Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 09, 2007

Тысячелетие в женском обличии

Хрестоматийный образ согбенного старца над свитками – летописца Нестора – прочно застрял в сознании. Может, в русской истории потому так мало ярких женских характеров, что издревле ее писали мужчины?

Женский след взялась отыскать писательница Светлана Кайдаш-Лакшина. И одной из первых героинь ее очерков стала коллега легендарного Нестора, никому не известная женщина-хроникер – княжна Марья из Ростова Великого. Дальше вершить историческую справедливость и уравновешивать российские инь и янь помогли возникшие из небытия русские амазонки Дарья и Феодора, сражавшиеся на Куликовом поле вместе с Пересветом и Ослябей. Обнаружились достойные конкурентки и у былинных богатырей – обладавшие невероятной силищей девицы-поленицы, сказания о которых почему-то забывают даже исследователи русского фольклора.

В своих изысканиях Светлана Николаевна «возделала» десять веков – от первой княгини-христианки Ольги до знаменитой феминистки XX века – Александры Коллонтай. И со временем собрала двадцать четыре очерка в книгу «Судьбы великих русских женщин».

Ластик для хроникера

Наливая мне ароматный мятный напиток, приготовленный по старинным русским рецептам, Светлана Николаевна посоветовала почаще пить такой: он способствует бодрости ума. Я не заметила, сколько чашек мы осушили за увлекательным разговором, но знаниями моя голова точно обогатилась, да и пищи для размышлений я получила сполна.

– Это публицист и литературный критик Мария Цебрикова, – рассказывала автор, знакомя с персонажами своей книги. – Она написала письмо императору Александру III, в котором предупреждала о неизбежности революции. И это за 27 лет до 1917 года!

Вот мать Мария, монахиня в миру – до революции Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева, потом русская эмигрантка во Франции. Ей посвящены два стихотворения Блока. Когда началась Вторая мировая война, она помогала евреям – выдавала им свидетельства о крещении, что спасало их от ареста. Помогла множеству людей. А сама погибла в газовой камере немецкого концлагеря Равенсбрюк… Она была поэтесса, богослов. Бердяев, Булгаков, Франк считали ее равной собеседницей, признавали, уважали. Но их имена сегодня на слуху, а ее вспоминают гораздо реже.

– Ваше увлечение женскими историями началось с представительниц близкого нам XX века или с героинь древнерусской литературы?

– Учась в университете, я увлекалась древнерусской литературой и архитектурой. Однажды оказалась в Рождественском монастыре 1505 года постройки на Рождественке и прочитала в путеводителе, что здесь великий князь московский Василий III насильно постриг в монахини свою супругу Соломонию Сабурову. И тут со мной что-то сделалось: на белой глади собора я почти увидела эту сцену. Вернулась домой совершенно другим человеком: бросилась по библиотекам, стала жадно искать все, что относилось к этой истории. И написала очерк, с которого все и началось, – «Дело о разводе государыни Соломонии».

Очень быстро я поняла: «женская» часть истории совершенно не изучена, скрыта от глаз. Ею никто не занимается. А между тем кажущаяся обычной судьба бывшей супруги царя приводит к последствиям государственного значения. Сослав Соломонию в Суздаль, Василий III женился на Елене Глинской, которая родила Ивана Грозного. Но и опальная Соломония, по преданию, тоже стала матерью. Говорят, что легендарный разбойник Кудеяр и есть настоящий наследник. Есть и легенда о том, что Иван Грозный искал брата, чтобы убить его, и резня в Новгороде была связана с тем, что ему сообщили, будто его главный соперник скрывается именно там.

Такие хитросплетения женских историй и истории вообще заставляют думать, что так случалось не только в XVI веке. Ведь не все эпизоды жизни, ее события попадали в летописи...

Каждый век имеет свой характер. И удел времени и людей – изменять его до неузнаваемости. До сих пор держится миф о «Домострое». Считается, что этот свод правил закабалял женщину, подчинял ее мужу. На самом деле это книга об огромной свободе древнерусской женщины. Она открывает восхитительный мир с обрядами, рецептами кушаний, советами, как воспитывать детей, традициями. Уже позже в «Домострой» было добавлено несколько суровых наставлений, адресованных мужьям. За них и зацепились публицисты, выдернули из контекста и использовали для «обличения» древнерусской жизни. Это прием черного пиара, как бы мы теперь сказали. На самом деле древнерусская женщина была в доме хозяйкой.

Издревле мужчины охотятся, занимаются государственной деятельностью, а женщины наставляют детей, пекут пироги, заботятся о близких, устраивают быт. И это налаживание жизни на самом деле – еще и мироустройство: ведь быт – это быть, то есть жить. Кажущаяся сугубо бытовой жизнь на самом деле является космической, так как сохраняет формы жизни. Любой ребенок получает понятие о добре и зле от матери. И таким образом женщины являются трансляторами и охранительницами устоев духовной и материальной жизни.

– Знаю, что у вас есть даже статья о женской культуре. Что это?

– Эта культура совершенно особая. Опять же ею никто не занимается... Это секреты приготовления пищи, создания одежды, узоров на ткани, которые являлись магическими, охранительными. Вышивала женщина ворот, подол и манжеты рубашки мужа, отца, детей – и тем самым создавала им «защиту» от злых духов. Именно поэтому вся одежда в Древней Руси была вышита.

Традиции лечения травами, камнями, водой, росой (вынести больного на росу, потом завернуть в льняную ткань), психологические секреты общения передавались через поколения. Все это ценности не только сундуков, но и душ.

И здесь надо сказать, что первая настоящая революция совершилась на Руси в X веке, когда было принято христианство, потому что до этого несколько тысячелетий на землях, где жили древние славяне, господствовало язычество, обожествляющее природу: реки, озера, деревья, камни, облака, солнце, луну.

И вдруг все обрушилось. Было сказано, что все, чему поклонялись, надо оставить. Началась совсем другая жизнь – люди были растеряны. И здесь огромная роль принадлежит женщинам, которые упрятали многие языческие ценности. Они дошли до нас в виде огромной культуры народного целительства и фольклора.

Существует, например, замечательное произведение древнерусской литературы XVI века «Повесть о Петре и Февронии Муромских» – о том, как простая рязанская крестьянка стала княгиней, потому что смогла вылечить князя от проказы медовым снадобьем. Это совершенно потрясающий образ древнерусской женщины, которая умела все – вплоть до чудотворения. Петр и Феврония считаются покровителями любви и брака. Всем советую спешить в Муром – поклониться их мощам, которые хранятся восемь веков!

В 1917 году, когда прежние устои снова рухнули, женщины, как и тысячу лет назад, сохранили теперь уже христианство. Продолжали говорить с внуками о Боге, тайно крестить их, ходить в церковь, несмотря на преследования. Помню, когда мне было восемь лет, бабушка сказала: «Деточка, все, что ты видишь, создал Бог. Он на небе. И если ты сделаешь что-то плохое, он обязательно увидит и тебя за это накажет». Мне этого хватило!

Патриарх как-то сказал, что белые платочки спасли православие. Они спасли страну, потому что продолжали за нее молиться.

И сейчас женщина остается в первую очередь хранительницей устоев семьи, народа, страны. Замечательно об этом сказал великий русский педагог Ушинский: «Женщина является необходимым посредствующим членом между наукой, искусством и поэзией с одной стороны и нравами, привычками и характером народа с другой». Поэтому совершенно необходимо, чтобы она получала нравственное воспитание в духе времени. Чтобы была развитым человеком в обществе. Тогда она сможет передать детям все необходимые для современной жизни знания.

Гармония или феминизм?

 

Вдова Тучкова Маргарита Михайловна, основательница монастыря на Бородинском поле

Роли второго плана, которые традиционно приписывались официальной исторической наукой представительницам слабого пола, таковыми вовсе не были, утверждает Светлана Николаевна. Мало того, само развитие цивилизации началось во многом с женщин. Они первыми приручили животных, добыли огонь, слепили из глины посуду, сварили в ней пищу, сплели сети для ловли рыбы. Так говорят мифы Африки и других народов. И научили всему этому мужчин.

– Марфа-посадница правила Великим Новгородом, когда он был даже не окном, а настоящей дверью в Европу, – рассказывает моя собеседница. – Ничего Петр I не прорубал, ворота уже были настежь открыты: наши княжны давно выходили замуж за иноземных королей. Взять хотя бы дочерей Ярослава Мудрого, которые были королевами Европы: Анна – Франции, Анастасия – Венгрии, Елизавета – Норвегии (ее муж Харальд, кстати, основал Осло). А внучка Ярослава Мудрого Евпраксия стала германской императрицей, супругой известного Генриха IV. И на Русь приезжали невесты: женой Ярослава Мудрого была дочь шведского короля – Ингигерд – Ирина.

Новгород в течение почти восьми веков был главным портом Древней Руси, крупнейшим торговым центром. И во времена его расцвета им управляла выдающаяся женщина – Марфа-посадница. Только Иван III смог подчинить Новгород Москве, и это стало началом упадка города. Наш замечательный историк Карамзин изобразил Марфу в своей повести «Марфа Посадница, или Покорение Новгорода» народной правительницей.

В нашей истории была и атаман Алена – «русская Жанна д’Арк», сподвижница Степана Разина. Ее заживо сожгли в срубе, когда царское войско захватило восставших.

Мало кто знает, что свои воспоминания о Пушкине его друг декабрист Иван Иванович Пущин написал только благодаря Наталье Дмитриевне Фонвизиной. Эта необыкновенная женщина поехала за мужем в Сибирь, овдовела, потеряла двоих детей. Между нею и Пущиным вспыхнуло почти юношеское чувство, когда обоим было за пятьдесят. Вернулся из ссылки Пущин уже очень больным, и Наталья Дмитриевна подарила ему несколько лет жизни в своем имении Марьино, которое стало центром притяжения вернувшихся декабристов.

– Скажите, Светлана Николаевна, а в феминизме вас никогда не обвиняли?

– Как-то я была на конференции феминисток в Германии. И я страшно их шокировала, признавшись, что никогда не считала себя феминисткой. Не разделяю надрыва по поводу равенства женщин и мужчин. Равенство невозможно. Почему? Да потому что женщина может родить, а мужчина – нет.

Космически, биологически все запрограммировано так, чтобы между мужчиной и женщиной была любовная гармония, взаимопомощь, но никак не борьба. Надо стремиться к гармонии. Но как гражданки женщины должны иметь юридически равные права с мужчинами.

Меня в моей работе над женскими судьбами всегда привлекали истории, где женщина не соперничает с мужчиной, а любит.

А феминизм в России уже был в 20-е годы XX века, когда действовала Александра Коллонтай. Такого «женского» законодательства, которое создала она, не было ни в одной европейской стране: пособия по беременности, родам, сеть детских садов и т.д.!

Считаю, что сейчас именно женская идея может спасти Россию. Но это должен быть союз женщин не на гендерно-феминистской основе, а объединение во имя помощи детям, близким и стране.

– Почему персонажами ваших очерков становились только русские женщины?

– Да потому что западные героини всем давно известны – там по-другому относятся к женщинам. Ну кто не знает Жанну д’Арк? А у нас полное пренебрежение к истории, наплевизм. На Западе же каждый исторический пригорочек «возделан». У нас никто даже не удосужился выяснить, кому Чаадаев посвятил свои «Философические письма»! Екатерина Дмитриевна Панова – их адресат.

Меня потрясают судьбы наших женщин! Например, Наталья Долгорукая, урожденная Шереметьева, которая первая поехала в Сибирь в XVIII веке. Родила в ссылке детей. Потом ее супруга казнили. И когда во время царствования Елизаветы Петровны она вернулась, то была еще молодой женщиной, однако постриглась в монахини. И написала книгу воспоминаний «Своеручные записки» – гимн любви к мужу.

Или судьба Маргариты Тучковой. Ее муж погиб на Бородинском поле. И она, молоденькая женщина, на месте сражения, которое было еще не убрано от трупов, несколько недель искала его тело. Выстроила домик на Бородинском поле и там поселилась. Основала монастырь и стала его настоятельницей. Когда в 1839-м пышно отмечалось 25-летие вступления наших войск в Париж, Николай I, обращаясь к знатным гостям со всей Европы, сказал о Тучковой: «Вот почтенная вдова храброго генерала Тучкова, которая предупредила меня и воздвигла памятник неподражаемый». И царь показал на Спасо-Бородинский монастырь. Кстати, бородинский хлеб впервые стали печь именно там.

– Наверняка читатели благодарят вас за то, что воскрешаете такие потрясающие образы?

– Сейчас у меня идут передачи о великих русских женщинах на радиостанции «Говорит Москва». Слушатели звонят в эфир разгоряченные. Благодарят. И я понимаю, почему. Современному человеку очень важно знать, кто был до тебя.

Генеалогия и мистика

 

Наталья Фонвизина, жена декабриста Михаила Фонвизина

Сейчас работы Кайдаш-Лакшиной заняли свою литературную нишу. А в начале 80-х, когда она принесла в издательство свою первую рукопись, автора просто не поняли.

– Мне заявили: «Добавьте мужчин!», – со смехом вспоминает Светлана Николаевна. – Я сказала, что не буду. Тогда мне предложили включить парочку революционерок, а то, мол, сплошные святые в книге. Коллонтай вообще сразу же исключили – была в оппозиции к Ленину. Это была борьба. По прошествии более двадцати пяти лет она, к счастью, выиграна.

– Как вы работаете над характерами?

– Цепляюсь за крупицы. Например, была в ризнице Троице-Сергиевой Лавры, увидела вышивку, выполненную в технике лицевого шитья, и надпись: «Предположительно работа Ксении Годуновой». Начала искать. И постепенно мне открылось «страдательное лицо» нашей истории – дочь Бориса Годунова и Марии Скуратовой, наследницы знаменитого палача Ивана Грозного Малюты Скуратова.

Ксения в полной мере подтвердила страшный закон, когда дети все же отвечают за грехи отцов. Ее жених, шведский принц, был отравлен. Как говорили современники, по указанию ревнивого Годунова... Когда в Москву вступил Лжедмитрий, наслышанный о красоте царевны, он потребовал доставить ее к себе. И долго с ней потешался. Так долго, что даже отец Марины Мнишек укорял его за это в письме. Потом Ксению отослали в монастырь. И начались ее скитания. Но что самое невероятное – от этой талантливой женщины остались не только рукоделия, но и песни!

Я бываю в архивах. Это настолько потрясающе – держать в руках, например, письма Фонвизиной и Пущина! Кстати, в Сибири Наталья Фонвизина опекала Достоевского. Так вот, я нашла ее письмо, ответом на которое было известное письмо Достоевского с его восклицанием: «Мне лучше хотелось бы оставаться со Христом, нежели с истиной».

Я давно увлекаюсь генеалогическими изысканиями. Здесь многое открывается заново. Например, мать Ивана Грозного Елена Глинская происходила от Мамая, которого победил предок его отца – Дмитрий Донской. Я думаю, Грозный был страшной фигурой именно потому, что в его душе происходило каждодневное Куликовское сражение.

Юрий Долгорукий, как оказалось, – потомок последнего англосаксонского короля. Потому что его отец, Владимир Мономах, женился на дочери погибшего в битве 1066 года при Гастингсе короля Гарольда Гите. Когда норманы захватили Англию, Гиту выслали в Европу. Но короли не решались взять принцессу в жены. Так она оказалась на Руси и стала второй женой Мономаха.

Великая княгиня Елизавета Федоровна, ныне православная святая, не случайно попала в мою книгу о великих русских женщинах. По отцу она немка, по матери англичанка, внучка английской королевы Виктории. Но в ней текла и русская кровь! Недаром она признавалась, что не может понять, почему православная церковная служба так ей близка.

– Наверное, и мистические связи у вас с вашими героинями обнаруживались?

– И такое бывало. В Будапеште, посредине Дуная, есть остров Маргит. Там похоронена дочь венгерского короля. Когда татары подступили к Будапешту, король обещал, что, если чаша сия минует город, он посвятит родившуюся дочь Богу. Так и произошло. В момент, когда мы с мужем были в Будапеште, я как раз работала над очерком о княгине Марье, летописице из Ростова Великого. Как-то вечером вышла на берег Дуная, и мне в голову пришла странная мысль, что эти две женщины, Мария и Маргит, как-то связаны. Это оказалось правдой. У княгини Марьи был брат Ростислав, который женился на сестре Маргит Анне.

Женская роль в истории еще не оценена. Французский литератор Шамфор сказал, что разложение всякой цивилизации начинается с самок. Но мне кажется, что и воскресение и обновление начинается тоже с женщин.

Анастасия БЕЛЯКОВА


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива