Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 06, 2007

УСЛЫШАТЬ «СПАСИБО!»

Молодежь сегодня на государственную службу не слишком стремится. Профессии педагога или социального работника нельзя назвать престижными. Но встречаются исключения.

Наталье Новожиловой – 28. «Спортсменка, комсомолка, красавица», она уже больше года трудится заведующей отделением, которое опекает малоимущих пожилых людей в государственном Центре социального обслуживания «Гольяново». И стаж работы в социальной сфере у нашей героини приличный.

– Некоторые мои знакомые считают работу в социалке неинтересной, – сожалеет Наталья. – Не соглашусь! Надо просто найти – где этот интерес. Самому попытаться что-то сделать, найти изюминку, которая сделает работу привлекательной. Кстати, сейчас появляется все больше негосударственных благотворительных фондов и организаций. Так что внимание к нашей деятельности постепенно повышается.

– Как тебе удалось стать заведующей отделением в сравнительно молодом возрасте?

– Не у всех сотрудников нашего центра профильное образование. Когда мои старшие коллеги пришли на эту работу, вузы только начинали готовить специалистов для социальной сферы. Соответствующие учебные программы в высших учебных заведениях стали реализовываться лишь с 1992 года.

Мои плюсы – высшее профильное образование, молодость и опыт работы по специальности. Вначале я трудилась в школе социальным педагогом. Потом узнала, что центру «Гольяново» нужен специалист по работе с детьми. Около года занималась здесь с детьми-инвалидами, подростками и «проблемной» молодежью.

Одним из основных направлений приложения сил стали бывшие детдомовцы. В Москве дети-сироты и выпускники интернатных учреждений до 23 лет находятся под патронатом центров социального обслуживания районов и, выходя в большую жизнь, получают государственную квартиру. Я исследовала, как живут такие молодые люди. Разыскивала их. Иногда для этого приходилось связываться с милицией. Узнавала, что с ними: учатся или работают.

Многие бывшие детдомовцы совершенно не приучены существовать самостоятельно. В 16–17 лет оканчивают школу, потом чаще всего – ПТУ. И выходят в большую жизнь. Вот тут и начинается слом. Привыкнув жить большим коллективом, «общаком», они частенько сдают свои квартиры, а сами ютятся анклавом из пяти-шести человек у кого-нибудь одного. Иногда даже без мебели. Я писала для них заявки на материальную помощь в виде столов – стульев, на выделение телевизора. Связывалась с биржей труда, чтобы устроить на работу.

Со мной ребята ведут себя более открыто и откровенно, чем с коллегами зрелого возраста. «Да, я выпил». «Виноват, не пришел». Общаться с подростками и молодежью мне очень понравилось. Даже на повышение уходить не хотелось. Некоторые бывшие подопечные до сих пор приходят ко мне на работу поболтать. Это очень приятно!

– Для кого вообще предназначен центр, в котором ты трудишься?

– Учреждения, подобные нашему, – своеобразные связующие звенья между государством и социально незащищенным человеком. Мы собираем документы на различные виды помощи, в которых нуждаются люди, и направляем в управу или окружное управление. Например, залили соседи. Нужен бесплатный ремонт. Либо требуется установить новую плиту. Мы говорим, какие справки необходимы, чтобы получить те или иные услуги.

– Кстати, какой институт ты окончила? Многие ли твои бывшие однокурсники устроились по специальности?

– Я окончила государственный Университет природы, общества и человека в Дубне. Диплом специалиста по соцработе получила в 2004-м. Что касается однокурсников – большинство из них пошло в кадровые агентства. Их можно понять. В коммерческих структурах зарплаты выше, чем в государственных учреждениях.

– В чем твои обязанности как заведующей отделением?

– Во-первых, – поиск людей, которым нужна помощь. Вместе с коллегами обзваниваем пенсионеров района – интересуемся, как поживают, что нужно. Прошло время, прежде чем поняла, как разговаривать со стариками в разных ситуациях: когда пожалеть, когда выслушать; когда уступить, а когда оставаться твердой.

Бывает, какие-нибудь спонсоры выделяют социальному центру гуманитарную помощь. Например, в виде меда. И 120 подопечным моего отделения достается десять баночек. Всего десять! И нужно определить, кто нуждается больше, кто дольше не получал от нас материальной поддержки.

Иногда требуется решать возникающие между какой-нибудь бабушкой и соцработником конфликты. И понять, на чьей стороне правда: наш сотрудник халатно отнесся к обязанностям, или старушка излишне привередлива, требуя невозможного.

К моей компетентности относится и ведение документации, и обследование с периодичностью в полгода – год всех подопечных на предмет состояния их здоровья или материального положения. Обычно старики радуются, когда к ним приходишь. Ведь многим элементарно не с кем поговорить. Больше им ничего не надо.

– Как справляешься с профессиональным стрессом?

– Благодаря общению с друзьями, в основном. У меня есть подруга, которая работает социальным педагогом в школе. У нее подопечные, которые только вступают в жизнь. У меня – те, кто свою жизнь заканчивает. Мы частенько делимся друг с другом наболевшим – и негатив уходит.

Не могу сказать, что работать с малоимущими людьми легко в принципе, поскольку регулярно ощущается зажатость в узкие рамки довольно отсталой отечественной системы социального обеспечения. Если профессиональная подготовка в области соцзащиты все-таки появилась, то действующие сейчас механизмы сформировались еще до перестройки. 30–40 лет назад эти механизмы работали слаженней. Бесплатные дворцы пионеров, дешевые детские оздоровительные лагеря...

Почему я считаю систему, в рамках которой мы помогаем людям, далекой от идеала? Некоторое время проработала в нашем социальном центре в отделении первичной помощи. Это отделение выдает малоимущим москвичам продуктовые наборы. Чтобы такой набор получить, человек должен иметь на это право. Порой приходит бабушка, у которой сын алкоголик и которой не на что взять кусок хлеба, а по существующим нормативам помочь ей мы никак не можем. Отказывать несчастному человеку, сидящему перед тобой, – самое жесткое и болезненное из всего, что случалось в моей жизни!

К слову, люди, получающие продуктовую помощь, в одинаковых ситуациях ведут себя совершенно по-разному. Бывает, за бесплатным набором, состоящим из тушенки, крупы и макарон, приезжают товарищи на иномарках: «Нам положено!» А есть участники войны, которые говорят: «Спасибо, у меня и так все есть. Отдайте набор тому, кому нужнее!»

Соцработник не просто принес продукты и отдал на пороге. Но, возможно, помог пожилому человеку по хозяйству, пообщался с ним. Многие наши сотрудницы стараются выслушать своих подопечных, посочувствовать им. Однако время на общение особенно не предусмотрено. Нужно открывать и достойно оплачивать новые направления соцработы. Возможно, перенимать опыт развитых стран. Например, Швеции.

– Почему именно Швеции?

– Существующую там систему называют социализмом с человеческим лицом. Практически все медицинские, социальные и образовательные услуги до 2005 года там были бесплатными. Сейчас и шведы стали потихонечку переводить их на коммерческую основу, по при этом одновременно повышая выплаты социально незащищенным слоям.

Или возьмем проблему повышения рождаемости, о которой стало модно говорить. Решили, что на детей будут выплачивать деньги. Причем, всем одинаковые – и бедным, и богатым, и сельчанам, и горожанам. В Швеции же бездетные люди старше 20 лет платят довольно большие налоги. Даже с покупки телевизора. При рождении одного ребенка все налоги снижаются вдвое. При рождении второго – еще больше.

А в Германии каждый житель должен порядка 120 часов в год бесплатно отработать на социальные нужды страны: уборщиком, дворником на улице, сиделкой в больнице или доме престарелых. Богатые могут заменить эти 120 часов денежной выплатой, которую государство также направляет на помощь обездоленным.

В развитых западных странах и поддержка детей-инвалидов или матерей-одиночек тоже развита лучше, чем у нас. Однако Москва старается перенимать положительный опыт. Представители власти стали задумываться над тем, чтобы люди с ограниченными возможностями приобрели хоть какую-то свободу передвижения. Например, года два назад в столице появились автобусы, предусмотренные для того, чтобы втянуть туда человека в инвалидном кресле. Теперь около трети новостроек оборудовано пандусами и подъемниками.

– Что бы ты сделала, чтобы усовершенствовать современную систему социальной помощи?

– Если бы у инвалидов и пенсионеров были нормальные пенсии, наши социальные центры можно было бы со спокойной душой закрыть. На пенсию пожилые люди могли бы получать те услуги, которые им необходимы, причем в достаточном количестве. Два года назад в стране произошла монетизация льгот. Сама по себе идея, на мой взгляд, очень правильная. Другое дело, что сейчас деньги, предназначенные для компенсации прежних услуг, слишком малы.

В девяностые годы Россия переживала трудные времена. Государство практически не занималось здоровьем граждан и не поощряло институт семьи, материнства. Сейчас пожинаем последствия. Работоспособного населения стало меньше. Детей рождается мало, да и здоровьем они не блещут. Здоровье людей среднего возраста тоже оставляет желать лучшего. Нынешний год объявлен Годом ребенка, Москва ежегодно вводит в строй до ста детских садов, коммунальщики принялись строить во дворах детские, спортивные площадки. Я рада, что начались позитивные изменения.

– Чем тебе нравится твоя работа? Что тебя удерживает здесь вопреки не самой высокой зарплате?

– В прошлом году я взяла на обслуживание одну пожилую пару. Муж – инвалид и участник войны. За всю свою жизнь эти супруги не пользовались никакими полагающимися им благами. Хотя обычно, когда берешь карточку участника войны, она практически вся заполнена: посылки, продуктовые наборы, всевозможные льготные талоны, компенсации расходов на бензин... Мы обследовали старичков на предмет материального положения. Жили они весьма скромно, даже холодильник был сломан. Нам удалось выбить для них новый.

В таких случаях я вздыхаю с облегчением: пусть не всем нуждающимся, пусть не сразу, но ты все-таки можешь помочь. Приятно, когда ты просто выразишь внимание к проблеме пожилого человека, выслушаешь его, и он тебя благодарит. «Спасибо» многого стоит!

Светлана РАХМАНОВА


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива