Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 03, 2005

Александр Архутик: Танец с кистью

Угадывать в очертаниях облаков персонажей будущих картин и тайные знаки, рассматривать кляксы, соскользнувшие с кисти, и видеть в них горные пейзажи, резные пагоды, извивающихся драконов и лица китайских мудрецов. Читать в штрихах карандаша и красочных брызгах причудливые иероглифы, понять которые не способен и самый тонкий знаток Востока... Кстати, и для самого художника и дизайнера Александра Архутика собственные каллиграфические экспромты остаются неразгаданной китайской грамотой. Они возникают вместе с вдохновением и начинают жить на листе в своем параллельном мире. Черные на белом, как клавиши рояля. Притронься - и зазвучит тихая музыка. Гипнотизирующая, медитативная, под которую легко рисуется и думается. Собственные мысли художник, между прочим, не так давно проиллюстрировал, и получилась обширная остроумная и чуть ироничная серия.

А еще Александр Архутик ведет как главный художник четыре издания: «Ст.М», «Персону», «Этносферу» и «Самозащиту». На его счету десятки оригинал-макетов газет, журналов и альманахов, целая коллекция логотипов. А газета «Вечерний клуб», например, вообще получила от него свой символ - симпатичную ворону. Его работы в области полиграфического дизайна завоевывают награды на российских и международный конкурсах. Но все это не так уж важно, говорит Александр Борисович. Главное для художника - свобода и вдохновение.

Творец, в каком бы жанре он не работал, должен иметь свой стиль, почерк. Узнаваемость - бесспорный залог успеха. У главного художника издания совершенно другая задача - растворить свое «я» в кеглях, гарнитурах, интерлиньяже, иллюстрациях и заголовках. Работа дизайнера не должна быть заметна на полосах издания, утверждает Александр Архутик.

- Китайцы говорят, что мастер хорош, если его кисть не видна, - объясняет Александр Борисович. - То есть ты видишь картинку, а инструмента, с помощью которого она нарисована, не замечаешь. То же самое в периодическом дизайне. Художник не должен превалировать, он решает задачу. Дизайнер не мешает, он отстраняется. В полиграфии важно, чтобы текст прочитывался, а картинка была видна.

Художник довольно рано определился с выбором профессии - в восемь лет Саша Архутик уже «издавал» собственный журнал. А первые попытки подружиться с карандашом и кистью вообще предпринимал в возрасте трех лет, сидя на коленях у мамы-художницы и портя ее рисунки. И еще он часами мог перелистовать редкие и почто запретные в то время иностранные журналы, рассматривать фотографии, изучать шрифты. Будучи подростком спорил с отцом, тоже художником, о классической живописи. Идеалом родителя были передвижники: Левитан, Саврасов, Шишкин. Сына же больше привлекали модернисты. В этих спорах, как говорит сам Архутик, он оттачивал мировоззрение.

Силу воли художник воспитывал в нескольких безуспешных попытках стать студентом Полиграфического института. Поступление заняло пять лет. За это время Архутик успел не только набраться художественного опята, но и сменить наименование «абитуриент» на звание «солдат Советской армии».

- Меня всегда тянуло к периодике, - рассказывает Александр Борисович. - Хотя была возможность поступить и в МАРХИ, и в Суриковский. В Строгановке у родителей тоже были знакомые. Я даже занимался там некоторое время: церквушки, помню, какие-то рисовал, гипс… Но сразу понял - не мое!

Поступить в Полиграф помог, как это часто бывает, случай. После очередной неудачи Архутика познакомили с художником-графиком Дмитрием Лионом. Преподаватель и ученик сразу нашли общий язык, и на пятый раз штурм института увенчался победой.

- Я занимался со многими учителями, но в духовном плане не находил ни с кем ничего общего. А с Дмитрием Борисовичем все стало сразу понятно и интересно, - делится художник. - А своим наставником в полиграфии могу назвать Андрея Сперанского, который был главным художником «Студенческого меридиана». На втором курсе Полиграфа я делал журнал «Олимпийская панорама», который печатался в Югославии, и мнил себя мэтром. А потом пришел в издательство «Молодая гвардия», где мне предложили вести журнал «Вожатый». Оказалось, что мне еще многому надо учиться. Как раз в этом-то Андрей мне очень помог.

- Как вы думаете, научить рисовать можно?

- На уровне передачи того, что ты видишь, - да. Это не так сложно. А вот научить выражать себя невозможно. В творчестве главное - не понять, а почувствовать. Либо ты становишься свободным и выплескиваешь из себя все, что в тебе есть, либо - нет. А художник, который не выражает себя, не может называться художником.

- Что значит «выплескивать себя»?

- Ты живешь, в тебе накапливаются ощущения. Ты видишь, что происходит вокруг себя, и в любом случае не остаешься к этому безучастным: что-то тебе нравится, что-то нет. В какой-то момент просто необходимо все это выразить на бумаге. Я, например, и сам часто не знаю, в какой форме это будет. Может быть, просто клякса, может быть, какой-то графический объект. Я часто даже не задумываюсь, что делаю.

- Во сне приходят какие-то образы?

- Во сне придумаются знаки, логотипы. Когда сидит в голове какая-то дизайнерская задумка, то чаще всего она решается во сне. Тут два начала, два полушария работают. То, что касается дизайна, профессиональной работы - связано с полушарием, которое отвечает за логику. А если дело касается свободного творчества, тут уж практически не задумываешься, - это другое полушарие начинает работать. Оно служит для выброса энергии, мыслей. Я пришел к выводу, что это что-то вроде психотерапии.

- Какие образы сейчас преобладают в свободном творчестве?

- Трудно определить, что это. Даже конкретные образы ушли. Мне сейчас стали интересны просто случайные штрихи: берешь кисточку и стряхиваешь с нее краску. В последнее время получаются необъяснимые вещи. Я бы назвал их медитативной абстракцией.

- То есть с натуры вы вообще не пишите?

- Нет. Меня скорее волнует образ. Важно его запомнить и выразить через свое «я». Меня, кстати, за это в институте очень ругали. Все время спрашивали: «Когда же ты начнешь рисовать Машу?» Да не интересна мне конкретная Маша, мне образ женщины важен!

- А такой жанр как автопортрет для художника Александра Архутика существует?

- Мне он неинтересен. Есть внешнее и внутреннее. Меня больше волнует второе. А на себя смотреть не люблю. Это же просто условность: так ты выглядишь или по-другому. Меня больше занимает, что происходит внутри. Смотришь на солнце или на облако и испытываешь при этом какие-то чувства. Вот это мне интересно передать.

- При всем разнообразии жанров и техник, которые вы используете, сюжеты ваших работ часто связаны с Востоком. Чем он вас привлекает?

- В свое время меня очень поразил Цибайши. Этот китаец был одним из немногих, чьи альбомы в Советском Союзе продавались. Однажды мне попалась книжка, и когда я ее листал, то увидел двух мух на белом поле. И расположены они были таким образом, что ничего больше туда не вмещалось. И даже не важно, что это были мухи - могли быть просто точки, - но они стояли там, где должны были стоять. Я был поражен! А когда перевернул лист, то увидел, что на следующей странице - вообще одна муха! И тоже держит лист. Мне это настолько понравилось, что я стал искать истоки этой гармонии. Потом появился интерес к восточной философии, к Лао-Цзы, к дзен-буддизму.

- И что вы для себя почерпнули из восточной философии?

- Мудрецы постоянно говорят: «Будь самим собой». Дышишь - дыши, хочешь есть - ешь, спать - спи, тянет рисовать - рисуй. Занимайся тем, к чему лежит душа. Не надо придумывать лишних проблем. Будь свободным. Прежде всего, меня привлекает именно это ощущение свободы. Ты творишь ради творчества. В наше время особенно важно это понять, потому что свобода уходит из творчества: человек работает на какую-то идею. А в искусстве не должно быть цели.

- Как приходит вдохновение?

- Иногда приходит, иногда нет…

- Надо ли себя заставлять работать, если оно не пришло?

- Нет.

- Но мне казалось, художнику, как и музыканту, писателю, спортсмену, нужны тренировки: музыканту - играть в день три часа, писателю - писать в день две страницы, художнику - рисовать…

- Ни в коем случае! Зачем загонять себя в рамки. Вообще, мне кажется, самое страшное для художника - крест, который он сам на себя взваливает. «Я должен в год участвовать в пяти выставках», «Я должен в год продавать десять работ» - это ужасно! Твори, когда творится! А не хочешь - не пытайся себя преодолеть: все равно ничего не получится.

- А как же быть с процессом создания печатных изданий в таком случае? Что же остановить на время производственный процесс, если главного художника не посещает вдохновение?

- В создании журнала задействовано другое полушарие. Плюс уже есть достаточный опыт, поэтому можно настроить себя на работу.

- Что сейчас модно в полиграфии? Есть ли новые тенденции?

- После того, как в создание периодики вошел компьютер, все стали играть. Сейчас уже наигрались. И ударились в минимализм: все дизайнерски выстроено, функционально, точно, иногда даже чересчур. Как стиль хай-тек в архитектуре. Но, по сути, сейчас кардинально нового в полиграфии не появляется.

- Из российских изданий вы выделяете какое-то как образец вкуса, стиля, качества?

- «Коммерсантъ» - это, бесспорно, очень качественное издание. Хотя мне коммерческие и деловые газеты и журналы не близки: они слишком жесткие и отстраненные: «Прочитай, получи информацию и оставь меня в покое, я все равно выше тебя»... «Афиша» - очень грамотное издание. (Разве что, кегль мелковат для чтения.) А вообще в печатной прессе главное - чтобы было удобно. Это как стул, на котором сидишь. Можно сделать его хоть царским троном, но если сидеть неудобно, то встанешь и пересядешь на другой.

- С чем по-вашему связано то, что сегодня люди в основном не читают, а смотрят картинки?

- Это усталость от текста. Крен в сторону визуального восприятия. Но переживать не стоит: насмотрятся, потом снова начнут читать. Меня больше пугает то, что происходит в живописи - люди не хотят рисовать. Искусство перемещается в какие-то смежные области: видео-арт, перформансы, инсталляции. Пройдет ли это? Или наоборот вытеснит изобразительное искусство в его привычном виде…

- Вы больше художник и дизайнер?

- Я художник, когда делаю что-то для себя. Дизайнеру же работать «в стол» нет смысла. Его труд должен быть опубликован, востребован. У дизайнера исключительно прикладные цели. А в свободном творчестве не может быть зависимости от сроков, денег. Художника не должно волновать, нравится он кому-то или нет. Вполне возможно, что лет через сто его картины будут бесценны.

- У каждого художника есть определенные периоды в творчестве. Сейчас ваша самая яркая серия - круглоголовые персонажи, нарисованные фломастером. С чем связано их появление?

- Каждая новая серия - просто проба сил, поиск новых путей. Эта серия родилась в деревне: там время течет по-другому. Я мог хоть целый день сидеть и вырисовывать каждую мелочь, придумывать новые сюжеты. Сейчас, правда, попробовал к ней вернуться - не получилось. Но у меня есть и «персонажи», к которым я обращаюсь постоянно - это кляксы. Они уже сами по себе живут и развиваются.

- Вы часто вписываете в картину ее название. Это художественный элемент или она вполне может существовать и без имени?

- Сейчас я прихожу к выводу: картинки вообще не надо называть. Это получается не расшифровка, а уход в сторону, потому что слова - это совсем другое искусство.

- А почему английский шрифт для вас предпочтительнее?

- Гарнитура грамотно построена. Нет нелепых букв, типа наших «ш», «щ», «з», «ж». Для дизайнера русский язык - катастрофа. Если в логотипе появляются «щ», или «э», или «д» эта дурацкая, то портят любую надпись. Латинский шрифт изначально продуманнее. А нам не повезло: Петр I механически заменил кириллицу новый шрифтом, и мы до сих пор расхлебываем. Вся латиница даже смотрит в одну сторону, а у нас: «я», «ж»… Это нарушает ритм.

- Любимые картины у вас есть?

- Нет. Проходит серия - и я о ней забываю. У меня нет ни одной картины, которую я бы мог повесить на стену и не снимать: рисую, вешаю, потом придумываю новую, и она занимает место предыдущей.

- Это необходимость - менять все вокруг себя?

- Нет. Просто мне картинка приедается. Месяц не выдерживаю. Дома у меня висят картины мамы, графика Дмитрия Лиона - вот от них я не устаю: другая энергетика.

- А почему у «Ст.М» в последнее время очень часто меняется макет?

- Молодежь живет в другом ритме. Поэтому переделывать просто необходимо. Желательно, чтобы журнал менялся раз в год.

- Раз уж мы заговорили о молодежи. Ваш сын собирается в будущем продолжить художественную династию?

- Что-то в последнее время тяга к рисованию у него пропала. Сейчас он, как и все подростки, увлечен компьютерными играми. Хотя раньше много и действительно здорово рисовал. Мне очень нравилось. А может, ему это и не нужно, может, его математика увлечет или химия… Мне бы хотелось, чтобы он нашел что-то свое, а какая это будет область творчества - не важно. Главное, чтобы получал от этого удовольствие.

- А вам никогда не хотелось все бросить?

- Пока мне интересно. Но кто знает, может через пять лет надоест.

- На вашем счету несколько наград в области полиграфии. Какая самая дорогая?

- Премии - это не существенно. Китайцы говорят: «Если мастер говорит, что он мастер, то он уже не мастер»... Важен процесс творчества. Но, пожалуй, очень приятно было получить международную премию «Эпика» за самое красивое рекламное издание - газету «Рекламный мир».

- Процесс творчества - таинство?

- Конечно. Это очень интимно. Я, например, в институте никогда не мог работать на пленэре. Я работаю только один. Вдохновение - это очень кратковременный момент. У меня он длится максимум полчаса. Это некий танец с кисточкой.

- Сегодня вдохновение прошло, а на следующий день вы можете продолжить какую-то вещь?

- На другой день я рисую другую. Чем в этом смысле графика привлекательна - можно делать быстро и сразу.

- Может, вам просто не хватает терпения?

- Может быть… Это по-видимому мое психофизическое качество: я не буду сидеть месяц над картиной. Даже в институте делал натюрморты в один присест. Мне вообще экспрессионизм близок.

- Вот почему вы не пишете маслом…

- Не могу дождаться, пока оно высохнет, - смеется Александр Борисович. - Когда-то писал маслом, но все время переписывал. В итоге получалось по пять слоев краски.

- Творчество - это из космоса или земное?

- Все взаимосвязано. Мы с космосом в одной системе. Поэтому я верю астрологам.

- А мистика в творчестве присутствует?

- Никакой. Есть замечательная китайская категория: «ничего особенного».

Анастасия БЕЛЯКОВА


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива