Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 07, 2007

Михаил ПИОТРОВСКИЙ: «Восток открывает другой мир»

Во многих религиях мира есть книги, которые почитаются верующими как священные. Таковы Веды у индусов, Авеста у зороастрийцев, Библия (Ветхий завет) у иудеев, Библия (Ветхий и Новый завет) у христиан. Проповедники всех религий утверждают, что книги только их веры – правильные, божественные, боговдохновенные. Наука же подходит ко всем этим книгам объективно, без предвзятости. Так она рассматривает и Коран – главную священную книгу одной из наиболее распространенных и относительно молодых религий – ислама.

В странах, где ислам – государственная религия, из положений Корана исходят многие правовые нормы, законодательство – шариат, на Коране присягают и дают клятвы, нарушение которых признается тягчайшим грехом, преступлением. Изучение Корана и его толкований (тафсир) является одним из профилирующих предметов многих учебных заведений в таких странах, как Пакистан, Иран, Саудовская Аравия.

Вполне понятен интерес к этой книге и в тех современных государствах, где трудности поиска «третьего пути» способствуют обращению к прошлому, питают надежду обрести в нем желанный выход... Естествен интерес к «Книге Книг», ее истории, содержанию, изучению и со стороны многонационального читателя нашей страны. Коран изучается давно, не будет преувеличением сказать – веками.

Являясь ученым-востоковедом, зампред Совета при президенте РФ по культуре и искусству, директор Государственного Эрмитажа М.Б. Пиотровский выпустил несколько книг по исламу и восточной культуре.

Недавно Михаил Борисович представил широкой общественности свою новою книгу «Исторические предания Корана». Ее подзаголовок не зря называется «Слово и образ». Помимо прекрасных текстов, книга содержит множество красочных иллюстраций. Большой формат, восточная вязь орнаментов и рукописей, изящные миниатюры на темы Священного писания – все погружает в атмосферу Востока и облегчает понимание Корана. К примеру, в Коране изображения людей и животных запрещены. Поэтому все миниатюры вторичны, они иллюстрируют не сам Коран, а различные мусульманские сочинения на темы Писания.

Новая книга известного ученого предназначена в первую очередь для широкого круга читателей и может служить пособием для вхождения в мир Корана, поскольку ислам – часть истории и культуры нашей страны.

Вот что М.Б. Пиотровский ответил на заданные ему вопросы.

– Как, по-вашему, является ли искусство интернациональным?

– Думаю, оно одновременно национально и интернационально. Наша жизнь в мире должна строиться как диалог различных культур. При взаимопонимании искусство одного народа становится одновременно искусством другого. Для этого надо прилагать некоторые усилия, что мы и стараемся делать.

Главное – найти время читать и размышлять. У меня в расписании даже есть пункт «думать два часа в день». На моем столе лежат и «Код да Винчи» Брауна, и «Остров» Уэльбека. Не буду комментировать эти книги. Скажу лишь, что они имеют несомненное культурное значение.

– Почему вас привлекло именно востоковедение? Не связано ли это с той волной увлечения Востоком – йогой, духовными исканиями, – которая захватила когда-то интеллигенцию?

–Думаю, нет. Это же высший пилотаж для личности – востоковедение, где люди знают десятки очень трудных чужих языков, читают в подлиннике Коран, Библию, Упанишады. Во-первых, это трудно, во-вторых, не имеет никакого отношения к практической жизни, в-третьих, безумно интересно, ничего важнее этого я не знаю.

Когда я был мальчишкой, спор «физиков и лириков» как раз заканчивался. И хотя кому-то казалось, что занятия физикой не так возвышены, как писание стихов, лично я книжки по физике читал с удовольствием.

Рос интерес к Востоку. Конкурс в университет на арабское отделение – громадный, двадцать человек на место! Наверное, это нормальный интеллектуальный интерес, потому что востоковедение – элитарная наука. Человек живет сразу в нескольких мирах: русском, европейском и еще в каком-то чужом мире. Это непросто, и восточный факультет заканчивает только половина поступивших, причем никого не выгоняют, люди сами уходят от очень большого напряжения.

Сам процесс требует колоссального увлечения. Это не та профессия, которой можно заниматься без любви, в полсилы; это должно быть любимое занятие – с зарплатой или без зарплаты.

– Не опасно ли для европейского сознания чрезмерное погружение в «восток»?

– В этом как раз и заключается прелесть Востока: он ничего не ломает, просто показывает тебе другой мир, где все выглядит совершенно иначе. У нас красный цвет означает одно, белый – другое, а там – совсем иначе. Но для них это норма.

Радостно сознавать, что и тот, и другой миры существуют; и та, и другая поэзия – великие. Японскую поэзию тоже с утра до вечера читать не будешь, надо переходить на Ахматову, Гумилева... а потом опять – на японскую поэзию.

– Когда человек только сталкивается с Востоком, часто кажется, что восточная система ценностей как бы упраздняет европейскую.

– В этом, видимо, и есть главный смысл востоковедения как науки: для ученого ничего не упраздняется, а становится рядом, и ты ищешь пути, как изучать это отстранение, частично поглощаясь чужой культурой, но все время не забывая, что ты – ученый, ты из другой среды. Есть иной путь: можно углубляться в восточные культуры, цивилизации, стараться полностью в них уйти, но тут уже наука кончается.

– И начинаются духовные искания?

– Мне интереснее наука, игра в бисер, где есть множество вариантов и везде ты сам себе хозяин. Наука дает возможность более или менее объективно оценивать окружающий мир. Делать логичные выводы, прогнозы. Думается, если бы в СМИ больше говорили о мусульманской религии, становилось бы понятно, что нельзя политику мешать с духовным поиском восточных этносов.

Возьмем, к примеру, тот же Афганистан. Исторически сами мусульмане называли население этой страны «каифами», то есть неверующими. Но пришел срок, мусульманство стало этой стране экономически выгодно и – пожалуйста. Но имеет ли их представление о мире хоть какое-то отношение к истинному мусульманству? Сложный вопрос. Просто перевести некоторые суры можно по-разному. Именно этим пользуются радикально настроенные мусульмане.

– Отвлечемся от Востока. Вы – ученый. Наверное, тяжело совмещать с научными занятиями директорскую нагрузку – и административные, и светские повинности? Да еще в таком храме, как Эрмитаж.

– По европейской традиции директором музея должен быть ученый. Не все разделяют эту точку зрения. В Америке, например, главное, чтобы ты был хорошим менеджером. В Европе ты обязан тащить и научную часть, и административную. Хотя не дело директора самому решать все хозяйственные вопросы: он должен создавать атмосферу, в которой они решаются.

Эрмитаж – крупнейший центр науки. И директор, и заместители, и заведующие отделами – крупные ученые, при этом они еще и менеджеры. Все хорошие ученые в своей сфере – хорошие менеджеры и очень плохие, когда идут в политику и начинают решать судьбы человечества. Россия в этом убедилась 90 лет назад. Сегодня, как и всегда, фактам не придается слишком большого значения. И уроки истории, к сожалению, ничему не учат.

Дмитрий БАРАНОВ


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива