Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 03, 2005

Незадачливый игрок

Лоренс БЛОХМЕН

Макс Риттер, самый молодой и наиболее толковый из лейтенантов полиции Норсбенка, прибыл на работу, как обычно, в семь часов. Прочтя послание, лежащее на столе, он не стал ждать утренней пятиминутки, а сразу отправился на Кенольд-стрит, 2214.

Двое полицейских в гражданском, сидевшие на ступеньках двухэтажной виллы, при появлении Риттера тут же вскочили.

- Коронер еще не прибыл, - сказал один из них. - Труп по-прежнему лежит у подножия лестницы. Некто Роберт Арлингтон, проживавший у Смитов.

Тело лежало головой вниз, одна нога зацепилась за ступеньку. Покойному было лет тридцать пять. На нем было только нижнее шелковое белье и надорванный у ворота жилет.

- Смиты наверху, - сообщил один из полицейских.

Молодой детектив обнаружил в спальне атлетически сложенного мужчину в хлопковой пижаме, сидевшего на краю кровати и не отрывавшего взгляда от рук. Невысокая блондинка в небесно-синем дезабилье смотрелась в зеркало, нервно пытаясь накрасить губы. Когда мужчина встал, Риттер обратил внимание, что у него чуть обвислые щеки и большие залысины, окруженные венчиком седых волос.

- Я - Джонатан Смит, а это моя жена Моника. Полагаю, вы хотите, чтобы я рассказал, что случилось.

Моника едва доходила ему до плеча и выглядела лет на пятнадцать моложе. Она таращила невинные синие глаза. Ее внешность и кокетливое дезабилье свидетельствовали о женственности, от которой могло растаять любое мужское сердце, даже каменное сердце офицера полиции.

- Сказать особо нечего, - начал Смит. - У меня бывают приступы сомнамбулизма, и примерно год преследует один и тот же сон - я сталкиваюсь с грабителем, ворвавшимся в дом. Я собирался навестить психиатра, чтобы избавиться от кошмара, но постоянно откладываю свой поход… В эту ночь я опять бродил по дому. Мне показалось, что я наткнулся на злоумышленника и подрался с ним… А когда проснулся, то стоял на верху лестницы. Жена трясла меня за руку, издавая пронзительные вопли. А бедняга Арлингтон лежал внизу в том положении, в каком вы его нашли.

Смит облизал губы. Его жена смотрел на детектива серыми, честными глазами, умолявшими поверить в его рассказ.

- Продолжайте, - кивнул Риттер.

- Я, конечно, испугался. Похоже, я схватил Арлингтона во сне и, сочтя его грабителем из сна, столкнул с лестницы. Я бросился вниз на помощь, но он был мертв. Наверное, ударился головой о ступеньку. Я тут же вызвал полицию.

- Время помните?

- Четыре часа три минуты, - сказала Моника. - Я глянула на часы, пока Джонатан звонил.

Она не сводила испуганно обожающих глаз с застывшего лица мужа. Тот обнял жену за хрупкие плечи, словно пытаясь ее успокоить.

- Давно Арлингтон жил у вас?

- Три дня, - ответил мужчина.

- Может, он знакомый вашей жены?

- Нет, нет!

Моника так энергично затрясла головой, что волосы упали ей на лицо.

Смит объяснил, что Арлингтон прибыл в Норсбенк специально для консультации с ним, ибо изучал труд профессора Смита «Мутации костистых рыб». Места в доме хватало, и они предложили гостю остановиться у них.

- Где спал Арлингтон? - осведомился полицейский.

- Внизу, в комнате рядом с кухней. Когда-то это была спальная горничной, но поскольку у нас нет средств на прислугу…

- Если он спал на первом этаже, какого черта Арлингтон делал на лестнице в четыре утра? - удивился Риттер.

- Думаю, это останется тайной навсегда, - вздохнул Смит, отпуская плечо Моники, чтобы убрать прядь волос с лица жены. Потом небрежно добавил. - Не вижу смысла в дальнейшем допросе. Все предельно ясно - я убил этого беднягу. Невольно, но все же убил. Вероятно, вы арестуете меня на убийство?

- Это решать коронеру, - возразил Риттер. - А пока позвольте провести осмотр.

И не ожидая разрешения, детектив распахнул шкаф, оценил взглядом судебного пристава кучу с виду дорогих платьев и роскошных туфель. Приглядевшись, он заметил, что наряды не новые, но имели хороший покрой и сшиты из первоклассных тканей. И на всех была отметка известных кутюрье Нью-Йорка и Майами.

Хотя у Смитов не было денег на прислугу…

В ванной Риттер не обнаружил ничего интересного, как и в соседней комнате, служившей кабинетом Смита. Он спустился на первый этаж.

Комната Арлингтона выглядела так, словно здесь пронесся разрушительный ураган, или гость поспешно собирался уехать. На полу лежали два раскрытых чемодана, а их содержимое валялось на кровати, стульях и ковре. Риттер отметил огромное количество шелковых рубашек и белья, пять габардиновых и твидовых костюмов от лучших портных Голливуда и Майами.

Очевидно, смерть Арлингтона представляла собой проблему, а потому требовалось участие научной лаборатории. Риттер позвонил своему приятелю, доктору Дэниелю Коффи, патологоанатому Пастеровской больницы, который, вероятно, сейчас доедал завтрак.

- Привет, лечило. Макс Риттер. Скажи-ка, старина, кто такой ихтиолог?.. Специалист по рыбам… Не удивительно. У меня здесь один преподнес мне апрельскую рыбку… Ихтиолог-сомнамбула, замешанный в убийстве. Дэн, можешь по пути в больницу заскочить на Кэнольд-стрит, 2214? Хочу, чтобы ты глянул на труп…

Телефонный звонок Макса Риттера подействовал на Коффи, как пожарный колокол на лошадей, готовых к выезду. Он быстро доел завтрак, чмокнул жену, залез в свою старую колымагу и поспешно отъехал.

Макс Риттер расхаживал перед домом, беседуя с низким плечистым мужчиной в рабочей спецовке с лопатой и граблями.

- Миссис Смит просила прийти утром и вскопать сад, - упорствовал он.

- Мало ли что она просила, - ответил детектив. - Сегодня садовых работ не будет.

- Позвольте поговорить с миссис Смит…

- Завтра, - оборвал Риттер садовника. - Возвращайтесь завтра… Привет, докторишко! Коронера все еще нет. Зайди, глянь на труп.

Пока врач осматривал Арлингтона, Риттер ознакомил его с фактами - ихтиолог-сомнамбула, жена, с виду невинная и простодушная, шкаф, набитый роскошной одеждой. Риттер решил, что ихтиология хорошо кормит или кормила в недавнем прошлом.

Доктор Коффи слушал и внимательно осматривал лежащее у подножия лестницы тело. Арлингтон был красивым человеком, и смерть не нанесла урона его внешности. На восковом лице не было кровоподтеков. Передвинув тело, чтобы осмотреть голые ноги и стопы трупа, он вдруг заинтересовался. Спустившись, доктор еще раз внимательно осмотрел тело, отметил рваное шелковое трико, осмотрел руки, утонченные и ухоженные, которые, похоже, никогда не занимались работой. Но под ногтями с маникюром виднелась грязь. Потом доктор осторожно приподнял голову, чтобы отыскать под густой шевелюрой следы повреждений. Наконец, что-то промычал и сообщил:

- Они тебе солгали, старина Макс. Тип умер не в этом положении.

- Почему?

- Посмотри на синеватые пятна на ногах и стопах. Если бы труп пролежал здесь четыре часа, трупная бледность проявилась бы на лице и плечах, а не ногах. Следы на нижних конечностях указывают, что труп довольно долго находился в сидячем положении. И оказался головой вниз через несколько часов после того, как прекратилось кровообращение.

- Ихтиолог-сомнамбула! Они издевается надо мной! Пора побеседовать со Смитами, - решил Риттер.

Профессор терпеливо пересказал свою историю. Хотя врач не отводил глаз от бесстрастного лица ученого, он видел отражение молодой женщины в зеркале. Она сидела позади, скрестив руки и нервно сжимая края дезабилье, которые расходились при каждом ее вдохе.

- Повторите еще раз, но не упускайте ни малейшей детали, - потребовал Риттер.

- Но… я все рассказал…

- Нет, вы не сказали, что передвигали тело.

Пальцы Моники, как пружины, отскочили от декольте. После недолгого молчания Джонатан пробормотал…

- Тело не было перемещено, лейтенант. Бедняга лежал там, где я его нашел.

- Доктор Коффи утверждает, что его передвигали. Объясните, док.

Дэн пересказал свои соображения по поводу трупной бледности.

- Убедительно, - согласился Смит.

- Ладно, - перебил его Риттер, - оставим пока все, как есть. Лучше расскажите, профессор, что вы делаете в Норсбенке.

Ученому не было трудно изложить все в подробностях. Дирекция консервной фабрики искала пресноводную рыбу, которую можно было бы разводить в реках и озерах. Для разработки проекта они пригласили Смита.

- Хорошо, - остановил его Риттер. - А теперь расскажите о садовнике, которого я только что выгнал из вашего сада. Это его обычный рабочий день?

- Мой… садовник? - удивился Смит.

- Я ему велела прийти сегодня, - заговорила Моника.

- Ему придется прийти завтра, - заявил детектив. - Не хочу, чтобы он мешался под ногами во время расследования. Миссис Смит, не будете любезны угостить нас с доктором кофе…

- Кофе по утрам варю я, - поспешно сказал Джонатан, - и буду счастлив…

- Нет, вы останетесь здесь. Я хочу побеседовать с вашей женой наедине.

Следователь не спешил с допросом. Он сидел на уголке кухонного стола, откинув шляпу на затылок. Затем достал две сигареты - одну себе, вторую доктору. Позволил Монике приготовить кофе и внезапно спросил:

- Миссис Смит, когда вы были с Арлингтоном во Флориде?

Молодая женщина выронила чашку и уставилась на детектива вначале с ужасом, а потом с вызовом. Коффи отметил, как мгновенно кошечка превратилась в тигрицу.

- Не понимаю, куда вы клоните, - сказала она.

- Прекрасно понимаете. Кем был Арлингтон?

- Вам уже, кажется, говорили, - прорычала тигрица.

- Хотелось услышать из ваших уст.

Моника смела осколки фарфора - операция была трудной, поскольку она все делала одной рукой, а другой удерживала распахивающееся дезабилье. А когда заговорила, то вновь стала кошечкой.

- Я все скажу, - просюсюкала она, - но обещайте ничего не говорить мужу. Если ему надо узнать, лучше будет, если скажу ему я сама.

- Даю слово.

- Я была с Арлингтоном года два назад. Мы жили вместе до моего брака с Джонатаном.

- Вот она женская хитрость - ввести своего дружка в супружеский дом, представив его мужу как эксперта по рыбам.

- Я вовсе не вводила его в дом! Я даже не знала, что он в Норсбенке, пока его не привел Джонатан. Боб умел обаять!

- Не говорите, что он приехал дискутировать по поводу рыб.

- Конечно, нет! Он сказал, что давно разыскивал меня. Хотел, чтобы я вернулась.

Ее история была похожа на сотню других – такая же банальная, пошлая и отвратительная. Юная девушка очутилась в Голливуде, но не пробилась дальше статистки, потом появился обаятельный сердцеед, который пустил ей пыль в глаза, потратив на нее несколько долларов. Она влюбилась в него. Ничего не изменилось, даже когда узнала, что он игрок. Не все ли равно! Когда ему везло, он вел бесшабашную жизнь, когда удача отворачивалась, они переезжали в дешевую квартиру, пили воду и закладывали драгоценности в ломбард, чтобы он мог вновь вернуться к игре. И все же Моника была счастлива, пока он не бросил ее ради другой. Через две недели она простила его и пустила к себе. После второй интрижки она опять приняла его, но не простила, ибо он стал пить и бить ее.

После года такого существования она, потеряв десять килограммов, душевное равновесие и уважение к самой себе, упаковала вещи и была такова. Она приехала к друзьям, у которых было шале в калифорнийских горах, надеясь обрести физическое и моральное здоровье.

Там она встретилась со Смитом. Через две недели после знакомства он попросил ее руки.

- Я была откровенна с Джонатаном, - продолжила молодая женщина, разливая кофе. - Сказала, что оправлялась от несчастной любви и считала себя недостойной столь порядочного и выдающегося человека. Я не назвала имени Арлингтона, а он и не спрашивал. И надо же!..

- Вы не боялись шантажа с его стороны, угроз, что он расскажет все вашему мужу?

- Я с ужасом думала об этом.

- Вы не угрожали Арлингтону убить его, если он не оставит вас в покое?

- Разве я могла? Боб меня не боялся.

Не боялся, решил про себя Дэн Коффи. Моника была не тигрицей, а милой кошечкой, даже когда выпускала когти. Беззащитное существо, полное человеческой теплоты, и врач вдруг нашел ее привлекательной…

- Один вопрос, миссис Смит. Как заядлый игрок смог сойти за ихтиолога, обманув вашего мужа?

- У Боба была феноменальная память… фотографическая! Он мог прочесть газету и пересказать все. Запомнить названия рыб было для него пустяком. Наверное, он в поезде прочел книгу Джонатана.

- Вы переписывались с Арлингтоном во время брака?

- Нет.

- А как он оказался в Норсбенке?

Моника закусила губу.

- Сама недоумеваю… Если только ему не сообщил адрес Эдди Дрейк. Дрейк был компаньоном Боба, они держали казино в Лос-Хуэгос. Когда в последний раз Боб был в проигрыше, я заложила ради него колечко, оставленное умирающей матерью. Пустяк, но память. Я послала Дрейку деньги, чтобы он выкупил его и переслал по этому адресу с уведомлением о вручении. Я просила Эдди ничего не говорить Бобу, но тот, похоже, видел письмо.

- Теперь скажите, почему вы переместили тело?

- Но мы его не двигали! Я проснулась около четырех часов и…

- Да, мы знаем - вы нашли мужа наверху лестницы! - хмыкнул детектив. - Хотите, скажу, что произошло на самом деле? Уверен, вы убили Арлингтона, чтобы заставить замолчать, потом залезли в постель и мучили себя, пока ваш муж не встал во сне и не пошел. Тогда встали вы, подтащили бывшего любовника под лестницу, чтобы все поверили в его случайное падение. Потом разбудили мужа, заставив его поверить, что он совершил убийство.

Моника долго колебалась, потом заговорила.

- Допустим, что так и было. Но поверьте, лейтенант, эти трое суток кошмара показали, что я люблю Джонатана. Разрушительная страсть ушла. Я даже благодарна ему, что он открыл мне, как я люблю мужа. Я готова ради него на все. Хотите обвинить меня в смерти Арлингтона, обвиняйте. Я заслуживаю кары, ибо, представься мне возможность, я бы убила его! Арестовывайте.

- Может, так и сделаю, - задумчиво произнес полицейский, - как только узнаю, чем ему перебили основание черепа… Броди? Что вы хотите?

Полицейский в штатском был в явном затруднении.

- Там тип с соседней виллы. Полагаю, вам надо его выслушать.

Соседа звали Пелхэм. Накануне он вернулся домой после полуночи. Ему показалось, что кто-то находился на участке Смитов. Пелхэм крикнул: «Здравствуйте, профессор!», но ответа не получил. Пелхэма удивило поведение незнакомца. Уже дома он бросил взгляд в окно, в кустах явно была та же фигура. Пелхэм схватил фонарь и направил луч на кусты, но не заметил ночного визитера. Через мгновение послышался шум отъезжавшей от Смитов машины. Вначале он решил не беспокоить соседей, но когда у дома профессора появилась полицейская машина, изменил свое решение.

Риттер поблагодарил свидетеля, пообещал вызвать его, потом поднялся на второй этаж, чтобы ознакомить супругов с новыми данными.

Смиты не смогли дать разумного объяснения. Они не принимали никаких посетителей и не слышали отъезжавшей от их дома машины.

- Мы легли в половине одиннадцатого, - уточнил Джонатан.

- Поскольку я плохо спала уже две ночи, - подхватила Моника, - тут же заснула, а проснулась…

- Да, мы знаем - около четырех часов, - прервал ее Риттер, нетерпеливо вскинув руки. - Теперь попрошу вас одеться, надо отправиться в центральный комиссариат для записи показаний.

- Макс, я должен уехать на вскрытие, вернусь завтра, - сообщил Дэн.

Дэн вернулся в Норсбенк с первым утренним поездом и тут же направился в лабораторию, где встретился с ассистентом, доктором Мукерджи. Ассистент возился с пробирками, а Макс Риттер терпеливо сидел на табурете у стены.

- Привет, док, - сказал Риттер. - Я нашел в кухне Смитов утюг с несколькими прилипшими волосками и коричневым пятном, которое может быть ржавчиной или кровью. Наш друг утверждает, что это кровь. Мы заполучили орудие преступление. Кроме того, я вырезал из кресла в гостиной кусок ткани, заляпанный кровью.

- Две разных группы крови, - уточнил Мукерджи. – «АВ» и «0». У погибшего группа крови «0», а потому тип, заляпавший кровью кресло, имеет группу «АВ».

- Похоже, - сказал детектив, - убийца повредил палец, когда ударил утюгом жертву.

- Эта группа резко снижает поле поисков. Надо только найти человека с этой характеристикой крови. Вы взяли кровь у профессора Смита?

- Мне было крайне приятно войти в контакт с выдающимся ихтиологом, - сообщил Мукерджи.

- Вы не говорили, что знакомы с ним, - удивился Дэн.

- Это было заочное знакомство, - вздохнул Мукерджи. - До того, как стать медиком, я собирался заняться разведением рыбы в Индии.

Макс Риттер прервал излияния эрудита.

- Нам уже не нужны анализы крови, - сказал он. - Думаю, я знаю, кто убил Арлингтона.

- Муж или жена? - спросил Коффи.

- Поехали со мной, - сказал полицейский. - Мне кажется, пора покончить с тайнами. Но надо поспешить, ибо захват рассчитан по минутам.

Во время поездки Дэн спросил своего спутника:

- Ты попросил Мукерджи сделать анализ грязи под ногтями убитого?

- А как же! Грязь - хорошая земля со следами удобрений.

- Послушай, Макс, - продолжил доктор, - меня удивляет, что Смиты не воспользовались случаем списать смерть Арлингтона на счет бродяги. Шанс был им поднесен на серебряном блюде, когда сосед заговорил о ночном посетителе. Почему они упустили такую возможность? Тем более, они, похоже, действительно спали в полночь, когда Арлингтона, скорее всего, и убили.

- У тебя все данные стать хорошим детективом. Именно это и мучило меня. Если убийцы не они, то кто? Я поразмыслил над словами Моники и позвонил начальнику полиции Лос-Хуэгос и попросил рассказать о казино. Он сообщил, что заведение закрылось недели две назад. По разговорам завсегдатаев, один из совладельцев смылся вместе с кассой. Но поскольку второй совладелец, Эдди Дрейк, бродил по улицам чертовски пьяным, а потом прыгнул в машину и куда-то умчался, все решили, что с деньгами смылся Боб Арлингтон. Я объявил розыск Дрейка в десяти штатах, дав его приметы и невадский номер машины. Через час мои люди доложили, что нашли машину на стоянке в Норсбенке.

- Интересно, - кивнул доктор.

- Безумно интересно! Ведь если Арлингтона убил Дрейк, почему машина еще осталась в городе? Единственный ответ - Дрейк не нашел того, ради чего пришил компаньона. А именно денег из кассы казино. Именно поэтому чемоданы Арлингтона были обысканы, а исполосованная ножом майка говорила, что Дрейк проверял, не носит ли его бывший компаньон деньги в специальном поясе на теле. Вот мы и прибыли.

Они вылезли из машины. Навстречу им поднялся полицейский.

- Что нового, Броди? - осведомился Риттер.

- Ничего особенного, лейтенант. Но вернулся садовник. Вы разрешили ему работать сегодня, и он, как бешеный, копает в кустах позади дома.

Детектив и доктор обогнули дом и увидели невысокого багроволицего человечка, приходившего накануне, который рыл яму рядом с далиями.

- Можете прекратить поиски, - объявил Риттер. - Я уже вырыл то, что вы ищете.

Садовник выпрямился, и кистью вытер пот с лица.

- Кто вы такой? - спросил он.

- Не важно, - усмехнулся полицейский, - главное то, что вы Эдди Дрейк. Откуда у вас рана на безымянном пальце?

- Защемил дверью, - безмятежно ответил мужчина. - К тому же, меня зовут не Эдди. Я работаю на миссис Смит, которая поручила мне вскопать сад.

- Может, она и подтвердит ваши слова, но я обвиняю вас в убийстве Роберта Арлингтона.

- Кто такой Арлингтон?

- Человек, который позапрошлой ночью зарыл на этой поляне шестьдесят тысяч долларов, узнав о вашем прибытии в город. Он вырыл яму голыми руками. Вы догадались об этом, когда увидели грязь под его ногтями. Не найдя того, что искали, вы принялись рыться в саду, пока вас не вспугнул сосед Смитов. Потом решили вернуться днем под предлогом того, что надо вскопать сад, зная, что Моника не захочет вас сдать, когда узнает.

- Не знаю, что вы здесь плетете, - заявил мужчина в спецовке.

- Плету или не плету, но черные ногти заинтересовали и меня, а потому я приступил к раскопкам до вас и прошлой ночью нашел шестьдесят тысяч долларов. Деньги в комиссариате, и я предлагаю вам отправиться вместе со мной. Хочу также взглянуть на квитанцию со стоянки, которая лежит в вашем кармане. А поскольку у вас рана на пальце, анализ покажет, что ваша группа крови «АВ», - Риттер глянул на часы и добавил: - Следуйте за мной, Эдди.

Когда троица садилась в машину, перед домом притормозил второй полицейский автомобиль. Из него вышли Моника и профессор. Увидев садовника, женщина побледнела.

- Вы дрожите, как осиновый лист, дамочка! - заметил детектив. - Я считаю, что вы опознали Эдди! Скажите, почему вы скрыли, что он в Норсбенке? И перестаньте ломать комедию, если не хотите, чтобы я арестовал вас за сообщничество. Эдди Дрейк не осмелился бы появиться в доме, полном полицейских, не будучи уверенным, что вы его прикроете. Когда вы в последний раз говорили с ним, миссис Смит?

- Он позвонил позавчера, но не сказал, что находится в Норсбенке. Уверял, что звонил по межгороду.

- И что сказал?

- Он знал, что Боб здесь, и посоветовал мне держать язык за зубами, если я не хочу, чтобы он поделился своими тайнами с моим мужем. Предупредил, что появится в виде рабочего.

- Значит, когда он вчера представился вашим садовником, вы догадались, что речь шла о нем?

- Да, но я думала, что он только что появился.

- Миссис Смит, - с серьезным видом объявил Риттер, - этот человек может показаться неблагодарным, но он оказал вам громадную услугу, убив Арлингтона.

- Что? Эдди?..

Удивление Моники быстро сменилось облегчением. Она потеряла сознание и опустилась на землю. Муж подхватил ее на руки и унес в дом.

Детектив надел на Дрейка наручники - последний даже не сопротивлялся.

Вечером Макс Риттер и Дэн Коффи с комфортом расположились в гостиной Смита и беседовали с ихтиологом.

- Думаю, с вашим сомнамбулизмом покончено, - сказал врач. - Вам перестанут сниться грабители на лестнице. Но придется объяснить суду, зачем вы переместили тело Арлингтона.

- Почему вы думаете, что я его перемещал?

- Беднягу убили, когда он сидел в кресле. И просидел здесь довольно долго, пока трупное окоченение не коснулось ног. У вашей супруги не было достаточно сил, чтобы дотащить его до лестницы. Поэтому сделать это могли только вы. Думаю, вы проснулись через три-четыре часа после убийства, увидели свет в гостиной, спустились и обнаружили труп Арлингтона. Вы с ужасом подумали, что его убила ваша жена, перенесли труп к лестнице и придумали мизансцену с сомнамбулизмом. Когда, профессор, вы заподозрили, что Арлингтон мог быть бывшим любовником вашей жены?

Смит робко улыбнулся.

- Почти сразу. Во время первой встречи незнакомец выглядел человеком, хорошо знавшим мою опубликованную книгу, но стоило затронуть темы, о которых в книге не говорилось, я понял, что имею дело с мошенником. Предчувствие заставило меня организовать его встречу с Моникой, а потому я пригласил его к себе. И тут же заметил, что мои подозрения не лишены оснований - жена явно испытывала неудобство, но это наполнило меня радостью. Было ясно, что она разлюбила этого человека. Вот почему, когда случилась драма, я решил, что она убила Арлингтона, когда он угрожал ей, требуя возвращения. Настала моя очередь защитить ее… Кстати, какое наказание полагается за перемещение трупа до приезда коронера?

- Никакое, - сообщил Риттер, - если сомнамбула сделал это во сне и обнаружил после пробуждения.

Перевод Аркадия ГРИГОРЬЕВА


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива