Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 11, 2004

УГАДАТЬ С ПРЕЗИДЕНТОМ!

В прошлых «сериях» мы уже вспоминали бытовавший в стенах московского центра разведки афоризм по мотивам знаменитой фразы Н. Островского: информация дается только один раз… И действительно, вклад разведчика в мозаику многочисленных спецопераций и, естественно, его собственная карьера зачастую зависят от одного правильно истолкованного эпизода, от одной встречи.

Главная задача любой разведки – вербовка, то есть установление с «Объектом» таких отношений, при которых он становился бы постоянным источником важной информации. Даже одна вербовка меняет положение офицера в разведывательной иерархии, открывая ему путь к большим звездам. Кстати, зная это, соперничающие спецслужбы часто организуют своим агентам имитации вербовок, обеспечивая таким образом их карьерный рост, а, значит, и расширения доступа к стратегическим сведениям.

Так, долгое время особым авторитетом в ПГУ пользовался некий Л. Кутергин, за которым числился высший пилотаж – вербовка американца. Сотрудник постоянно поощрялся, став, в конце концов, одним из руководителей так называемого экономического « Отдела П», подразделения, занимавшегося установлением особых отношений с крупными западными и японскими бизнесменами, которых вербовали в обмен на предоставление благоприятных условий работы в Союзе. Но после ряда провалов и установленных «утечек» выяснилось, что вербовочный успех Кутергина, давнего, со времен своей стажировки в американском университете агента ЦРУ, был сплошной инсценировкой. Однако эта «фишка» сработала, развалив, в конце концов, кропотливую работу советских спецов.

Но речь сейчас пойдет не просто о вербовках, но о выстраивании особых отношений с национальными лидерами.

Вива Куба!

Утверждают, что на молодого Фиделя Кастро впервые внимание Центра обратил работавший в конце пятидесятых годов в Мексике Николай Леонов. Молодой разведчик сумел тесно сойтись с бежавшим с Кубы революционером, оценить его харизму, силу характера, настойчивость, масштабность планов, а главное – неуемное желание покончить с режимом Батисты на острове. А для того, чтобы успокоить начальство, с недоверием относившееся к анархическим закидонам Фиделя, Леонов всячески обращал внимание руководства на то, что ближайшие сподвижники Кастро - его брат Рауль и Эрнесто Гевара, прозванный Че - почти стопроцентные марксисты.

Так или иначе, но Кастро со товарищи в Москве заинтересовались, пошли на углубленные контакты, а открывший революционера Н. Леонов со временем стал генерал-лейтенантом, начальником одного из управлений ПГУ, затем – заместителем руководителя разведки в целом. В последние годы «крестный отец» Кастро преподавал в МГИМО, выступал с ярых патриотических позиций в передачах телеканала «Московия». А на последних парламентских выборах прошел и в Государственную думу по списку блока «Родина». А не обрати он внимание на скромного эмигранта, его жизнь, вероятно, пошла бы совсем по иному кругу. А потому первая заповедь разведчика – бди!

С Кастро, его отношениями с СССР связаны крутые изменения в биографии еще одного сотрудника - А. Шитова, работавшего под псевдонимом Алексеев. О нем, кстати, с симпатией отзывался в своих мемуарах генерал Павел Судоплатов, один из основателей террористического направления работы НКВД, выпустивший в 1941 году целую группу диверсантов для разворачивания в тылу у немцев партизанской войны.

Но вскоре Алексеев-Шитов, так толком и не став настоящим партизаном, был направлен на работу за границу, а после прихода Фиделя к власти на Кубе под «крышей» корреспондента ТАСС первым из советских попал на будущий Остров свободы для развития контактов с вождем победителей. И, надо сказать, так понравился главному «барбудо», что тот попросил Хрущева назначить Алексеева к себе послом.

Ради сохранения влияния на команданте Алексеева демобилизовали, переведя на гражданскую посольскую службу. Тем более, что при таком чрезвычайном и полномочном и резидента не надо было. Алексеев сыграл немаловажную роль в выстраивании доверительных отношений Москвы и Гаваны, сумел смягчить остро негативную реакцию Фиделя на урегулирование «карибского кризиса» без консультаций с ним (как известно, СССР по соглашению с США вывел с острова свои пусковые ракетные установки в обмен на гарантии безопасности для самой Кубы). А сам А. Шитов так и продолжил посольскую карьеру в других странах.

Еще один пример – до недавнего времени штатным рупором уже российской внешней разведки был также генерал-лейтенант в отставке Вадим Кирпиченко. Будучи формально в ранге советника, Кирпиченко выступал с заявлениями, отвечал на запросы журналистов и держал монополию на всякого рода комментарии в фильмах и телепередачах о делах разведки.

Между тем, во времена оны, точнее в момент расцвета советско-египетской дружбы, именно Кирпиченко поддерживал доверительные контакты с С. Шарафом, занимавшим пост руководителя египетской разведки. Президент Нассер знал о просоветской ориентации нескольких своих высокопоставленных соратников, но резонно полагал, что их особые отношения с советскими представителями – это улица с двусторонним движением. И нужная информация циркулирует в обоих направлениях. Тому же Нассеру нужны были личные каналы для доведения до советских коллег конфиденциальной информации. Особые отношения с Египтом закончились в тот момент, когда Садат, наследник Героя Советского Союза Нассера, понял, что одной советской помощи, включая и военную, не хватит для решения стратегических египетских проблем, включая и конфронтацию с Израилем. К тому же, как часто утверждают, Садат был «доверенным собеседником» уже американских спецов.

Суммируя приведенные эпизоды контактов высшего уровня, следует отметить, что первые лица стран не могут являться в чистом виде чьими-то агентами. Речь идет скорее об установлении режима постоянного диалога, позволяющего сторонам без особой огласки сообщать друг другу нужную информацию. Самый яркий пример такого закулисного и равноправного диалога – особый секретный канал, который в начале семидесятых был установлен между Москвой и Бонном.

В Германию без визы

Общение глав государств подчиняется целой системе особого этикета. Их контакты поддерживают посольства, челноками снуют министры иностранных дел и разные госсекретари. Наконец, все чаще премьеры и президенты ведут прямые телефонные разговоры с равными по рангу.

Все так. Но в конце 60-х отношения Советского Союза и Западной Германии были достаточно напряженными, а куча накопившихся проблем требовала разрешения – послевоенные границы в Европе фактически не были признаны, отсутствовало хоть какое-то урегулирование отношений между двумя Германиями. А все это мешало нормальному диалогу двух крупнейших европейских держав.

Bот тогда помимо обычных официальных каналов общения между Кремлем и резиденцией федерального канцлера был установлен еще один канал, как бы параллельный всей существующей системе отношений. Как утверждают, задача на первом этапе была достаточно проста: дать возможность сторонам высказаться напрямую, снять накопившиеся взаимные претензии и подозрения.

Весьма характерно, что сближение на конфиденциальном уровне началось после победы в ФРГ на выборах социал-демократов во главе с В. Брандтом. Именно новый лидер обратился с письмом к советскому премьеру А. Косыгину с предложением услышать друг друга. Косыгин к тому времени утратил уже все рычаги воздействия на нашу внешнюю политику, это поле считалось наиболее выигрышным в плане личной рекламы, а потому полностью перешло под контроль генсека. Но идею, близкую к предложению Брандта, к тому времени вынашивал шеф КГБ Ю. Андропов, который убедил в ее актуальности и Брежнева.

Символично, что для установления контактов нового качества были выбраны журналисты, не работающие постоянно в Германии, а потому, как считалось, способные не привлекать к собственным персонам излишнего внимания третьих лиц. Диалог вдали от посторонних и любопытных глаз выстраивался непросто. И хоть о его начале знал крайне ограниченный круг лиц, все вовлеченные в него сиятельные персоны столь долгое время оценивали серьезность взаимных намерений, словно собирались друг с другом под венец. В результате миру с течением времени был явлен образчик «челночной дипломатии», осуществлявшейся вдали от газетного и светского шума.

Канал заработал, порождая механизмы выработки некоторых решений вне зон внимания послов и дипломатических аппаратов. И работал он благодаря сотрудникам Ю. Андропова и статс-секретаря ведомства федерального канцлера Э. Бара более двух лет.

Но разведка вещь многоплановая. В ближайшем окружении Вилли Брандта окопался «крот», законспирированный агент по кличке «Гийом», сотрудник восточногерманской разведки. «Крота» вытащили на свет божий, оценили степень его осведомленности и пришли в тихий ужас. Канцлер Брандт, фактически подведший вместе с Брежневым юридический итог второй мировой войны, автор восточной политики Германии, был вынужден подать в отставку. На смену ему пришел товарищ по партии Гельмут Шмидт, автор известного афоризма об СССР, как Верхней Вольте с ядерными ракетами. Так иногда один случайный шар выбивает установленные было кегли.

Павел ЕРМИШИН


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива