Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 01, 2004

Как это было

В Татьянин день студента не ловить!

25 января. О том, что в этот день граф Шувалов подал Екатерине II прошение о создании в Москве первого университета и двух гимназий, знают если не все, то, по крайней мере, самые передовые студенты. Самые эрудированные добавляют, что знаменитый январский денек назван Татьяниным в честь именин графской мамы Татьяны Ростиславской. А самые умные ведают главное: что особо коварные эмгэушные профессора засыпают на вопросе: «А сколько лет Московскому университету?». С ходу – после разглагольствований о традициях античной этики в «Иллиаде» или биноме Ньютона - подсчитать года, сами понимаете, нереально. Поэтому советуем зазубрить цифры: 1755 – год рождения универа, 249 лет – празднуем ему в этом году. Не завалитесь – хорошо, можно забыть про Шувалова и иже с ними и отдыхать с чистой совестью. Ведь для нормального российского студиоза 25 января – это просто окончание экзаменационных мучений, начало долгожданной расслабухи, шанс найти свою половинку. Короче, все самое приятное и удивительное.

Обычай завелся еще при царе. Утро 25 января начиналось с праздничного молебна в домовой университетской церкви, богослужебная часть плавно перетекала в торжественную церемонию с непременным участием почтенных профессоров, студентов и выпускников шуваловско-ломоносовского детища, а заканчивался день неизменным разгулом. Гуляли все: студенты, гимназисты, румяные курсистки. В кабаках профессора братались со студентами, аристократы с плебеями, народовольцы с черносотенцами. Студентам в этот день прощалось все: и разбитые бокалы, и даже призывы скинуть царя к чертовой бабушке. Хозяева ресторана «Эрмитаж» предусмотрительно заменяли роскошную мебель на простые деревянные столы с лавками, от греха подальше убирали дорогие зеркала, а полы покрывали толстенным слоем опилок…

Так было во времена молодого Чехова и Гиляровского, вплоть до 1917 года. Но один пьяный дебош и старая дореволюционная песенка о Татьяне, которая «вечно пьяна», спетая студентами на уже советской улице, все испортили. Пьяная Татьяна партии не понравилась, и праздник ушел в подполье.

Вышел только в 70-х годах прошлого века, когда Студенческий театр МГУ пригласил к себе на Моховую, в здание бывшей домовой церкви, знаменитых бардов Никитина, Иващенко и Васильева и сбацал веселый Татьянин день. А через год 25 января стал официальным красным днем календаря, и студенческий праздник отмечали пышно и торжественно – со здравицами чиновников и в главном столичном дворце молодежи – МДМе.

Мисска для студента

Двадцать лет спустя… Вечер в МДМе начался с очереди у входа и неизменного милицейского кордона. Нашего брата проверяли на предмет опасного металла в виде пистолета Макарова или финки. Разговорчики в строю, пардон, в охране: «Да эти студенты так и норовят подраться или колеса пронести». Мы пытались доказать обратное, послушно открывали сумки, обнажая запасные колготы и… ну, об этом умолчим. Охрана улыбалась и пропускала нас к клоунам и воздушным шарам. Да, клоуны! Именно так – с надувными мячами, внезапно затухающими факелами и веревкой – встречали нас в фойе циркачи. Один такой, в ромбовидном костюме Арлекино, подскочил ко мне с вопросом: «А где ж мои сто баксов?» Я опешила и ничего лучше не нашла, как ответить: «На Большом Каретном». Смех в зале и аплодисменты: не то ловкости Арлекино, выудившего из моей прически зеленую купюру, не то моему нечаянному экспромту. Тусовка очень смахивала на Кембриджский выпускной бал с каруселями и фокусниками, о котором рассказывала подруга. Только без вечерних туалетов и смокингов.

Передрали, подумала я, и тут на сцену выскочили московские кэвээнщики – в неизменных футболках с неизменной шуткой про новый детектор лжи. Не передрали: свое – родное, порадовалась я. А еще был трудный розыгрыш: за победу (перетянул канат, вытолкнул противника из прочерченного на паркете круга) народ получал приз – билет на двоих в театр Джигарханяна на 14 февраля. Я позавидовала тем девчонкам, чьи бойфренды локтями доказали их право на лучшее место в партере в День всех влюбленных.

У Татьяниного дня в МДМе своя изюмина: каждый год на сцену вытаскивают какого-нибудь юного гения и отмечают его умственные достижения подарком. В этот раз отмечали формы у студенток. Красотки из 23 столичных вузов боролись за звание «Мисс университет». Боролись - не то слово. Они блистали: нарядами - в конкурсе «Вечернее платье», эрудицией - в соревновании «Вопрос на засыпку», собою – улыбками, голосами, акробатически гибкими телами.

- Это вам не выбор красавицы, а конкурс «Мисс студенчество», - предупреждала аудиторию Татьяна Васильева. Не та, что актриса, а другая – глава московского Комитета общественных связей и по совместительству председатель жюри. И продолжала известную всем повзрослевшим юношам и девушкам мысль:

- Красота физическая привлекает, но она ничто без красоты духовной. И мы оценим не только внешность студенток, но их таланты, интеллект и находчивость.

Что в настоящей, а неподдельно красивой студентке все должно быть прекрасно – и душа, и тело – нас убеждали сами мисски. Оду будущей профессии пели стихами собственного сочинения. Запоем, так что душа разворачивалась и снова сжималась: «Я живу, никого не виня, невзирая на суд и расплату, много судей и без меня, и достойнее быть адвокатом». «Пред книгой женщины, как маги. Кто лучше женщины сумеет сохранить добро и радость на простой бумаге?» А как вам другая аллегория? «Заманчив пирог экономики очень, его бы попробовать с разных сторон. Подход к экономике должен быть точен, чтобы насытиться пирогом». И жизнь, и слезы, и любовь, и девичьи побуждения спасти страну от дефолта, тоталитаризма и прочих экономико-юридических особенностей национальной политики. Ах, студентки! Многочисленные кандидатки в жрицы Фемиды и Статистики, последние барышни Тургенева, знали бы они, отчего по-настоящему обмирали мужики в зале.

Уж никак не от од. От ножек, что по-кабаевски порхали на мате меж развивающихся лент. От голых пяток, что спокойно доставали до уха. От талий, что под Энигму выгибались в мостик. От тонких рук, изящно разбивавших кирпич и махавших теннисной ракеткой и битой для гольфа. Под лозунгом «За здоровый образ жизни» студентки физкультурили кто во что горазд, походя бросая вызов алкоголю, наркотикам и табаку. После такого шоу никто уже не сомневался в рассказах конкурсанток об их хобби. Нравится современным студенткам, комсомолкам и просто хорошим девушкам играть в футбол, скакать на лошади и прыгать с парашютом, ну и что?

Опровергая немыслимый бред, что красота и ум – вещи несовместимые, красотки без запинки отвечали на всякие каверзы: от «Сколько лет нашему президенту?» и «Что на Интернет-сленге называется «хомяком»?» до вопросов о родине Фиделя Кастро и количестве зубов у человека. А если не отвечали, то острили: «Как настоящая студентка, я подумаю, а мои друзья ответят». Ирония судьбы: главными миссами жюри при поддержке зала выбрало финансисток, каждой подарили по мобильнику. Так что в недалеком будущем экономика в нашей стране обещает стать не только прозрачной и экономной, но и красивой и мобильной.

Я еще потусовалась за кулисами среди студенток-манекенщиц, узнала, что не всякая красивая студентка мечтает быть моделью. А какая и мечтает, то все равно выбирает работу «по совместительству» с основной специальностью, большей частью с бухучетом и менеджментом. Правда, была среди красавиц и одна ветеринарша, и даже поэтесса, но к ним я побоялась подходить: давил комплекс неполноценности. Каково, думаете, нормальной, ростом 160 см, аспирантке ощущать себя пигмеем в стране великанов?

Еще гремела дискотека. Еще стреляли из браунингов времен Аль Пачино девушки в черном (все те же красавицы в плащах и шляпах), демонстрируя новую игрушку для мобильников от компании «Мегафон». Полутрезвый народ еще гудел и пил пиво на ступеньках МДМа, а я спешила прочь, баиньки, потому как завтра предстояло продублировать Татьянин день. Но уже в другой - эмгэушной версии.

Огонек у ректора

Легче верблюду пройти через игольное ушко, чем эмгэушнику попасть на Татьянин день в МГУ. Мне, например, за годы учебы в универе из пяти попыток просочиться в ГЗ – главное здание на Воробьевых горах – удалась только одна. Да и та с помощью поклонника с мехмата. Билеты на неофициальный студенческий праздник раздают в студкоме на десятом этаже, но получить их - проблема: количество пригласительных ограничено, все, что есть, влет разбирают местные мехматяне. Мне же просто повезло с приятелем. Другие способы – купить билетик по полтиннику у барыг или с утра затаиться в общаге, а вечером по путаным коридорам проникнуть на дискотеку в фойе ГЗ - тоже весьма сомнительны. Барыг в толчее у входа можно и не найти: у них свои прикормленные места, о которых не знают «чужаки». А дабы попасть в общежитие, надо сначала подружиться с его обитателями, что при густонаселенности главного вуза страны, сами понимаете, дело далеко не плевое.

Короче, памятуя о горьком студенческом опыте бесплодных стояний перед вертушками ГЗ, я решила штурмовать универ с утра. Штурмовать не пришлось: журналистское удостоверение открыло мне больше дверей, чем обычная корочка эмгэушницы. Я попала на закрытое для студентов заседание в актовом зале, куда кроме прессы пригласили еще председателя Совета Федерации Миронова, хоккеиста Фетисова, алюминиевого короля Дерипаску, мэра Лужкова и прочих именитых личностей страны. Соседство с великими грело, а выступление ректора МГУ Виктора Садовничего на тему «Московский университет: люди и годы» возвращало в светлые годы студенческие, когда можно было в пол-уха слушать лекцию, а в другие пол-уха - треп подруг. Садовничий поведал, что ранним утром он со товарищи с Юрием Лужковым положил первый кирпич в основание новой университетской библиотеки (открытия ждут к 25 января 2005 года), а вместе с ним капсулу с посланием потомкам. Дабы не быть голословным, Виктор Антонович представил залу мастерок, коим орудовал при закладке, и пошутил: «Пригодился мой юношеский опыт печника».

В ответ на выходку главного печника МГУ на сцену вскочил главный пчеловод Москвы Лужков в одежде пасечника и со словами: «В день Татьяны прекрасной я дарю вам бочонок меда: мед душистый, мед первоклассный! Знаю, что не во вред учению. И здесь не место слухам. Мед используют в МГУ по назначению - варят медовуху!» - ахнул на пол нечто круглое и большое.

Медовуху обещали, но не сразу. Сначала по традиции «огонек» в кабинете у ректора. За круглым столом восседал сам Виктор Антонович, а по обе его руки - ректоры дружественных российских вузов и лучшие студенты. Все чинно пили душистый чай с легендарными университетскими пирожками и между чашками поздравляли Виктора Антоновича и его подопечных с праздничком. Последний аккорд - «Горская свадьба» в исполнении Кабардино-Балкарского университета. И студиозусы взяли ответное слово. Лучшая Татьяна МГУ – симпатичная первокурсница с физфака, - известная тем, что сдала первую сессию на все «пятерки». Лучший аспирант – физфаковец Дима, стипендиат президентской премии. Лучший спортсмен – лысоватый второкурсник журфака лет 35, самбист Григорий, он же директор информационного агентства «Европа плюс». Лучшие представители студсоюза, которые в разгар экзаменационной страды вместе с Красным Крестом собрали пожертвования и купили подарки детям-инвалидам, а потом устроили для них утренник в эмгэушном Интернет-кафе. Когда лучшие отчитались, пошли самые веселые: вездесущие кэвээнщики, дагестанцы в бурках и папахах. Прессу подкармливали щербетом и поили каким-то сладко-тянучим напитком, после чего мы стали добрые и пушистые.

Неизвестно как на входе мне впарили стопку фирменных шоколадок «Татьянин день» и две коробки конфет, неизвестно как я оказалась в команде лучших студентов. Щелк, и памятный снимок, где я сижу под крылышком Садовничего, уплыл в историю – в музей МГУ. Какая неожиданная честь! Может, мой умный потомок лет этак через пятьдесят зайдет на университетском сайте в книгу «300 лет МГУ» и узнает меня и скажет: «Моя бабка была гордостью университета»?

И я мед пил…

Наконец долгожданная медовуха. История ее появления в МГУ началась с Германии. Однажды Виктор Антонович прогуливался с немецким коллегой во внутреннем дворике Гумбольдского университета. Вдруг вырастают два студента и кидают коллеге в лоб: «Угости пивом!» Ректор невозмутимо подошел к бочке, тут же, во дворе, наполнил кружки и расплатился за них. Случай поразил Садовничего, и наш ученый решил организовать в своей вотчине нечто похожее, но с национальным оттенком. Самолично послал людей в Суздаль, где те достали старинные рецепты медовухи, дополнили их своими изысками и наладили в университете производство напитка.

С тех пор Татьянин день в МГУ без медовухи – словно не Татьянин. Вот и на этот раз Садовничий взобрался на кафедру и раздавал зелье налево и направо. Народ тянулся к ректорской руке, не замечая, что рядом, на партах, стоит такая же точно медовуха, но не из рук ректора. Как все, я нагло лезла без очереди, ловила каждый садовнический жест, проносящий стакан мимо, глотала слюни, меня мутузили со всех сторон, но я не сдавалась. Смелости прибавлял бравый марш, выдыхаемый из труб военного оркестра.

И вот священный напиток цвета мочи молодого поросенка с многочисленными ранениями отвоеван. Выпила залпом, но ничего не почувствовала. Расстроилась и снова полезла на баррикады, взяла второй стакан, опрокинула в себя. И тут ощутила… Легкость мысли необычайная, легкость походки от бедра.

Надо было срочно закусить. Но громадный торт в форме ГЗ, что вручили Виктору Антоновичу гости, шустро унесли в кабинет ответственного за учебно-методическую работу тов. Гамаюнова. И нам ничего не оставалось, как глазеть на бисквитную башню главного здания МГУ сквозь замочную скважину.

К хорошему, как известно, быстро привыкаешь. Сытая концертами по горло (тем более выступавшие в МДМе Hi-Fi и Данко нарисовались и на дискотеке в МГУ), я нагло ушла с главного универского гала-вечера (кавээнщики, ирландские чечеточники и горские танцоры). И переключилась на неформальные вечеринки. Предоставляю вашему вниманию: аудитория номер 1. Знаменитая эмгэушная аудитория, где первокурсников торжественно принимают в студентов, больше смахивала на клуб «Бункер» в период его расцвета: сигарный дым коромыслом, верхом на кафедре лохматые бас-гитаристы местного разлива, на партах полусидят-полулежат юноши и девушки времен молодого Кинчева и Гребенщикова - в коже и драных джинсах. Бледная вокалистка, похожая на Земфиру, инфернально-суицидальные напевы под шип вскрываемых одна за другой «Балтик».

- Идем потанцуем?

Я оглянулась, надо мной возвышался остроносый юноша в шляпе.

- Что, прямо здесь? – удивилась я.

- А хоть бы и здесь: места много.

Да, конечно, по сравнению с подвальными помещениями перестроечных рок-клубов аудитория номер 1 – хоромы, а танцевать в проходах между партами в святая святых альма-матер – такое мне не снилось. И такое в МГУ допускают? Ай-да, Садовничий…

- Что-то кисло сегодня, - жаловался во время танца остроносый в шляпе, он же местный физфаковец. – Девчонок мало, драйва никакого, на ночь в клуб свалим, пошли с нами.

- А дискотека как же? – отговаривалась я.

- Там из года в год одно и то же: толкотни много, а музона хорошего нет.

Шляпа, как я прозвала своего нового приятеля, тащил меня уже в аудиторию номер 2. Что там? Ща-ас увидишь. Вот! Смотри! Шляпа подтолкнул меня на скамейку и с гордостью ткнул пальцем в огромный экран, на котором университетские профессора обычно демонстрируют химические формулы и лабораторные анализы. Сейчас там показывали ужасно глупый мультик про каких-то не то динозавриков, не то мамонтят.

- При чем тут динозавры? – спросила я, не очень-то увязывая Татьянин день с заморским фэнтези.

- Притом, – огрызнулся Шляпа. - Притом, что народу скучно, и, вместо того, чтобы целоваться, приходится тухнуть над всякой ерундой.

Мультик кончился, и свет озарил лица девушек – равнодушно-меланхоличные, и мальчиков – наигранно-озабоченные. Аудиторию будто четко разделили на две половины: мужскую и женскую. У девочек своя свадьба: щебечут на неуместные темы про античку, у мальчиков своя – травят байки про какого-то профессора-самодура. А в воздухе повис жирный вопрос: ну когда же? Ну когда же вон тот симпатичный очкарик, ужасно похожий на знаменитого следователя Татарского, подойдет вон к той одинокой красавице с книжкой Кундеры? А эти компьютерщики пожертвуют разговорами об ITv6 ради грустных волооких филфаковок? Вот оно – наглядное олицетворение невостребованности – врага всех умниц и красавиц. Как оно напомнило журфаковские годы, когда на десять девчонок приходилось двое ребят.

При том, что в МГУ хватает всех – и студентов, и студенток, найти пару даже на Татьянин день ни те, ни другие не умеют. Одни – в силу скромности, другие – в силу страха быть отвергнутыми.

Пока пили со Шляпой медовуху, наблюдали картину маслом: под плакатом Единой России сидели рядком: слева – три товарища, справа – три девицы.

- Ребята, а чего бы вам не воссоединиться? – подкатил к ним уже не совсем трезвый Шляпа. – День-то какой, почти что день всех влюбленных.

- Половина приходит со своими подружками. А с одинокими, может, не так знакомимся?

- А давайте-ка девушек спросим, чего они нас не выберут, - не унимался Шляпа.

Но девушки испуганно посмотрели и вспорхнули с насиженных мест. Долгожданного единения физфака и филфака так и не произошло.

- И это Татьянин день! Праздник студентов! Вот видишь, и у меня такая же бодяга с невостребованностью. Ну не грузить же их с ходу теорией относительности, да?

Хотела я сказать Шляпе, что не относительностью единой жив человек, да заметила счастливую пару и со словами «учись, студент» потянула нового знакомого к ней.

Секрет студенческого счастья? Девушка смущенно заулыбалась.

- Вообще-то Татьянин день у меня по определению счастливый. Меня зовут Татьяна, и с мужем познакомилась в день своих именин – ровно год назад. А в этом году к Татьянину дню ректор выделил нам отдельную комнату в общаге. Мне кажется, у святого Валентина должна быть подружка – покровительница студентов Татьяна. Почему бы ей тоже не заняться соединением одиноких сердец?

Мы со Шляпой идею поддержали и до автобуса добирались вместе. Шляпа пел что-то про одиночество, про то, как он хотел бы найти такую Татьяну, которая бы разделила с ним шалаш где-нибудь на Таити. Она бы мяла виноград ногами и носила авакадо на голове, а он бы рисовал портреты местных таитянок, как Гоген. А потом автобус уносил нас в ночную темноту вместе с десятками таких же взбодренных медовухой студентов. Кондукторы и милиционеры в этот вечер никого не трогали. Им, видимо, как в чеховские времена, приказали: «Студента не ловить». Но мы этого не знали и думали: «Святая Татьяна помогает».

Наталья ЕМЕЛЬЯНОВА


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива