Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 09, 2006

Парашютисты: Репортаж в тандеме

На этот раз редакционное задание свалилось на меня в прямом смысле слова с неба. Идея сначала свободно падала, безуспешно пытаясь уцепиться за другие, потом замедлилась и долго парила в одиночестве, и, наконец, мягко достигла твердой поверхности и оформилась. В репортаж о парашютном спорте.

По дороге с облаками

Воскресным утром, клятвенно пообещав родным ни под каким предлогом не прыгать с парашютом, мы выехали на Волгоградку и направились в сторону Коломны. Погода, как на грех, выдалась летная, а облака выстроились в такие фантастические комбинации, что в голове забрезжила провокационная мысль: «А не рискнуть ли?..»

Проехав километров сто, мы насторожились и стали высматривать в пролетающих мимо пейзажах обозначенные на плане указатель и заправку, за которыми следовало повернуть к центру парашютного спорта «Аэроград».

- Смотри внимательнее, – пошутил муж. – Как только с неба посыплются люди – мы на месте.

- Что-то куполов не видно, – отозвалась я.

- Какие купола? Аэродром же в стороне от города.

- Да я не о церквях. Куполами, чтоб ты знал, называют парашюты, – блеснула я эрудицией. Впрочем, этим мои познания в данной области и ограничивались.

Хотя нет, еще одним знакомым понятием было DZ. Drop zone – дословно «зона выбрасывания». Прямо над ней облака и впрямь разверзлись и выпустили разноцветные лоскутики. Причем некоторые из них беззвучно опускались на траву перед зрительскими скамейками, а другие, резко вильнув в небе, со свистом проносились над головами отдыхающих спортсменов и простых обывателей, вроде нас, и удивительно мягко приземлялись. Это уже потом знающие люди объяснили двум несведущим, что эта парашютная дисциплина – скоростное приземление – называется swoop (в буквальном переводе «налететь», «устремиться вниз»).

Почем мечта?

Мы еще долго стояли, задрав головы и любуясь, а потом отправились исследовать земную часть этого воздушного города.

Пока самолеты и вертолеты поочередно уходили в облака, в ангарах укладчики и дожидавшиеся следующего похода в небо спортсмены скрупулезно скручивали и умещали в небольшие ранцы отощавшие без ветра парашюты, похожие на чудовищных медуз. Пословица «любишь кататься – люби и саночки возить» на скайдайверов не распространяется. Можешь оставить себе только заоблачную часть работы – непосредственно прыжки, а земную поручить специалистам-укладчикам. За дополнительную плату, конечно. А можешь научиться собственноручно упаковывать «крыло», правда, и эта наука тоже стоит денег.

Дороже этого спорта, пожалуй, только содержание яхт и автомобильной «конюшни». Но разве, вспомнив тысячелетнее стремление человека в полет, мы не потратимся, чтобы осуществить несбыточные когда-то, но вполне осуществимые теперь мечты? К примеру, система – основной парашют, запасной, страхующий прибор, ранец – стоит от 4,5 тысячи долларов. Профессионалы и продвинутые любители предпочитают обзаводиться собственной экипировкой, а начинающие вполне могут взять все необходимое в аренду – и парашют любого класса (250 рублей за прыжок), и комбинезон любого размера (250 рублей за прыжок).

Купюры купюрами, конечно, но как быть со страхом? В голове прочно застряла страшилка, что парашют может и не раскрыться. Жертва этого стереотипа, я едва не лишила себя возможности проверить на собственном опыте, что такое полет не во сне, а наяву.

- Страшно не будет, – пообещал инструктор Андрей Громоздин, успевший за шесть лет выполнить 3400 прыжков и стать мастером спорта. – На современных DZ обеспечивается максимальная степень надежности и безопасности. Первый раз прыгаете в тандеме с инструктором с высоты 4 тысяч метров. Понравится – можете пройти ускоренную программу обучения АФФ. Курс состоит из семи уровней, то есть за время обучения студент должен выполнить семь заданий – грубо говоря, сдать семь зачетов.

Пройдя программу, уверили нас, любой научится стабильно падать, выполнять основные маневры – сальто, спираль, движение вперед – и обеспечивать безопасность своего прыжка. А дальше – по желанию – начинается личное совершенствование.

Сейчас мастерство парашютистов меряют категориями: A – новичок, B – продолжающий обучение новичок, C – более опытный и D (после пятисот прыжков) – парашютист, который самостоятельно принимает решения.

- Пять прыжков или триста – почти то же самое. Вот после 500, надеюсь, будет получше! А пока у меня и приземляться-то нормально не всегда получается, – призналась Надя, отмечавшая в день нашего приезда «юбилей» – 300 прыжков – и сменившая за год обучения несколько парашютов. – Когда научишься приземляться на одном размере, надо брать меньший и учиться заново.

- Все студенты начинают прыгать на больших куполах, площадью 230 - 260 и даже 300 квадратных футов, – объяснил Андрей. – Это парашют типа «крыло». Он, в отличие от непредсказуемых десантных прошлого века, позволяет приземляться куда угодно, летит туда, куда хочет человек, а не куда несет ветром. Есть разновидности – от студенческих, которые обеспечивают безопасность даже при ошибках, до экстремальных, которые не прощают самых минимальных оплошностей...

- Каким образом инструктор умудряется подсказывать студенту что-то во время свободного падения?

- Знаками или непосредственно физическим воздействием. А вообще, прыжок сначала долго готовится на земле – от 20 минут и до нескольких часов, пока тело не запомнит, как вести себя. Бесполезно идти в небо, если в мышцах не улеглось. Если человек не расслабится в свободном падении, ляжет не симметрично, начнется вращение, которое самостоятельно очень сложно остановить. Поэтому первые прыжки проходят с двумя инструкторами. Потом остается только один.

Сбрось бабушку с вертолета

У нас, обычных людей, принято считать, что все судьбоносное вершится на небесах. У парашютистов – ровно наоборот: все их рекорды готовятся на земле. Загвоздка в том, что в облаках остается слишком мало времени на принятие решений – всего 55 секунд. А если не раскроется парашют, и того меньше – 20 до столкновения землей.

- Экстремальные ситуации, конечно, случаются, – рассказывает Мария Рябикова, чемпионка мира и Европы по скайсерфингу (прыжки с лыжей на выполнение различных фигур в свободном падении). – Как-то я приземлялась на запасном парашюте на улицу рядом с метро «Тушинская» в непосредственной близости от машин и проводов. Это было действительно страшно. А вообще, отказ основного парашюта – это не что-то из ряда вон выходящее. Его сопровождают вполне стандартные процедуры – отцепка основного и раскрытие запасного купола.

Парашютисты надеются на лучшее. Страховать жизнь у скайдайверов не принято – плохая примета, как и у каскадеров. Вместо этого они носят на цепочках талисманы – декоративные шпильки (шпилькой запирается ранец с уложенным парашютом). Сколько таких странных «запятых» мы увидели на DZ, пока не поинтересовались у их обладателей, что означают украшения.

В «Аэрограде» все настраивало на позитив: и летающие люди в разноцветных комбинезонах, и снующие дети, и приятное осознание всеобщего равенства и братства. Наверное, разряженный воздух наверху так действует на нашего брата, предположили мы.

- Там существует положительная энергия, – показал глазами вверх один из наших новых знакомых. – Она заряжает тебя ровно для следующего прыжка.

- Адреналиновая зависимость, – подытожил другой. И оба они, услышав призыв диспетчера, побежали к самолету вслед за другими яркими комбинезонами.

Жители воздушного города – особая категория. Сюда приезжают не как в какой-нибудь Куршавель, чтобы продемонстрировать горнолыжный костюм от дизайнера мирового масштаба и отдать за порцию глинтвейна запредельную сумму (в кафешке «Аэрограда», кстати, вполне земные цены). Сюда едут, чтобы любоваться облаками, падая с 4-километровой высоты, собирать в небе сложные формации из десятков и сотен парашютистов и выделывать в полете массу всевозможных телодвижений. Жаль только, что все многообразие кульбитов и вращений, которые приходятся на время свободного падания, увидеть с земли никак нельзя. Зато полюбоваться на воздушную акробатику нам предложили на большом экране.

Люди из фильма поочередно стояли на головах, сидели и даже перебрасывали друг другу теннисный мячик. И это при скорости 180 км в час на высоте нескольких километров! Оказалось, все это называется freefly – вертикальные фигуры в свободном падении. Однажды спортсменам просто надоело падать плашмя, соприкасаясь с воздушным потоком всей поверхностью тела, и они придумали новое развлечение, выросшее в спортивную дисциплину.

- В чем специфика и сложность фрифлая? – поинтересовалась я у двадцатидвухлетней Ольги Бакулиной, которая выбрала этот вид акробатики и уже успела в составе команды единомышленников добиться призовых мест на соревнованиях. А сейчас пробует себя в воздушной съемке и работает инструктором: тренирует продвинутых новичков.

- Это более высокие скорости, потому что площадь тела уменьшается. Психологически это по-другому. Человек ведь не привык находиться вниз головой, а при этом надо еще и маневры совершать, – объяснила Оля.

- Чтобы придти в парашютный спорт надо, наверное, быть подготовленным человеком?

- Я, например, занималась скалолазаньем, боевыми искусствами, йогой. 700 раз прыгнула на групповой акробатике, чтобы научиться. Потом начала заниматься фрифлаем. А вообще, чтобы придти в этот спорт, нужно только желание.

Да что там физические данные – даже возраст, рассказали мне, для прыжков – не помеха. Программу начального обучения АФФ в «Аэрограде» проходили люди за 50 лет. В тандеме прыгал 76-летний дедушка. Еще один возрастной студент – 78-ми лет, в прошлом мировой рекордсмен, три десятилетия назад закончивший карьеру и не имевший представления о том, как прогрессировала парашютная техника, тоже совершил прыжок, пройдя инструктаж. Но и это не предел: в мировой практике известен случай, когда с парашютом прыгала 92-летняя бабушка.

Самому молодому экстремалу «Аэрограда», который спускался с неба в тандеме, было всего 6 лет. Однако особенно на DZ гордятся юной парашютисткой Настей, которая обещает стать рекордсменкой Гиннеса, – к десяти годам она сделала 100 прыжков в тандеме. Жаль только, пока падать самостоятельно эта звездочка не может: по российским законам начинать обучение по программе АФФ разрешается только с 15 лет.

Небесные ныряльщики

- Этой зимой мы прыгали в 28-градусный мороз, – похвастались Надя и ее друзья, когда мы «приземлились» перекусить в кафе.

- Не холодно было?

- Наоборот – нет такого перепада температур, как сейчас.

Мороз парашютистам, может, и нипочем, а вот дождь – враг номер один. В облаках будущие капли – еще не вода, а ледяные иголки. Что бывает, когда под их обстрел попадает скайдайвер, нам продемонстрировали наглядно. Мало того, что льдышки оставили на лице воздушного оператора красные отметины, они еще и повредили объектив фотокамеры.

Кстати, воздушные операторы – отдельная тема для разговора. Это, утверждают спортсмены, универсальные люди: они умеют не только контролировать собственное падение, но и следить за перемещениями своего визави и фиксировать их для истории.

- Главное, улыбайся, – подбадривали меня ребята, когда я, наслушавшись парашютных баек и вконец очарованная небесной романтикой, решилась-таки сигануть с 4-килимертовой высоты в тандеме с инструктором и в компании оператора. – Если закрыть рот, щеки будет трепать – некрасиво. И все время смотри в небо – там такая красотища!

- Может, не пойдешь? – безнадежно спросил муж, когда я продемонстрировала ему желтый комбинезон с фиолетовыми полосками и надписью Skywalker. «Между прочим, мой бывший наряд», – подмигнула фрифлаистка Оля, и я решила, что это хороший знак.

- Поздно, батенька! – на мне уже затягивали специальное приспособление, вроде детского «кенгуренка», за которое потом подвесят к инструктору.

- В любом случае, попробовать стоит. Чтобы просто получить представление, что такое парашютный спорт. На моей памяти были люди, которые, прыгнув, говорили: «Это не для меня». Но большая часть очень быстро заражались небом! – подбадривал заслуженный мастер спорта, член национальной сборной России по парашютной групповой акробатике Николай Сухарников, двукратный чемпион мира, неоднократный чемпион России и Европы, рекордсмен мира.

Ну как не поверить человеку, который более 14 тысяч раз уходил в небо и до сих пор спешит туда при первой возможности!

А вот моя возможность чуть было не была упущена. За те полтора часа, пока наш взлет номер 38 пережидал дождь, я успела понять истинный смысл выражения «нелетная погода». А еще – поставить десяток подписей на документах, разоблачиться и снова натянуть комбинезон, когда наконец выглянуло солнце.

- Вы сколько раз прыгали? – по пути к вертолету спросила я у инструктора Сергея Лепешкина, «начальника» моего тандема.

- В первый раз буду, – засмеялся он и добавил: – с тобой. А без тебя – четыре тысячи.

В МИ-8 меня пристегнули, надели шлем, очки. Долго пытались научить полагающимся по традиции рукопожатиям, но не могли – от страха голова отказывалась работать. Потом раздался сигнал, и где-то впереди открылась дверь в небо. Один за другим в ней начали исчезать только что сидевшие рядом люди. Мозг вошел в нормальный ритм, и положенные по традиции жесты все-таки дались мне.

- Пошли, – подтолкнул инструктор. Я выглянула из вертолета, сквозь страх улыбнулась оператору, висящему, как мне показалось, в воздухе, и мы нырнули в небо. Перевернулись и понеслись вниз сквозь молочное облако.

Такое бывает только во сне: хочешь кричать, но лишь открываешь рот в беззвучном крике. В первую секунду показалось – это от страха. Потом осознала – от восхищения!

Вспомнила, что надо разглядывать облака – и честно пыталась. Улыбалась падающему напротив фотографу. Махала рукой повисшей неподалеку Наде, узнав ее по усыпанному смешными поцелуйчиками комбинезону. Вот только о чем думала целую минуту – так и не могу понять.

А потом услышала писк инструкторского высотомера. И купол, раскрывшись, рванул нас вверх. Под ногами расстилалась карта с реками и разноцветными квадратиками. И стояла такая тишина.

Где-то внизу виднелась маленькая красная стрелка. На земле она была огромной. Подумалось, что все проблемы отсюда кажутся такими же пустяковыми…

- А какие сны снятся! – обещали мне ребята, стягивая шлем и высвобождая из экипировки.

– Ты потом все поймешь, попозже, когда придешь в себя. – Вид у меня, наверное, был и впрямь ошалелый...

Всю дорогу до Москвы я дразнила мужа своими впечатлениями, строчила smsки друзьям и успокаивала по телефону шокированную маму: прыгать это страшно здорово!

Ночью мне снились и рокот аэродрома, и ледяная синева. Проснувшись, я твердо решила повторить эти фантастические секунды хотя бы еще раз... А потом еще, еще и еще!

Анастасия БЕЛЯКОВА

«Ст.М» благодарит Надежду Доброву, Андрея Громоздина, Ольгу Бакулину, Марию Рябикову, Николая Сухарникова, Сергея Лепешкина и других замечательных парашютистов, директора Романа Леднева и персонал «Аэрограда» за помощь в подготовке материала.


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива