться до Огненной земли? Глядя на карту, рассуждал так: вот город Херсон, а Южная Америка – по левую руку от него. Значит, выхожу из дома и вот в том направлении, через дворы, прямо и прямо. Думал, идти день-два, не больше. Так началась моя первая экспедиция. Ушел утром – вернулся вечером. Ушел один – вернулся с милиционером.

Когда по мостику переходил речку Ингулец, уронил в речку сверток, в котором прятал кинжал и флягу. За это отец наказал меня известным способом. Но и этот аргумент не смог выбить из меня сакраментальной фразы: «Больше не буду». В это время у отца в гостях был знаменитый киноактер Николай Крючков. Он грустно смотрел на расправу и сказал отцу: «Микола, этот доберется до Огненной земли».

– Думаете ли после очередной экспедиции, что именно об этом городе напишете книгу, а этому посвятите только рассказ?

– Никогда не возьмусь за книгу из серии «Тайны великих городов», пока не открою в нем свой город, свой мир! По крайней мере, тот, о котором не знают местные жители. Если вот этого не ухвачу, мне не интересно. Вот я пишу, и мне хочется, чтобы даже дотошный краевед, который знает свой город досконально, сказал: «О, вот этого я не знал!» Для меня это лучшая похвала! Например, не брался ничего писать о Киеве, пока не почувствовал его всем нутром.

Книга – то же путешествие. Пусть я не открываю новые острова, но открываю – посредством литературы – новые страны, новые города, о которых пишу.

Елена МИЛЯЕВА

 


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива