Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 10, 2005

УДИВИТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ОЛДРИДЖА ЭЙМСА

Мы неоднократно отмечали в главах нашего сериала, что высшая цель работы разведчика в «поле» - вербовка. И, естественно, самые ценные вербовочные источники золотыми буквами вписаны в историю крупнейших мировых разведок. К числу удач наших спецслужб, конечно, в первую очередь относят «кембриджскую четверку» - Филби, Блейк, Кейнкросс, Макклин. Однако о перипетиях работы этих абсолютно бескорыстных агентов Москвы написано уже достаточно много, а потому в этой главе коснемся судьбы другого громкого советского «крота» - Олдриджа Эймса.

В отличие от Кима Филби О. Эймс не принадлежал к идейным сторонникам Советского Союза, видевшим в нем оплот мира и справедливости. Эймс сознательно работал за наличные и за девять лет своего сотрудничества с нашими спецслужбами получил, по скромным американским оценкам, порядка двух с половиной миллионов долларов. Однако разведка - это не пансион благородных девиц, и деньги - такой же ключ к секретам потенциального противника, как и многие другие.

Когда февральским утром 1994 года Эймс был неожиданно вызван в свой кабинет в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли, он вряд предполагал, чем эта поездка для него закончится. Между тем, ФБР примерно год занималось его персональным делом, вычислив его как источник утечки важнейшей информации. Решающим аргументом в пользу того, что американские спецслужбисты вплотную занялись предполагаемым «кротом», стали сведения, как утверждают, полученные от «источника», якобы имевшего доступ к досье КГБ. Тот самый случай столкновения вербовочных побед. Так вот, «источник» сей сообщил, что в чреве ЦРУ действительно оперирует «крот», имевший-де оперативный псевдоним «Колокол».

К тому же, как сообщил, видимо, уже церэушный «крот», советский агент имел встречи со своими операторами в Риме и колумбийской столице Боготе. Естественно, такая наводка резко сузила круг подозреваемых лиц, которые должны были отвечать двух критериям - иметь допуск к критически важным материалам по вербовкам в среде советских командированных и совершать поездки в означенные города. Из колоды выпало одно имя-Эймс.

Так, с 1993 года он и попал под плотный колпак своих коллег по защите американской демократии. Оперативники, работавшие по его подозрительной персоне, были объединены под шифром «Кинжал». Именно так была названа контрразведывательная операция, призванная восстановить хирургическим путем репутацию ФБР.

Самое интересное, что американские коллеги Эймса долго колебались, прежде чем решиться на его задержание. Дело в том, что достаточно продолжительная слежка, прослушивание телефонных разговоров, равно как обыски так и не дали следователям достаточных улик для того, чтобы предъявить предполагаемому контакту КГБ обоснованное обвинение в противоправной деятельности. Интересно, что уже после ареста фэбеэровцы обнаружили, что вместо того, чтобы в прямом смысле рыться в грязном белье, им следовало бы внимательнее отслеживать оперативные материалы наружного наблюдения. Так, в частности, выяснилось, что бесстрастная фотокамера, фиксировавшая в режиме нон-стоп всех, кто входил и выходил из нашего посольства, несколько раз засекла и Эймса, который посещал «логово» потенциального противника без санкции руководства и без составления отчетов. А заодно открыто встречался со своим куратором, которым, по мнению американцев, был некий Ю. Чиндяйкин, наш эксперт по вопросам ядерного разоружения.

Однако при взвешивании всех «за» и «против» в отношении немедленного задержания перевесил пример с другим советским агентом - Ли Говардом, который еще в 1985 году, почувствовав за собою слежку, ушел из-под наблюдения фэбеэровцев в Санта-Фе, штат Нью-Мексико, а вскоре объявился в Москве. (К слову, несколько лет назад Говард погиб на своей подмосковной даче при весьма странных обстоятельствах. По официальной версии, он в нетрезвом состоянии споткнулся, упал с крыльца и сломал себе шею. Однако если бы не существовало джентльменского соглашения между разведками, по которому они обязались не охотиться за своими «отступниками» на чужой территории, вообразить можно было простую ликвидацию.)

Так или иначе, но 21 февраля Эймса выманили из дома под предлогом получения важной телеграммы, для ответа на которую нужна была его консультация, а в нескольких кварталах от его дома «Ягуар» разведчика был блокирован двумя машинами агентов ФБР.

Ну, а дальше все было, как в обычном шпионском фильме. В его машине агенты обнаружили кусочек мела с остатками голубой краски, что было воспринято, как доказательство того, что Эймс оставлял свои отметки-сигналы на синих почтовых ящиках. Обыск в самом доме позволил найти материалы, свидетельствовавшие о переписке Эймса с кураторами, что говорило скорее о самонадеянности агента, чем о ловкости следователей и оперативников. И дело завертелось. Главным свидетелем на нем стала жена Эймса - Росарио, которой в обмен на свидетельские показания против супруга обещали сравнительно мягкий приговор. Эта сделка удалась, Росарио активно принялась разоблачать мужа и, в конце концов, отделалась, по американским меркам, легкими испугом - пятью годами тюрьмы.

Впрочем, обо всем по порядку. Чем же был так ценен Олдридж Эймс для нашей разведки и почему его провал был воспринят крайне болезненно?

Как вспоминал уже сидючи в тюрьме сам агент, некоторые зерна сомнения в его сознание внес известный советский журналист-международник Томас Колесниченко, как известно, близкий друг будущего главы СВР и премьер-министра Е. Примакова. Тогда, в семидесятые годы, Эймс присматривал за советскими сотрудниками миссии ООН и как-то, видимо, также по долгу службы сошелся с советским матерым международником, что называется, за рюмочкой. И не то чтобы журналист открыл спецглаза офицеру, но Эймс с удивлением, по его признанию, узнал, что Советы не только сами опасаются Штатов, но и что их страх усиливается оттого, что у кремлевских вождей нет достоверной информации о настроениях в американских верхах. А это грозит непредсказуемыми последствиями для всего мира.

В результате, как нетрудно догадаться, О. Эймс решил изменить родимой «конторе» по высоким идейным соображениям. Так, во всяком случае, утверждал сам пожизненный узник. Кадровый церэушник вообразил себя чуть ли ни Миссией, способным развеять опасные страхи кремлевских старцев, а заодно сблизить Россию и Америку. Впрочем, и наши доморощенные перебежчики никогда не упускали случая подчеркнуть, что работали не против своего народа, а против прогнившей тоталитарной системы. И вот, начиная с 1885 года, Эймс решился вступить в контакт с агентами, «пришедшими с севера». Правда, отнюдь не по альтруистическим соображениям - уже за первую информацию он получил порядка пятидесяти тысяч долларов.

Как считается, Эймс, занимавший ключевую должность начальника отдела контрразведывательных операций в управлении, касающихся Советского Союза, выдал не менее десяти важных агентов из числа наших дипломатов и сотрудников КГБ, завербованных в разные годы западными спецслужбами. По другим сведениям - аж тридцать четыре. Существует версия, что Эймс еще усердствовал и по той причине, что боялся, как бы кто-то из американских «кротов» в недрах КГБ не выдал бы его самого.

Весьма характерно, что в 1985 году ФБР и ЦРУ разработали стратегическую программу вербовки агентов из числа сотрудников советского посольства в Вашингтоне и других представительств страны советов, которая получила весьма пикантное название «Ухаживание». Так вот, одним из главных ухажеров и вызвался быть Эймс. Не трудно предположить, насколько тогдашняя ситуация была бурлескной. С одной стороны, Эймс мог докладывать своему начальству о соблазнении некоего дипломата из далекой России, готового к восприятию тридцати штатовских серебренников. С другой - тут же имел все возможности сдать жертву ухаживания советским кураторам. Тем более что Эймсу было достаточно просто намекнуть Москве, что тот или иной работник просто склоняется к сотрудничеству либо проявляет заинтересованность в контакте, чтобы такой морально неустойчивый дипломат или офицер разведки тут же получил счастливую возможность вернуться из капиталистического ада на Родину.

Причем информация Эймса была действительна сверхценной, поскольку он смог назвать имена двойных агентов. То бишь штатных сотрудников КГБ и ГРУ, реально завербованных коллегами их ЦРУ. По советским законам той эпохи предателей ждал один конец - расстрел, а потому впоследствии американские гуманисты назвали Эймса еще и убийцей.

Но тут в силу вступил известный двойной стандарт, по которому предатель О. Гордиевский ценой своей жизни внес вклад в прекращение «холодной войны» и ликвидацию империи зла - Советского Союза, что по меркам Лондона и Вашингтона - дело исключительно благое. А вот Эймс - преступник, но, как говорится, своя национальная рубаха ближе к телу.

В Москве эффективность Эймса была оценена, но поскольку было очевидно, что такая «утечка» не останется без последствий и самого серьезного внутреннего расследования, то Олдриджа попросили сверх меры не рисковать и выдавать информацию дозировано, дабы не выдать самого себя с головой.

Более того, если верить Эймсу, то его куратор по имени Владимир даже обещал, что КГБ организует несколько отвлекающих операций для того, чтобы распылить силы американских спецслужб и отвлечь их от фигуры столь ценного «крота». В этом контексте мне приходилось слышать мнения о том, что даже скандал вокруг «жучков» в стенах американского посольства мог как раз служить такой цели. Впрочем, конфликтов между ЦРУ и КГБ на всей планете тогда хватало. Разобраться в том, какие из них могли служить делу прикрытия Эймса довольно трудно.

Тем более что многие стратегические замыслы раскрываются спустя многие десятилетия. Так, для примера, видный советский диверсант, генерал Павел Судоплатов отметил в своих мемуарах, что знаменитая блокада Западного Берлина, устроенная в конце сороковых Сталиным, была направлена не на то, чтобы уморить «островок свободного мира» голодом, как утверждали на Западе. А исключительно для отвлечения сил американцев от гражданской войны в Китае, где верх стал брать Мао. Напиши нечто подобно историк - коллеги явно подняли бы его на смех.

Впрочем, есть сведения, что операция прикрытия действительно была, но не оказалась столь масштабной. Так по другой версии, одному из сотрудников КГБ, работавшему в Восточном Берлине, было поручено конфиденциально сообщить коллеге из ЦРУ, что, мол, утечка сведений о двойных агентах произошла из Центра связи ЦРУ в Уоррентоне (штат Вирджиния). И, видимо, провокация удалась, поскольку штатники действительно перетрясли с пристрастием весь персонала злополучного центра, но так никого и не вычислили. Естественно, однако, предположить, что столь ценного агента, как Олдридж, прикрывали многократно.

Что касается собственно сведений, поступивших от Эймса, то, разоблачив, скажем, генерала ГРУ Полякова, он вряд ли, вопреки многим уверениям, мог успеть сдать того же О. Гордиевского. Нынешний «историк КГБ» был отозван из Лондона в Москву 17 мая 1985 года, то есть за месяц до оптовой сдачи «двойников» Эймсом. К тому же «мягкая обработка» Гордиевского на конспиративной даче Первого главного управления могла свидетельствовать только о том, что прямых улик, изобличающих его предательство, не было. Чуть позже Эймс подтвердил факт измены Гордиевского, но к тому времени «птичка» улетела при помощи британских разведчиков.

К слову, после многочисленных тюремных признаний Эймса американские спецслужбисты сделали для себя немало полезных выводов. В частности, в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли были укреплены «перегородки» между отделами и сужен круг лиц, допускаемых к информации конфиденциального характера. Заодно стали строго следить за моральным обликом резидентов за границей. Нескольких сразу отозвали домой, в Америку. Правда, поводы были иного порядка. Один из отозванных был пойман на том, что стал грозить своим подчиненным пистолетом. Всем были памятны и частые загулы Эймса и сигналы от доброжелателей, что тот уж очень вызывающе сорит деньгами. Тогда Эймс сослался на наследство, которое якобы получила его жена-колумбийка, и «сигнал» положили под сукно.

Павел ЕРМИШИН


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива