Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 07, 2012

Александр Проханов: Задача – найти смысл жизни

В разные годы Александр Проханов работал журналистом и редактором многих изданий, был специальным корреспондентом «Литературной газеты» в Никарагуа, Афганистане, Камбодже. Являлся прямым участником событий августа 1991 года. Выпустил собрание сочинений в пятнадцати томах. В своих книгах он делится с читателями опытом об увиденном и пережитом на войне, своими представлениях о современном мире и политической ситуации в России. Его труды во все годы были отмечены многочисленными наградами. Самая последняя – премия «Национальный бестселлер» за роман «Господин Гексоген», в котором в художественном ключе раскрыта версия о вине российских спецслужб во взрыве жилых домов в 1999 году. У него на все свой взгляд, иногда в корне отличный от официального. Короче, личность неоднозначная. Тем и интересен даже своим оппонентам. На встречи с Прохановым ходят не только поклонники его творчества или отчаянные книголюбы, но и люди, которым небезразлична общественно-политическая жизнь страны.

Александр Проханов– Александр Андреевич, расскажите о своем творчестве.

Писатель задумался и начал издалека.

– Буквально вчера я вернулся из Сибири, где побывал на одном из авиационных заводов. Это старейшее в нашей стране производство. Во времена, когда российские заводы закрываются и распродаются, этот работает и процветает. Здесь выпускают бомбардировщики. Эти машины идут на вооружение современных войск и по многим показателем превосходят своих зарубежных конкурентов. Глядя на них, с ликованием в душе осознаешь, что существуют места, где Россия уцелела.

В огромном зале гордо стоят три самолета, готовые в любой момент сорваться с места и взмыть в небо. Такой бомбардировщик – не просто машина, а потрясающее количество конструкторских и инженерных подходов, разных материалов, изобретений. Целая история. Ведь чтобы понять этот бомбардировщик, нужно понять врага, для борьбы с которым он создан. Врага, у которого есть свои бомбардировщики.

Чтобы понять смысл самолета, нужно понять весь мир – увидеть картину будущих войн, в которых он будет участвовать. И как его описать? Русская литература, великая литература, не хотела и не умела писать машины, в них она видела развернутую угрозу. Машина для русской литературы символизирует государство.

Достоевский писал о душе, его герой проходил сквозь Ад и Рай. Толстой писал о человеческих отношениях, Бунин – о природе. Лишь у немногих авторов говорится о машинах. Андрей Платонов хотел и умел писать на эту тему. Особенно в своих ранних произведениях. Его машина – это живое существо, наделенное душой.

Тот же Бунин в рассказе «Человек из Сан-Франциско» описал машину. Машина Бунина – пароход – восхитительно страшная. Главный герой умирает, и в унылых трюмах этой машины его везут обратно. Что до меня, то я люблю писать машину.

Александр ПрохановЯ люблю заводы, рудники, люблю труд человека. Мои ранние романы технократичны. Я упивался футурологическими описаниями заводов. Но именно это мешало мне печататься. Ведь у нас в литературе в то время существовали две ветви: деревенская и городская проза. Первую представляли такие имена, как Распутин, Белов, – они писали об угасающей деревне. О затопленной деревне. И в ее бедах они винили машину, и не просто – гидроэлектростанцию, а высшую машину – государство. Городская проза тоже видела в машине источник всех бед – жесткий репрессивный аппарат, ГУЛАГ. И вот две такие разные и местами соперничающие друг с другом ветви объединялись в одном: в неприязни к машине. И что в итоге? Государство распалось, начался хаос, взвыли и те, и другие.

И дальше разговор пошел непосредственно о творчестве:

– Сегодня я презентую три своих новых книги – это первые три тома из нового собрания сочинений. Всего будет десять книг. В них вошли романы «Шестьсот лет после битвы», «Стеклодув», «Их дерево», «Пепел», «Ветхий город». В них, а также в других своих произведениях, которые я уже написал и которые, возможно, еще напишу, я постараюсь объяснить русскому человеку, почему для России важно государство: теряя государство, мы теряем целый пласт истории.

На пустыре русский человек сникает. Моя цель – вернуть русскому человеку Веру, осознание собственной силы. Ведь русская духовность уникальна и неповторима.

– Что Вы посоветуете начинающим писателям и публицистам?

– Больше читать русской классики! Это драгоценный опыт, живой учебник истории. И второе – приготовиться к тому, что придется много работать. День и ночь. Нужно удариться во все тяжкие: прожить жизнь, о которой можно было бы написать. Лучше всего уехать из Москвы – о ней и так уже много всего написано. Езжайте куда-нибудь в глубинку и проживите уникальный кусок жизни, о котором можно было бы написать, используя этот опыт. Жизнь, в который вы бы умирали и возрождались из пепла.

Сам Проханов пришел в литературу не сразу. По специальности он – инженер. Окончил Московский авиационный институт. Прозу и стихи начал писать только на последнем курсе. Официально работал в НИИ, затем и вовсе покинул столицу и уехал в Карелию, чтобы нести бремя... лесника! Водил туристов в Хибины. Но именно здесь, в далеких лесах нашей Родины, он открыл для себя Платонова, Набокова, вдохнул аромат жизни и всерьез занялся литературой. Днем блуждал по лесам, а вечером писал.

– Я просто заснул, проспал ночь, а наутро проснулся писателем, – так отзывается Александр Андреевич о начале своей карьеры.

– А в чем, на Ваш взгляд, заключается писательское ремесло?

– Миссия литератора связана с тем, чтобы захватить в свои сети реальную Историю. Не зря говорят, жизнь – это черновик для романа. А писатель – это летописец. Его задача – уберечь моменты истории от забвения. Я пишу то, что вижу, и о том, что знаю. Реальность уникальна. Нужно просто суметь правильно заключить ее в метафору, сконцентрировать в роман. В жизни существует множество центров, и необходимо суметь их разглядеть и выстроить вокруг них основные события. Если писатель обладает цепким мышлением и умеет правильно определить основополагающие моменты – ему под силу создать отличный роман. В противном случае, если само его мышление распадается, его ждут неудачи.

– Что Вы думаете о сегодняшнем положении в культурной среде в целом?

– До 1991 года литература являлась частью идеологии, за ней был жесткий надзор. Неугодных политическому строю писателей подавляли, угодных – поощряли. Литература отражала основные тенденции в развитии культуры. А после 91-го государство отмахнулось от нее. Сейчас книги – дело коммерческое. И, увы, вынужден сказать: сегодня на идее много бабок не заработаешь.

– Вы говорите, что существовало две мощных ветви в русской литературе: деревенская и городская проза. Но на презентации книги «Несвятые святые» отца Тихона Вы сказали, что появилась и третья ветвь – монастырская проза. Как Вы считаете, это единичная вспышка, или монастырская проза будет развиваться?

– Это прозаическое произведение – не проповедь, не назидание, а в первую очередь – рассказ, написанный талантливым человеком. Отец Тихон описал жизнь, которая остается неведомой большому количеству людей – жизнь, заключенная в монастырских стенах. В мое время церковь была экзотикой, а сегодня она становится мощным элементом жизни. Описывать этот слой интересно, важно и полезно. Он наполнен не только светоносными людьми, там тоже творится Бог знает что! Ну, а монастыри для меня являются отчасти последним прибежищем русских и русскости, там русская идея прячется от поношения. С другой стороны – храмы для верующих, да и не только для верующих – это окна, прорубленные в мироздание.

– Вы сознательно шли на войну? Сознательно посвятили себя войне, описав события в горячих точках? И сейчас, глядя на события тех лет, можете ли сказать: война стоит того, чтобы посвящать ей жизнь?

– Если бы советские солдаты в сорок первом году думали: стоит ли идти на войну, стоит ли посвятить ей жизнь и, возможно, не вернуться? – не было бы сорок пятого года – это раз. А второе: война – это очень яркий процесс, в котором сталкиваются темпераменты, идеи, те же самые машины, что дает художнику возможность очень многое увидеть, разглядеть. Есть писатели, которым интересны дискотеки и ночные клубы, а мне, как Толстому или Верещагину, интересны батальные сцены.

– У каждого математика есть в жизни любимая задача, которую он сумел решить. Есть ли такая творческая задача у Вас? И какое Ваше любимое собственное произведение?

– Хм. Любимое произведение? Наверное, его нет. Вся эта огромная армада, которую я спустил на воду, движется единым порывом. Мое любимое произведение – то, которое никогда не напишу. А задача – найти смысл жизни. Я стремлюсь к тому, чтобы мои книги не были забавами, а несли глубокую наполненность. В каждой книге открыть крупицу неведомого, соприкоснуться с ней и познакомить с ней читателей. Если это получилось, я считаю свою миссию выполненной.

Евгений ВЛАСОВ

 


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива