Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 07, 2007

Три мира Валерия Корешкова

«Не литовец, не русский и даже не еврей. Так себе – былинка в поле. Валерий Корешков. Издатель», – так однажды отрекомендовался мой собеседник. Хотя издательское дело – лишь одна из граней его жизни. До того, как укорениться в этой профессии, Валерий тридцать пять лет отдал фотографии. А сейчас решил показать доселе скрытую сторону личности: подготовлены сразу четыре его книги, в которых собраны афоризмы, размышления и «стишия» – по форме японские хокку, по содержанию – притчи.

Многоликому Корешкову по душе восточные краткость и емкость изложения, но интервью с известным фотографом, успешным российско-литовским издателем и писателем, который в скорости обещает всколыхнуть литературное пространство бывшего СССР, вряд ли уложится в трехстишие. Поэтому обо всем по порядку.

Профессия в подарок

 

Русские годятся или в космос летать, или улицы подметать.
Корешков

Хотя Валерий Корешков и утверждает, что «память – величайший садизм природы», приятных воспоминаний из его фотографической жизни предостаточно.

Профессию он получил в подарок вместе с фотоаппаратом от школьной учительницы. Затем прошедший войну журналист разглядел в работающем на заводе юноше талантливого фоторепортера и убедил сменить цех по производству пылесосов на редакцию газеты.

– Вы учились фотографии? – спрашиваю Валерия Константиновича, рассматривая каталог с его снимками.

– Не имею системного образования. Как у нас говорят, малообразован, – разводит руками Корешков. – Читал много, работал много – вот мое образование. Оглядываясь на прошлую жизнь, думаю: «Когда же я не работал?» Всегда работал. И это нормально. В молодости мы работаем, чтобы жить.

Перед моим возвращением из армии в 1963 году отец ушел, оставив маму одну с тремя моими сестрами. В квартире – голые стены, даже мой костюм был в ломбарде... Но я его выкупил! И на танцах было в чем появиться!

Мне попадались хорошие учителя. И книги. Профессия репортера сама по себе – университет. Утром снимал репортаж для вечерней газеты, иногда сам и текст к нему писал, а вечером фотографировал в филармонии. Виктора Третьякова еще в 1959 году снимал. В середине 60-х – Олега Когана, Мстислава Ростроповича, Давида Ойстраха. До сих пор дружу с директором Художественного музея Литвы– Ромуальдасом Будрисом, а познакомились в 1966-м.

Всегда вокруг меня были талантливые люди. А композиции учился у великих художников прошлого: всегда любил разглядывать картины.

Валерий предвосхитил мой вопрос. Очень хотелось узнать, как он добивается такого потрясающего равновесия в своих работах. Недаром любители и блюстители гармонии японцы трижды отбирали фотографии Корешкова для участия в конкурсе.

Снимки Корешкова не просто точно скадрированы, они еще и символичны. Ну, разве не великолепная иллюстрация XX века: гужевая повозка, автомобиль и карьерный самосвал сосуществуют на одном снимке! А вот отголосок мастеров века XIX-го – «Неизвестная» Крамского, узнанная фотографом в девушке c Саяно-Шушинской ГЭС. На БАМе Валерий Константинович увидел настоящие марсианские пейзажи.

– Что было на вашей первой опубликованной фотографии?

 

Если деньги не вмещаются в карман, спроси себя, куда же делась душа?
Корешков

– В 1959 году мы с приятелем Вадимом Клепиковым, корреспондентом газеты, были на открытии дома-музея Дзержинского в Вильнюсе. Вадим испортил пленку, и я отдал ему свой кадр, настояв, чтобы он был подписан его фамилией. Фотография так и вышла. А с 1965 года началась профессиональная работа в литовских изданиях «Вечерние новости», «Говорит Вильнюс», печатался во всей литовской прессе.

С 1968 года сотрудничал с центральной газетой «Социалистическая индустрия», ухитрялся в месяц давать до двадцати снимков. Потом ездил по всей Прибалтике. В 1975 году заполнил документы для работы внештатным фотокорреспондентом «Правды». Переехал в Москву, не бросая Вильнюс.

В 1978 году Корешков получил престижную международную награду «World Press Photo» в категории «секвенция». В Московском зоопарке наблюдал за двумя белыми медведями. И по странному поведению одного из них понял: пора ловить момент – зверь вот-вот что-то вытворит. Но такого кульбита от косолапого не ожидал никто: здоровяк подпрыгнул, чтобы достать спускающуюся в вольер зелень. Серию фотографий Корешков в шутку озаглавил «Не хватает витаминов». Они обошли весь мир. А жанр автор назвал фотолитературой.

Его работы получали призы в Польше, Чехословакии, Югославии, Венгрии, Бельгии, ГДР, Австралии.

– Тулуз де Лотрек, – рассказывает Корешков, – сделал свою выставку и ждал Дега. Мэтр пришел, внимательно осмотрел картины и направился к выходу. Художник не выдержал, догнал: «Маэстро, хоть несколько слов!» Дега ответил: «Вы в этом тоже кое-что понимаете». Когда на мою выставку в «Советском фото» в 1983 году пришел мэтр Дмитрий Бальтерманц, легендарная личность даже для «Огонька», это было нечто. Он молча осмотрел выставку, а потом сказал: «Валерий, приходи завтра оформляться в «Огонек».

– Как случилось, что, будучи признанным профессионалом, вы отошли от фотографии?

– В 1987 году погиб мой друг Витас Луцкас, известный литовский фотограф. Исчезла ось духовного и профессионального общения. Сначала я хотел просто отдохнуть от фотографии, а получилось – перевернул страницу жизни. 9 июля 1988 года начался новый корешок. И до сих пор выемка корешков продолжается. Фотоаппарат вот уже двадцать лет использую лишь для документирования своей деятельности.

Издательская дурость

– Издавать эксклюзивные альбомы я начал, не имея денег, – только желание. Да и сейчас наличием средств похвастать не могу... – признается Валерий. – Мне было интересно освоить новую деятельность на том же профессиональном уровне, до которого я добрался репортером.

 

Как краска хлынула в лицо – мне улыбнулись

Корешков

Профессионализм издателя Корешкова налицо: пять его альбомов представляли «сборную России» на конкурсе «Самая красивая книга мира», а альбом «Русские иконы в драгоценных окладах» был на стенде «Самые красивые книги мира» среди лучших книг из 110 стран во Франкфурте-на-Майне. За двадцать лет в свет вышло восемь уникальных книг: «Преподобный Сергий Радонежский» (1993), «Каталог Музея личных коллекций при Музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина» (1993), «От Байкала до Арктики» (1994), «М.К. Чюрлёнис. Картины, эскизы, мысли» (1997), «Деньги России. 1000 лет» (2000), «Дуэльные пистолеты. Коллекция Государственного исторического музея» (2003), «Бабочки азиатской части России в природе» в двух томах (2003 – 2007), «Русские иконы в драгоценных окладах» (2005). Последние пять альбомов награждены АСКИ, а некоторые уже успели стать библиографической редкостью.

Надо заметить, что Валерий, издательские произведения которого входят в «сборную России» на книжных состязаниях, – гражданин Литвы. А по сути – мира, ибо находится в состоянии перманентного путешествия. То уедет в Италию, то в Швейцарию по полиграфическим делам, то ненадолго осядет в родном Вильнюсе, то почти обоснуется в Москве – и снова придумает затратный книжный проект, и снова – в путь. Вот и в своих философских «стишиях» отразил мотив постоянных разъездов: «Всю жизнь на коленях дороги, и смерть меня настигнет в пути». Вообще, в течение всего разговора Корешков-писатель то и дело просвечивал через Корешкова-издателя: он то цитировал уже написанное, то импровизировал.

– Издательства в смысле конторы у меня нет, – поясняет собеседник. – Я один во всех лицах: придумываю проект, добываю деньги, нахожу партнеров. Работаю в основном с людьми, которых хорошо знаю, с профессионалами высокого класса. Например, с дизайнером Константином Журавлевым, арт-директором издательства «Слово», мы сотрудничаем с 1989 года. С редактором и консультантом Мстиславом Воскресенским работаем вместе тоже двадцать лет. Альбом «Деньги России» готовил с известнейшими российскими учеными-нумизматами. Литовский оригинал проекта «М.К. Чюрлёнис. Картины, эскизы, мысли» – с литовскими искусствоведами. За два года мы перевели его на девять языков.

– Как появилась идея первого издательского детища – альбома «Преподобный Серий Радонежский»?

– С предложением сделать книгу к 600-летию Игумена земли Русской ко мне пришел фотограф Виктор Корнюшин. В поисках денег я всю Москву обегал. А нашел их на Камчатке. Печатал в Италии: десять лет сотрудничал с Государственным полиграфическим институтом и Монетным двором. Альбом вышел на русском, английском и итальянском языках.

Когда 4 октября 1992 года Его Святейшество получил книгу, то сказал (по словам моего духовного наставника Архимандрита Алипия, директора издательского отдела Свято-Троицкой-Сергиевой лавры): «Его послал нам Бог». А для меня в этой работе произошло духовное преображение.

– Как выбираете тематику альбомов?

– Часто темы предлагают друзья. Например, «Дуэльные пистолеты» предложил Костя Журавлев. А в 1992 году ко мне пришли два молодых человека (сейчас это солидные ученые мужи) Павел Горбунов и Олег Костерин и предложили сделать альбом о бабочках азиатской части России. За двадцать два года они сняли в природе 412 видов. В два тома вошло 1635 фотографий, которые отобрали и пятнадцать лет моей жизни. Для выхода этого научного труда пришлось собрать 100 тысяч долларов. Но усилия того стоили: такая работа бывает раз в сто лет! Старейший дистрибьютор по естественнонаучным книгам Европы датчанин Педер Скоу, получив первый том, написал мне: «Ваша прекрасная книга». Большего комплимента от профессионала, который всю жизнь отдал реализации естественно-научных книг, мне не нужно.

– Почему фотограф Корешков и издатель Корешков не работают над проектами совместно?

– Двадцать лет назад я категорически сменил сферу деятельности. Решил, что теперь буду только отбирать фотоматериалы. В свое время, кстати, дважды отбирал фотографии для Всесоюзных фотовыставок в Манеже – в 1969-м и в 1982 годах.

Я знаю не то что каждую иллюстрацию каждого альбома – каждую букву. Вмешиваюсь не только в дизайнерские дела, но и в авторские тексты. В творческом процессе участвую, а когда надо – и курьером бегаю.

Сейчас неутомимый Корешков взялся за очередной труд. В разработке – альбом о родовой династии Аничковых, которая служит России с XIII века. А иллюстративный ряд для книги по замыслу Валерия – ни много ни мало: история России за 700 лет. На этой титанической задаче, расставшись двадцать лет назад, Корешков-фотограф и Корешков-издатель все-таки воссоединились и решили сотрудничать. Делать фотографии для книги Валерий доверил профи, которого знает дольше и лучше других своих коллег, – себе самому.

– У вас издательское дело или все-таки издательский бизнес?

– У меня издательская дурость. Все, что делаю, – убыточно. Это как в разговоре Бальзака и Домье. Бальзак сидит в роскошной гостиной и говорит собеседнику: «Живи в долг». Когда Бальзак умер, пришли кредиторы – и остались от квартиры голые стены. А я говорю так: «Если ты должен 500 тысяч долларов – ты ничего не должен. Если ты должен 5 тысяч долларов – это твоя головная боль»…

МКЧ

Особая глава его жизни – сохранение и популяризация художественного наследия гениального Микалоюса Константинаса Чюрлёниса.

– Чюрлёнисом занимаюсь с 1964 года, – рассказывает мой визави, – Тогда в молодежное кафе в Вильнюсе, где в то время работал, пришел человек и дал мне визитку с надписью: «Общество любителей Чюрлёниса, город Одесса». До этого момента я о Чюрлёнисе не знал. А в 1966 специально поехал в его музей в Каунасе. Часа три там бродил. Потом сел в кафе напротив и сам себе сказал: «У Литвы есть свой Гений!»

Позже познакомился с сестрой художника Ядвигой Чюрлёните. Видя мою заинтересованность, она посетовала, что писал он на плохом картоне, который разрушается, а краски блекнут. Сгоряча пообещал: придет время, и я сделаю хорошие репродукции картин Чюрлёниса.

И вот – дожил: выпущено 105 тысяч факсимиле, 42 сюжета картин в натуральную величину.

– А сколько всего оригиналов живописных работ Чюрлёниса сохранилось?

– В музее 297 единиц хранения. Но рисовал-то он всего шесть лет! Это был метеор. В 1908 он приехал в Петербург, где его работы произвели фурор. Но случилась досадная ошибка: вместо картин Чюрлениса в Париж послали работы Кандинского – и он стал родоначальником модернизма…

Чюрлёнис был композитором и художником, а оказался еще и фотографом прекрасным – я видел его снимки. Во всем был гением! В 37 лет уйти – но столько успеть!

– Чюрлёнис – любимый художник?

– Чюрлёнис – это судьба. Я выполняю обещание. Когда взялся за проект «М.К. Чюрлёнис. Картины, эскизы, мысли», уговорил реставраторов и директора музея, чтобы они разрешили фотографировать картины – не через стекло. За десять дней отсняли весь материал для готовившегося альбома на «Кодак» 13 на 18 – итальянцы мне для этой великой цели подарили сорок коробок пленки! Кадрировка в нашем альбоме до 0,1 миллиметра плюс почти стопроцентная цветопередача.

Проект на девяти языках пока осуществлен не полностью – вышло четыре версии: на литовском, английском, немецком и русском. Состоялось уже 54 выставки факсимиле картин художника в Литве и России.

С художником у нас возникла какая-то мистическая связь. В 1972-м, через год после разговора с сестрой Чюрлёниса, в литовском городке Биржай я вдруг увидел его ожившую картину «Покой» – тот же зеленый остров с двумя огоньками, отражающимися в озере...

Сейчас Валерий готовит очередную выставку факсимиле Чюрлёниса. Девяносто картин проедут по Транссибирской магистрали от Владивостока по крупным городам России. Один комплект, возможно, будет колесить по префектурам Японии вместе с поэтом Корешковым. Кульминацией этого художественного странствия в 2010 году должна стать выставка оригиналов, которую, как планирует организатор, откроют два президента – России и Литвы.

Творческие фантазии

К финалу разговора третья ипостась моего собеседника обрушилась на меня потоком изречений и «стиший». Кажется, у него на все случаи жизни заготовлено по афоризму. Видимо, так оно и есть, если учесть, что литературные искания Корешкова уместились в три 200-страничные и одну 400-страничную книгу. Это, как сам он говорит, третий мир, в котором сейчас протекает его жизнь.

– Почему для литературных опытов вы выбрали восточный колорит – форму хокку?

– С 1968 года я повадился записывать все интересные мысли, которые приходили в голову. В 1972 году мне подарили книгу Мацуо Басё в переводе Веры Марковой. А позже – собрание изречений китайских философов. Все это как-то переплелось. И вот выдался несколько лет назад свободный день. А как выжить, когда нечего делать? Надо начать что-то новое. Я собрал, все, что у меня накопилось, и отнес знакомой, чтобы она набрала.

– Как рождаются «стишия»?

– Ничего специально не придумываю. Фиксирую только то, что само рождается. Например, пришел как-то голодный домой. Решил сварить фасоль. Поставил кастрюлю на плиту. Вдруг вижу на экране: Башмет ведет мастер-класс. Так засмотрелся, что очнулся, когда почувствовал запах гари. И тут же написал:

«Варю фасоль. Включил экран и замер: Башмета мастер-класс. Сгорело фа, сгорела соль. А угли – мне в награду!»

Или увидел новую книгу Василия Аксенова и тут же сымпровизировал:

«Вась, уж лучше ты не напишешь, разве что продашь!»

Все мои «стишия» о VIP-персонах – творческие фантазии. Вот, например о Жванецком:

«Миша, как вы ухитряетесь: сами идете, себя впереди себя несете, да вон еще портфельчик прихватили?»

– Кому вы доверили оформлять книги?

– Лет двадцать назад сказал Александру Архутику: «Когда соберусь издавать свои литературные «безобразия», только ты будешь оформлять книгу». Так и получилось. Он любит Восток, и мои «стишия» по духу ему близки. С макетом никаких разногласий у нас нет – мы единомышленники, понимающие мир под одинаковым углом. Комментарий к книге написал Лев Аннинский. Я отложил текст и недели три не читал. Потом, прочитав, спросил: «Это что – про меня? Тогда кто же из нас Шекспир?»

– На какую аудиторию рассчитаны книги?

– Среди моих «стиший» есть «шедевры» – найдите свои. Я оставил читателю пространство для собственной мысли.

– Философские мысли вы собрали в отдельную книгу. О чем она?

– О смерти, о жизни, о надежде, об эгоизме... О русских. О судьбе России... В 1991 году я разговаривал с архимандритом Феогностом – Владыкой Троице-Сергиевой лавры. В середине встречи он неожиданно спросил меня: «Валерий, что же такое Россия на этой земле?» Ответ возник сам: «Россия – громоотвод на этой земле». Он подумал и сказал: «Вы, наверное, правы».

Анастасия БЕЛЯКОВА


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива