Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 08, 2007

Доспехи из самоцветов

На телефонные звонки, которые то и дело раздаются в квартире-мастерской, Людмила Копырина неизменно отвечает: "Привет, золото!" Вот и мне, хотя до этой встречи знакомы мы были лишь шапочно, досталось это драгоценное приветствие. В ее доме каждый гость чувствует: он действительно ценен для хозяйки. Потому-то, наверное, придя сюда хотя бы раз, человек стремится вернуться.

Правда, Людмила, известный российский художник по металлу и камню, считает, что все дело в волшебной силе минералов, которые населяют это пространство наравне с людьми. Вот на полке кристалл черного граната, рядом - корунд, на столе - кабошон настоящего лунного камня, серо-зеленый, играющий на свету синим. На подоконнике - блестящий черный Турмалин и голубоглазый Топаз - но это уже не камни, а упитанные красавцы-коты.

Диалог с камнем

Еще при первой нашей встрече, узнав, что Людмила - ювелир, я обратила внимание на ее руки. Ни кольца, ни часов, ни браслета. Коротко стриженые ногти, свежие и не очень царапины. А сейчас, сидя в мастерской рядом с мастером, наблюдаю эти руки за работой: Людмила полирует окисью хрома серебряную фигурку Росинанта из недавнего крупного проекта "Шахматы" по мотивам "Дон Кихота".

Предложив мне "осваиваться", она, кажется, настолько погрузилась в дело, что не замечает ничего вокруг. Решает в уме какие-то сложные задачи, размышляет вслух. Поговаривают даже, что у нее не просто пайка, ковка, монтировка, а ворожба и колдовство. Она об этих домыслах знает и посмеивается:

- Меня спрашивают: "Вы с камнями разговариваете?" А как же! Мы всегда общаемся. Давно дружим, поэтому не вредим друг другу и не мешаем. Камни все понимают. Они живые. У меня такое ощущение, что могу договориться с любым материалом. Упрусь - и все сделаю. Мне никто и ничто не мешает. Хоть за плечом стой, хоть колесом вокруг ходи!

Пару месяцев, готовясь к ювелирной выставке, Людмила почти не выходила из мастерской. И от таких вот разговоров с минералами и серебром ее подчас едва ли не силой отрывали родные.

- Каждый серьезный проект делаю, как в последний раз. Выкладываюсь полностью. Ночами сижу, - говорит она. - Как новая работа - так новые проблемы и новые мозоли. Все время приходится что-то изобретать.

Кажется, успокоиться бы признанному мастеру и отдохнуть. Ее работы давно поселились в частных коллекциях по всему миру, их можно найти в Историческом музее, в Музее Москвы, в Доме-музее Ахматовой в Петербурге. Ювелирными украшениями (хотя сама Людмила называет их оберегами) дорожат российские актеры, музыканты и политики. С выставками она объездила всю Европу. А профессиональные награды высшей пробы появляются в ее доме ежегодно.

Но, даже устав и вымотавшись, собираясь уезжать из душного города на дачу, она заранее скучает по мастерской. Готовые на взгляд непрофессионала "Шахматы" надо еще доводить до ума. И начать обдумывать новые вещи.

- Серьезные проекты я делаю для себя. Никогда не думаю о клиенте - я и слово-то это не люблю. У меня море новых идей. Сейчас размышляю над проектом "Невский проспект. Пушкинское время". Еще одна задумка - "Люди моего города". Это будут флаконы. И совсем расплывчатый проект - "Мертвые души". Пока даже не представляю, как он будет выглядеть. Но у меня есть потрясающий друг и идейный вдохновитель - художник Виталий Спитченко. Он великолепный концептуалист. Мы спорим, ругаемся, и рождается какой-то расточек.

Из мастерской мы переходим в гостиную за стол, уставленный серебряными шахматными фигурами. Такое ощущение, что они переговариваются между собой, ветряные мельницы крутятся, кони в нетерпении мотают головами.

Чтобы вдохнуть в металл жизнь, Людмила переделывает вещи, безжалостно переплавляет уже готовые, пока не добьется идеального результата.

- В прежней мельнице не было движения воздуха. Она была, как подарок, перевязанный ленточкой. Пришлось сломать, - объясняет она, показывая фигуру.

- Ваш стиль не спутаешь ни с чьим другим. Сколько лет ушло на то, чтобы найти его?

- С начала 80-х, как только закончила Абрамцевское художественное училище имени Васнецова, начала работать. А стиль стал вырисовываться только к 90-м годам. В 1992-м состоялась первая персональная выставка в ЦДХ. Сейчас я понимаю, сколько слабых работ там было. Тем не менее, благодаря этой выставке и, кстати, "Студенческому меридиану", обо мне узнали.

Еще через три года выставка прошла в галерее "Замоскворечье". Эта была уже много крепче. В 2001 году в Петербурге мы с фотографом Владимиром Персияновым делали выставку "Серебряный век", совместив его снимки и тысячу моих работ. Вообще я поняла: персоналки надо делать для себя, чтобы понять, происходит ли движение.

- Название вашей технике мудрые искусствоведы уже придумали?

- Пытаются. Хранительница работ в Историческом музее, например, называет их "свободное литье". Но многие ей возражают: мол, нет такого термина. А мой приятель, который давно уже живет в Америке, предлагает не спорить зря, а просто назвать стиль "ЛюКо" - Людмила Копырина, - улыбается мастер. - У меня ведь куча своих приемов и секретов, которые я просто не знаю, как назвать по науке. При этом коллеги и друзья удивляются: я не соблюдаю никаких правил - и все получается. А я не понимаю, какие правила могут быть в творчестве.

Берет для Воланда

На работах Людмилы глаз, уставший от прилизанной стандартной ювелирной продукции, отдыхает. Здесь буйство природной стихии: симметрия в причудливых перестроениях линий, ни одна из которых не похожа на другую. По зеленой скатерти на столе в гостиной "ползают" золотые и серебряные букашки-брошки с перламутровыми брюшками, на столе в мастерской лежат незаконченные браслеты с крупными камнями.

Покрытые тонким слоем металлической пыли, они напоминают работы старых мастеров. Такие украшения пришлись бы в пору средневековым модницам. Правда, слово "украшения" Копырина не признает, считая, что любой человек изначально красив. Камнем и металлом можно только подчеркнуть или дополнить его образ.

- Отголосок старого русского искусства в моих работах есть, - признается Людмила. - Мне нравится искусство Византии. Но никогда не стремилась копировать тот стиль. Еще в училище влюбилась в технику Врубеля и в скульптуру Бурделя, ученика Родена. Видела его работы в Париже. Это гений. А Врубель! Его письмо - как мозаика. Он приходил к знакомому ювелиру и часами рассматривал камни. И цвета свои взял у природных минералов. До сих пор продолжаю учиться у этих мастеров.

- Наверняка ваш стиль пытаются копировать?

- Мою фактуру часто копируют. У друзей-художников - та же история. Сейчас вообще не понятно, кто у кого что сдирает: открываешь итальянский каталог или немецкий - одно и то же. В Европе застой во всех областях искусства. У нас, слава Богу, такого тотального торможения нет. Есть уникальные мастера. Например, Геннадий Ленцов. Молодые тоже радуют. Фантастический художник Дима Бельман, например. Но им тяжеловато приходится.

Есть ювелиры, которые гонят ширпотреб и живут припеваючи. Художники же перебиваются. Потому что не ориентируются на конъюнктуру. У нас много мастеров, но на выставках их не увидишь - дорого участвовать. Даже такие замечательно организованные выставки, как, например, "Новый русский стиль", для многих моих талантливых коллег недоступны. Всего-то и надо сделать скидки - и художники повалят на "Новый русский стиль". Потому что там потрясающее жюри, специалисты высшего класса из Русского музея, Эрмитажа, музеев Московского Кремля, Оружейной палаты.

Разговор прерывает звонок в дверь. На огонек заглянули художники Виталий Спитченко и Владимир Красиков. На столе выстраиваются в ряд тончайшие камеи и инталии Красикова - эти работы Копырина обещает показать на очередной выставке. Когда гости уходят, Людмила еще долго рассматривает тончайшие узоры, искренне восхищается. Умение восторгаться чужим талантом - редкая черта. А для мастера она стала девизом. Недаром на стене в мастерской висит плакат: "Мое счастье зависит от ваших успехов", исчерканный именами и номерами телефонов.

Вокруг Людмилы всегда большая компания. В экспедиции за материалами на Урал ездит не только семейство Копырин, но и друзья с детьми, собаками и кошками.

- Почему вам обязательно самой добывать материал?

- Когда мне для работы нужен определенный камень, я его чувствую. Без меня могут и не найти. Очень много мест на Урале, где можно самостоятельно искать камень. Есть, конечно, территории, где требуется официальное разрешение. На речке Бобровочка под Нижним Тагилом, например, - россыпи зеленого граната. Редкий розовый топаз мы находили в Пластовском районе на Южном Урале. Несколько лет искала настоящий лунник - серо-зеленый с синей игрой. И спустя четыре года обнаружила гнездо. Была у меня еще большая находка аметистового занорыша - это полость в горной породе, заполненная глиной с кристаллами.

Умение чувствовать камень у Людмилы, видимо, потомственное. Ведь фамилия происходит от слова "копыра" - это копательный предмет. Кстати, бывает, что не она находит камень, а он - ее.

Несколько лет назад Людмила задумала композицию из сосудов "Мастер и Маргарита". Вот только не могла найти один-единственный камень - гематит вторичного образования для берета Воланда.

- Все оббегала - ну нет такого камня, который мне нужен - рассказывает она. - Позвонила друзьям в Нижний Тагил. Они говорят: "Конец октября, снег лежит. Где ж мы тебе его найдем? Вот по весне - пожалуйста". Расстроилась. А брат уже купил путевки в Индию. Мы уехали. На третий день я пошла купаться в Аравийском море, наступила в воде на что-то - и вытащила этот самый гематит!

Блуждающие кресты

Мистики, связанной с камнями, в жизни Людмилы много. А начиналось все со сказаний и преданий, которых на Урале, откуда Копырина родом, едва ли не больше, чем разновидностей природных минералов. Лет с четырнадцати она собирала легенды о камнях, потом и сами камни. Со временем, правда, коллекция превратилась в сырье для начинающего мастера.

- Первое свое колечко из мельхиора с бирюзой я паяла оловом в печке на даче у друзей, - вспоминает ювелир. - У меня тогда не было вообще никаких инструментов. Друзья решили помочь и покупали у меня эти поделки за какие-то смешные деньги, чтобы я смогла потратить их на горелку и другие инструменты. Сначала занималась сканью, филигранью. Потом стало неинтересно. Только кажется, что это сложная работа, а приноровишься и - заскучаешь.

- Вы делаете вещи только с камнями - просто металл вам не интересен?

- Так и есть.

- Есть ли камни, которые сочетаются только с золотом или только с серебром?

- Надо же. Даже не думала никогда об этом... Наверное, таких нет. Существуют нежелательные сочетания камней. Есть камни, которые борются друг с другом энергетически. Это человеку не вредит, просто их сила ему не достается. Мне, например, не нравится сочетание сапфира, изумруда и граната или рубина. Я серьезно отношусь к этой грамоте, а наши ювелиры неохотно ее осваивают. Но коли занимаешься камнями - так изучай их свойства. Я всю жизнь учусь по старым книгам, по восточным трактатам. И стараюсь людям, для которых делаю носильные вещи, что-то рассказывать о камнях. Воспитывать.

- От формы камня его энергетика зависит?

- Мне кажется, что сильнее всего природный кристалл, на втором месте - кабошон, и на третьем - огранка. Делать дырки в камнях - это все равно что ранить живое существо. С дыркой он инвалид, больной. Можно обработать камень внешне, но не пробивать насквозь.

- А с жемчугом как быть?

- Там другая история. Жемчужины в ожерелье объединяют свои силы.

- Как вы относитесь к тому, что, например, бледно-голубые топазы облучают, и они становятся яркими?

- Мне не нравится все, что неестественно. Это насилие над природой. Я категорически не использую таких камней. Не потому что они могут нанести человеку вред. Они просто на него не работают. Они мертвые. Никакие.

- Камни с ярко выраженной негативной энергетикой бывают?

- Нет таких. Это выдумки и заблуждения. Александрит почему-то называют "вдовьим камнем". Глупости!

- Почему, как вам кажется, люди стали украшать себя самоцветами?

- Потому что это защита. Доспехи. Идет, например, мужчина на важную встречу и надевает заколку для галстука и запонки с бриллиантами. Допустим, собеседник негативно настроен. Бриллианты будут приковывать его взгляд и забирать на себя все плохое.

- У вас есть любимый камень?

- Я все камни люблю. Но особенно - хиастолит, или black star, - с этими словами Людмила ведет меня в мастерскую, кладет на ладонь глянцево-черный кабошон хиастолита, и под лампой на нем появляется серебристый крестик. - Он удивительный: если человек ведет плохую жизнь - этот камень обязательно его накажет. Он не выносит черных мыслей. А с добром в душе живет человек - тогда хиастолит может стать исполнителем желаний. Когда Александр Македонский пришел завоевывать Индию, ему вынесли корону с крупным хиастолитом. Он ее надел. И все - забыл, зачем пришел. Развернул войска.

Хиастолит добывают в Индии. В основном мелкий, крупный - большая редкость. Но и его я нашла!

- Как понять, какой камень подходит для конкретного человека?

- Очень просто. Надо определиться: чего ты хочешь от жизни. У человека должно быть как можно больше камней. Идешь ты по важным делам - хорошо бы надеть топаз. Если на свидание - бирюзу. Сочетание геоцинта с изумрудом - это женская сила. Девушки у меня его часто заказывают. А бриллиант все-таки мужской камень. Камень воина. Каждый день женщине не стоит его носить. Он делает человека жестким.

- То есть камни тоже делятся по половому признаку?

- Нет. Пожалуй, только бриллиант исключение.

- А "детские" и "взрослые" камни бывают?

- Новорожденным на Урале под подушку кладут камешек орлец (радонит). Считается, что он помогает ребенку расти сильным и зорким. Люди заметили, что орлы приносят такие камни в гнездо с птенцами.

О ювелирных произведениях Людмилы, кстати, уже ходят легенды. Говорят, ее украшения нельзя потерять - они непременно возвращаются к хозяину. Так было с крестом, который Копырина подарила подруге. Его вместе с другими ценностями вынесли из квартиры воры, а нашел брат Людмилы на вернисаже в Измайлове. Другой крест вернулся к питерскому художнику Глебу Богомолову. Его мастерскую тоже обокрали, и снова на развале, но уже в Петербурге, его узнал и выкупил за бесценок брат Людмилы.

- Когда вы делаете сакральные вещи, работа как-то отличается? - спрашиваю, узнав об удивительных похождениях оберегов из первых уст.

- Я крещеный православный человек. А к кресту отношусь как к идеальной композиции двух прямых. Спокойно делаю и католические кресты, и еврейские знаки, и мусульманские. Православные священнослужители у меня заказывают кресты. В этой работе существуют каноны, которые надо соблюдать, все остальное - мое творчество. Сейчас для одного моего приятеля, архиепископа, делаю панагию и крест.

Что никогда не стану создавать - так это вещи под диктовку и из того, что завалялось. А то Бог вдохновением не одарит.

- Ваши вещи всегда возвращаются к своему хозяину. А бывает, что сделали для человека кольцо или крест, он взял, а потом вернул - отношения не сложились?

- Два раза такое было. Ну не понравилось - нет проблем, - пожимает плечами мастер.

Чаще, если человек надел ее оберег, то старается с ним не расставаться. А если хотя бы на неделю вещь уедет с Людмилой на выставку, ее хозяин без конца звонит и со словами: "Ты меня раздела!" - требует счастливый талисман обратно.

Все потому, что мастер изучила тонкую каменную грамоту: точно знает не только день, но и час, когда определенный камень можно вставить в вещь. Чтобы и ему, и его обладателю хорошо жилось. Только вот сама камни не носит:

- Целыми днями с ними вожусь - пусть от меня отдохнут.

Анастасия БЕЛЯКОВА


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива