Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 05, 2012

Анатолий Геращенко: Мы даем достойное образование

Ректор Московского авиационного института (Национального исследовательского университета) – единственного в мире вуза, научно сопровождающего серийное производство летательных аппаратов, – Анатолий Николаевич Геращенко дал интернет-конференцию, в ходе которой ответил на вопросы, касающиеся перспектив российской авиации. Публикуем этот материал в сокращенном виде.

– Анатолий Николаевич, сегодня авиастроительная промышленность испытывает определенные сложности...

– Дело в том, что в 1990-е годы (я эти годы называю лихолетьем) обращали внимание не на развитие инноваций и не на высокотехнологичное производство, а стали делать новую экономику, и делать ее по-своему. Эти 20 лет, конечно, очень здорово повлияли на то, что мы потеряли приоритет, который имели по производству гражданских самолетов. Сейчас созданы такие госкорпорации, которые занимаются авиапромышленностью и которые позволяют оптимистически смотреть в будущее и надеяться, что мы все-таки создадим такие гражданские самолеты, которые станут конкурентоспособны с зарубежными. Это очень трудная задача. Но я думаю, что в России нет ничего невозможного. Таланты есть, островки инноваций есть, люди талантливые есть, и мощности можно возродить.

– Какие пути выхода отрасли из кризиса Вы видите?

– Очень остро стоит вопрос кадров. На многих предприятиях может оказаться разрыв между поколениями. Это самое страшное, что может произойти. Но в последнее время, чтобы выйти из кадрового и производственного кризиса, создана единая образовательная университетская производственная и научная среда. Что это такое? Во-первых, сейчас не так, как раньше: Министерство образования – само по себе, производители – сами по себе. Теперь задача поставлена так: предприятия, к которым мы имеем прямое отношение, – а их около 400, –задают нам компетенции, профессиональные стандарты. Мы заключили более 70 договоров с предприятиями, куда наши студенты уходят с третьего курса и делают там курсовые, дипломные, проходят практики технологические, преддипломные, выполняя конкретную работу и даже зарабатывая.

Эта система хороша тем, что работодатель видит способности студента, а студент видит свои перспективы, они как бы уже на вузовской скамье заключают соглашение. Очень хороший пример – вертолетчики, которые целыми группами остаются на предприятиях, несмотря на то, что они москвичи, а вертолеты производят Люберцы и Панки. Предприятия доплачивают стипендию студентам, а иные получают и зарплату. Вместе со своими подопечными идут на производство преподаватели и заодно повышают квалификацию, видят, что необходимо для производства. Мы убеждаем предприятия, что надо идти по такому пути, и кадровые проблемы будут решаться хорошо и просто.

Я поездил по многим предприятиям, по областям и республикам. Остались кадры, ждут заказов, ждут работы, и молодежь есть. И много вузов – кроме московских, еще 36 вузов, где есть факультеты или кафедры авиационные, космические, оборонные, которые выпускают специалистов. Поэтому я как ректор должен быть оптимистом. Если начну паниковать, надо уходить.

– Какие специальности, предлагаемые главным авиационным вузом страны, сегодня в особом почете?

– Все больше приобретают популярность информационные технологии, все, что связано с проектированием летательных аппаратов. В последнее время кризис нам даже помог, потому что все меньше наших выпускников стали брать в банки. Наши ребята выходят с двумя дипломами – техническим и экономическим – либо оканчивают институт иностранного языка. У нас авиационный язык, и очень востребованы такие специалисты, так как мы входим в ВТО, на предприятиях их носят на руках.

Думаю, перспективы у нас большие. Надеюсь, ребята все больше будут идти на технические специальности. Конечно, надо пропагандировать эти направления производства. НТВшники сняли хороший фильм о МАИ, но идет он почему-то ночью. Мы своим выпускникам в диплом вставляем диск с обзором 400 предприятий, которые предлагают работу.

– Сколько специалистов ежегодно выпускает ваш университет?

– У нас прием 2517 абитуриентов на госбюджет и человек 600 – платных. До 1996 года мы были закрытым вузом. Поэтому сейчас у нас учатся и иностранцы, их 1200 человек, и в основном из тех стран, куда мы экспортируем авиационную боевую технику. Ну, а на выходе – 1700–1800 человек. Учиться у нас трудно, не все выдерживают этот темп, поэтому на выходе меньше выпускников.

– Чем «маевец» XXI века отличается от «маевца» XX века?

– Могу и по себе сказать. Сейчас все больше входят в жизнь информационные технологии. Для нас это раньше были аналоговые машины, это было так экзотично. Теперь без компьютера, без интернета, без информационных технологий – никуда. Мы заключили с Siemens соглашение на МАКСе, где у нас была очень большая выставка, в 2009году заняли первое место среди среди всей экспозиции МАКСа, в 2011-м получили диплом. Там наша малая авиация летала. Наше студенческое СКБ уже выпускает линейку из 20 самолетов.

– Какие разработки МАИ интересны государству, бизнесу, потенциальным партнерам-промышленникам?

– Могу сказать, почему с оптимизмом смотрю в будущее. Во-первых, не подписывают планы развития предприятиям с госучастием, если они не принимают проекты, которые предлагают вузы. Мы предложили 114 таких проектов на 13 млрд руб. Приняли, к большому сожалению, всего 11 предприятий и только на 216 млн, из них 111 млн заказал Росатом.

Производственники как-то перестали верить в вузовскую науку, хотя в вузах, и в МАИ в частности, очень большой научный потенциал, у нас же фактически технопарк, очень много современного оборудования, которое закуплено в рамках национального исследовательского университета. На пять лет государство выделило 1,6 млрд рублей на создание новых ГОСТов, закупку нового оборудования, стажировку наших специалистов и студентов, в том числе за рубежом.

А для бизнеса могу сказать, что у нас очень сильное КБ с привлечением студентов. Во-первых, в учебный процесс обязательно введен УИРС (учебно-исследовательская работа студентов). Далее, мы очень приветствуем и премируем коллективы, которые берут научные работы студентов и аспирантов. У нас сейчас по беспилотникам СМКБ очень сильное, по сверхмалой авиации. Есть и сельскохозяйственные, и медицинские варианты в этой линейке. У нас очень большая страна, и необходима малая авиация. Пора возрождать аэродромы, которые позакрывали.

Сейчас разрабатывают проект федеральной целевой программы по малой и сверхмалой авиации, во главе стоит ЦАГИ, мы свои предложения уже подали. Также ГЛОНАСС востребован, мы занимаемся им. У нас целый радиофакультет с информационными технологиями. По системам управления мы начинаем выходить с различными цифровыми программами.

В принципе, все наши проекты востребованы, но не все могут оплатить. Мы, конечно, идем на снижение цен на свою работу, потому что все равно надо как-то находить общий язык, мы понимаем положение. Министр нам говорит: «Вы умные – зарабатывайте». Я все время провожу эту мысль, что сегодня «получать» нельзя, надо «зарабатывать».

– Как МАИ работает со школами? Как ищет свои кадры?

– У нас 30 базовых школ, 12 техникумов. В этом году мы присоединили техникум в Химках к структуре МАИ, так как там большой «куст» Роскосмоса. Сейчас я дал команду, чтобы каждая кафедра (а у нас их 104) взяла шефство над 3–4 школами. Почти каждый месяц у нас проходят «дни открытых дверей». Есть имиджевые центры, где стоят все натурные образцы – и самолеты, и уникальные спутники, и ракеты. Кроме того, свой ЦУП есть, и мы связь с МКС можем держать. Есть и военный факультет, и различные виды оружия, и двигатели натурные, науку на них проходят, и все это мы показываем. Имеем тренажеры, на которых можно «полетать», и свой аэродром со своими самолетами. Это, наверное, единственный вуз в мире, где студенты факультета «авиационная техника» проходят летную практику. Но мы учим не летчиков, а инженеров, чтобы они понимали, что проектируют.

– Есть вузы, которые выпускают отличные кадры. Есть предприятия, на которых могут производиться самолеты. Государство финансирует аэрокосмическую отрасль. Почему тогда нет самолетов? В чем проблема?

– Я уже говорил, что 20 лет лихолетья подорвали основу, базу. Чтобы все наладить, необходимо сосредоточиться на работе в рамках Объединенной авиакорпорации, а не так, чтобы каждый изобретал велосипед, иначе мы будем неконкурентоспособны. Раньше: отдельно – КБ Туполева, отдельно – «Сухой», отдельно – «Яковлев», отдельно – «Микоян». Теперь так не получится, для того и создана корпорация. Сейчас догонять Запад нет смысла. Техника устаревает за 10–15 лет. Уже создан истребитель пятого поколения Т-50, который проходит испытания. Вовсю работает SuperJet 100 (здесь, конечно, спорные варианты), но я думаю, что его доработают, и он вскоре будет приобретаться. Есть еще задумки интересные, но так быстро, как нам бы хотелось, не получится.

– Вы подписали соглашение с правительством Амурской области. Единственный ли это региональный проект?

– У нас четыре филиала. Один – на Байконуре, где мы готовим студентов для эксплуатации стартовых комплексов. Второй филиал – Актюбинск. Это единственная летная испытательная станция, у нас летчики-испытатели заканчивают и МАИ, и училище. Третий филиал – в Жуковском, где будет авиационный центр, и филиал в Химках, где центр Роскосмоса.

Амурскому государственному университету в Благовещенске мы передали свои учебные программы первого и второго курсов, и с третьего курса уже в феврале к нам приехали 15 студентов, которых мы зачислили на третий курс. После выпуска они будут отправлены на космодромы «Восточный» и «Плесецк». Но я предупреждаю, что надо заинтересовывать, платить дополнительные стипендии, потому что Москва – город соблазнительный, и студенты могут назад не вернуться, поэтому для них должны быть привилегии.

– В последнее время часто говорят, что пилоты стали хуже управлять самолетами. Насколько это соответствует действительности? Стала ли хуже современная школа подготовки пилотов?

– Стало слишком много авиационных компаний. Такие, как «Трансаэро», «Аэрофлот», «Сибирь», – очень сильные и не экономят на подготовке летчиков. Но есть и такое, которые работают fifty-fifty. Я разговаривал с некоторыми пилотами, почему у нас происходили аварии, когда пытались грозу перепрыгнуть или в грозу шли. Да потому что не полетишь – не заработаешь. В последнее время появилась тенденция, когда берут «на гражданку» боевых летчиков, но переучивать их на гражданский самолет очень сложно, им так и хочется сделать какой-нибудь маневр. В Санкт-Петербурге недавно был форум, где этот вопрос ставился очень серьезно. Возможно, поэтому и ведется объединение училищ (Ульяновское, Егорьевское). Я думаю, что вопрос в самое ближайшее время будет решаться.

Мы еще вот в чем проигрываем. Создавали технику и не заботились о ее сервисном обслуживании, об эксплуатации. Например, в МАИ в связи с тем, что на военном факультете постоянно сокращают прием для подготовки офицеров, мы хотим создать факультет эксплуатации и сопровождения полного жизненного цикла в авиации. У нас факультет иностранного языка готовит к английскому авиационному, уже подготовили более 2,5 тысяч летчиков, более 3 тысяч диспетчеров. Мы можем готовить инженеров-эксплуатационщиков, поскольку у нас есть натурная техника.

Сейчас с МИИГА (я по старинке многие вузы называю) входим в кооперацию с летными училищами и предлагаем услуги, так как у нас аэродром, у нас тренажеры, у нас подготовка по иностранному языку. И некоторые заключают с нами договоры по авионике, по локации для подготовки инженеров-эксплуатационщиков. Уже заговорили все КБ, что необходимо готовить эксплуатационщиков.

– Появилась информация, что правительство прорабатывает возможность организации на наших авиационных заводах сборки самолетов европейского производства. Ваше отношение к этому.

– Слухи такие ходили, но машины-то мы уже собираем вовсю, кругом автомобильные заводы. Людям надо давать работу, в этом я ничего плохого не вижу. Пока мы «разгоняем» свою технику, надо рабочие места организовывать. На какой-то переходный период, может, это и выход. Ведь мало того, что они приходят со своими технологиями, они еще приходят со своим оборудованием. У нас на некоторых заводах оборудование 50–60-х годов, которое не может обеспечить ни точность, ни что другое.

– Вы знаковый ректор – и потому, что много лет руководите легендарным вузом, и потому, что представляете отрасль, выполняющую миссию двигателя технологий, и потому, что обладаете безусловной харизмой. Вы пользуетесь безусловным уважением в академическом сообществе. Удается ли Вам конвертировать свой авторитет в решения, которые касаются судьбы авиационного образования?

– Да, МАИ признают, и меня как ректора признают на предприятиях. У нас появилось много иностранных контрактов, а вы знаете, что иностранцы работают только с теми, кому верят. Вот сейчас оказалось, что Эвард Кроули, который возглавил Сколково, аэрокосмический институт, проходил стажировку в МАИ. Он сам из Массачусетского технологического университета. И сейчас в Сколково единственный вуз – МАИ, который взяли на аэрокосмический факультет, и содиректор там – наш декан факультета «авиационная техника» и еще декан аэрокосмического факультета. Тут даже не харизма, а вопрос доверия, насколько доверяют и сколько раз придут – проверят, поэтому надо показать товар лицом. Теперь никто не даст денег, чтобы ты плодил какие-то бумаги или мысли свои высказывал – надо показать, что у тебя уже есть опытный образец, и после этого начинают заказывать.

– Как обстоят дела с трудоустройством выпускников вузов?

– В Совете ректоров Москвы и Московской области я являюсь членом президиума и возглавляю рабочую группу по трудоустройству выпускников вузов. Постоянно держу связь с Центром по трудоустройству Москвы и Московской области. Последний раз было 273 неустроенных выпускника (мы смотрим по государственным, их 118: 90 – в Москве и 28 – в Подмосковье. Из МАИ было четыре неустроенных человека. Мы начали им звонить, предлагать работу. Оказалось, там две девушки с маленькими детьми, а другие два отказались разговаривать, наверное, им это не нужно. То есть люди, которые хотят работать, находят работу. Образование мы даем достойное.

Подготовила Валентина ПЬЯНКОВА

 


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива