Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 11, 2010

Андрей Стемпковский: Победить обстоятельства!

Режиссер и сценарист Андрей Стемпковский известен как участник «Кинотавра» этого года. Его фильм «Обратное движение» получил приз за лучший сценарий, а также специальное упоминание Гильдии киноведов и кинокритиков. Имя Стемпковского теперь на слуху. Между тем, наш собеседник лишь в 2008-м окончил Высшие курсы режиссеров и сценаристов, и «Обратное движение» – его первая настоящая работа в кино. Как добиться творческого успеха? Этому посвящен наш разговор.

– Андрей, поделитесь секретом, как попасть на «Кинотавр»?

Режиссер и сценарист Андрей Стемпковский– Снять хорошее кино. Если вы поставили себе задачу снимать кино – снимайте кино, сделайте много фильмов! Люди увидят и оценят то, что вами создано.

В этом году на «Кинотавр» из 80 отсмотренных работ отобрали 14. Значит, они чего-то стоят? С другой стороны, история фестивалей – история субъективных мнений и оценок. Не надо делать целью попасть на «Кинотавр» или в Канны. Правильная цель – делать свое дело. То, что тебе нравится. Говорить на языке творчества то, что хочешь сказать.

К сожалению, многие, в том числе и те, кто трудится на ниве искусства, на первый план ставят внешние цели: деньги, заработок, PR. Для меня материальные ценности, слава и престиж все-таки на втором месте. Я не стремлюсь сидеть в телевизоре или расклеивать свое лицо по городу. Я занимаюсь кино. Для меня это – религия. Я всегда хотел заниматься кино и довольно долго к этому шел.

– Насколько мне известно, до Высших курсов режиссеров и сценаристов вы окончили Финансовую академию при Правительстве РФ?

– Да. Когда мне было 20, я учился совершенно другому. Первые пару лет в Финансовой академии занимался даже с интересом. А потом понял, что это – не мое.

Мое образование по первому диплому – «Финансы и кредит». Я должен был стать финансовым директором предприятия. Но прошел путь других профессий: художника, фотографа, журналиста, актера, писателя, сценариста телепередач. Получил второе высшее в мастерской Петра Ефимовича Тодоровского, поскольку почувствовал в этом необходимость. И все эти годы смотрел много, очень много фильмов.

Долгое время всерьез заняться кино было страшно. Но потом внутренние колебания ушли, и я начал делать то, что хотел. И, надеюсь, что-то еще в этой области у меня выйдет. Хотя загадывать, конечно, ничего нельзя.

– Кем вы себя сейчас больше ощущаете: режиссером, сценаристом?

– Не знаю. Не могу утверждать, что моя профессия – режиссер, потому что такой профессии нет. На самом деле, трудно сказать, кем я себя ощущаю... Время от времени чувствую себя разными животными. А вообще стараюсь не отождествляться лишь с одной ветвью деятельности. Это решение давно во мне формировалось. Можно сказать, я как Будда: не то, не то и не то. Существуют люди, для которых игра является способом познания мира. Наверное, это про меня.

– А зачем снимаете фильмы?

– Чтобы не скучно было. Большинство людей занимается в жизни тем, что старается скрасить свое существование. Каждый в меру своих способностей. Одним для этого нужно добывать много денег. Другим ковыряться в человеческих телах. Третьим путешествовать, переезжая каждую неделю с места на место. Кто-то находит смысл жизни в том, чтобы кататься на скейте. Кто-то – в расследовании преступлений. Каждый пытается себя развеселить. Один из способов – снимать кино.

– Почему, на ваш взгляд, одни люди приближаются к заветной мечте, другие – нет?

– Есть определенные законы жизни. Значительная часть людей способна насыщаться самими мечтами. Это не самый плохой вариант. В идеальном мире, по крайней мере, все значительно красивее, чем в реальности. А здесь приходится идти путем компромиссов.

– И все же – как начать реализовывать свою цель?

Андрей Стемпковский– Идти и делать. Те, кто чего-то в жизни добился, обычно изначально находятся в таких же стартовых условиях, что и остальные. Просто нужно найти в себе четкую точку, которая позволит свести усилия к одному направленному действию. Проартикулировать цель – и действовать.

Важно также, чтобы то, что ты делаешь, было хорошо не только для тебя, но и для других. Не надо ограничиваться мелкими задачами. Лучше найти место Великому.

Конечно, на пути не удастся избежать разочарований. Без них невозможно. Но если задуманного добиваться последовательно, и если оно является не отвлеченной затеей, про которую тебе сказали, что она ценна, а действительно значимой для тебя самого, все получится. Причем даже сам путь к мечте принесет много радостей, наград и всевозможных бонусов. Самое главное – ты получишь ощущение счастья.

Как говорил Ларошфуко, человек бывает счастлив не тогда, когда обладает чем-то, что другие считают достойным любви, а когда обладает тем, что любит сам. Действительно, если действуешь в угоду людям, становишься зависимым от их мнения. А мнение это изменчиво, поэтому не стоит его переоценивать.

– Как, идя к мечте, преодолеть препятствия?

– Если есть настоящее желание, ты сможешь многим ради него поступиться, в том числе и благосостоянием. В творчество вообще стоит идти лишь в случае одержимости.

Понятно, что все мы живем в обществе, которое вяжет по рукам и ногам всевозможными обязательствами, необходимостью зарабатывать деньги. С другой стороны, древние китайцы говорили: «Борись с обстоятельствами – и станешь их рабом» Поэтому не нужно бороться с не очень важными вещами. Надо просто не брать их в голову, а идти к задуманному.

И опять-таки, если цели нет, жизнь можно посвятить борьбе с обстоятельствами. Тогда преодоление этих маленьких порожков станет наполнением существования. Так живет большинство людей, которых я знаю. Как у Довлатова: «...достижение средств существования становится его целью».

– Но, с другой стороны, если ты видишь только свою цель, не теряется ли способность замечать краски жизни?

– Нет. Кайф ты получаешь от занятия любимым делом, в котором можешь оставить после себя достойный след.

– Между Финансовой академией и Высшими курсами режиссеров и сценаристов вы окончили кинофотоотделение Заочного народного университета искусств и Школу подготовки молодых художников Центра Сороса. Насколько, на ваш взгляд, для воплощения жизненной мечты важно иметь глубокое профильное образование?

– Образование необязательно. Но я человек любопытный, и мне было интересно посмотреть на режиссерскую кухню изнутри. Попасть в новую среду, понять, из кого она состоит. Определить уровень интеллекта и вообще уровень человеческого материала, который в молодом кино появляется. Не могу сказать, что ситуация феерическая. Я был бы счастлив иметь другую среду вокруг себя.

– Одно время вы изучали актерское мастерство. Зачем и насколько это пригодилось?

– Актерское мастерство я изучал в Школе-студии МХАТ. Мне хотелось посмотреть на обучение, узнать механизм профессии. К сожалению, оказалось, что он не самый рабочий для кино. Кроме того, во всех вузах у нас учат актеров одинаково.

В России практически отсутствует школа киноактеров. Даже во ВГИКе преподают театральные мастера. А это – беда, поскольку природа актерской игры в кино совсем другая. Зачастую приходится заставлять актера забыть все то, чем он занимается в театре.

– В 2005 году вы сняли и спродюсировали игровой фильм «Лесополоса», который потом был показан на нескольких кинофестивалях. Жанр фильма – хоррор. Расскажите, пожалуйста, о своих впечатлениях от этой работы.

Андрей Стемпковский– Воспринимая мир, мы привыкли называть его явления и давать им оценки, например «кино». Хотя то же самое можно обозначить как занятие некими практиками, в том числе духовными. Ведь на самом деле мы просто играем стихиями. Так вот, съемки «Лесополосы» стали для меня подобной духовной практикой.

Мне нравится жанр фильма ужаса. Он наивен и честен. И я сделал такую вещь протяженностью в 66 минут, чтобы поучиться. Работали мы с фанатизмом, практически без денег, без света, без всего. Лазали зимой по ночному лесу и снимали на цифровую камеру. До обморожения, практически. Но в те мгновения мы приближались к некоему божеству – от осознания, что создаем КИНО. Эти ощущения, наверное, можно сравнить с чувствами ребенка, который впервые заходит в море, не зная, что это такое.

– «Обратное движение», попавшее на «Кинотавр», – ваша первая полнометражная вещь?

– Да, это уже полноценный фильм, который снимался за некоторые деньги и может претендовать на то, чтобы быть показанным на большом экране. Фильм с профессиональными актерами, профессиональной съемочной группой. Мой первый опыт работы в кино, которое является индустрией.

– О чем этот фильм?

– О людях, которых коснулась война. Об отрешенности. О круге судьбы.

– Вы верите в судьбу?

– Она есть, независимо от того, верю я в нее или нет.

– Но мы можем как-то на нее влиять?

– Безусловно. В каждый момент жизни мы принимаем решения, выбираем между несколькими альтернативами. Однако есть вещи, которые должны свершиться. Кроме того, на будущие события влияет и то, что уже произошло.

Совершая те или иные поступки, человек может рассчитывать на определенные последствия. А что на самом деле получится, угадать невозможно.

– Как вы отличаете для себя хороший фильм от плохого?

– Хорошее кино затрагивает внутренние струны души, заставляя человека задуматься, заплакать, засмеяться. В чем-то измениться. То есть фильм может зацепить тебя на уровне интеллекта, а может – на уровне эмоций.

Еще одно качество хорошего фильма – кинематографичность. Это ощущается интуитивно, я, по крайней мере, не могу дать однозначного определения, что такое эта самая кинематографичность.

Вообще кино сейчас сильно разделилось на два лагеря: индустриально-коммерческое и авторское. Индустриальное кино делают в основном большие компании, рассчитывая на широкий прокат и прибыль. Я прекрасно к нему отношусь, если оно талантливо. Да, оно может быть излишне попсовым и очень плохим. Но оно же способно в иных случаях и подняться на вершину кинематографа, стать произведением искусства.

Авторское направление ориентировано на узкий круг ценителей, следящих за кино-новинками, на синефилов, на фестивальную публику. Значительная часть этого кино – экспериментальный, довольно сложный для просмотра кинематограф. Оба направления должны существовать, поскольку, по большому счету, нет высоких и низких жанров. Есть хорошо или плохо сделанные фильмы.

Сам я играю, пока по крайней мере, на поле авторского кино. Мой фильм «Обратное движение» не рассчитан на развлечение. Там ведется работа с киноязыком, там присутствует философское высказывание.

– Сегодня все чаще можно слышать разговоры о том, что современные фильмы для молодежной аудитории рассчитаны на низкий культурный уровень потенциальных зрителей.

– На мой взгляд, кино понижающей селекции создается зачастую, чтобы заработать деньги. «Самый лучший фильм», например, и его продолжение окупились многократно. Неважно, почему зрители приобретали билеты, насколько они рассчитывали увидеть шедевр. Главное, был собран бокс-офис. И подобные вещи будут сниматься до тех пор, пока приносят прибыль.

К сожалению, в нашей стране окупается очень небольшое количество фильмов. А из того, что окупается, львиную долю занимают проекты крайне невысокого уровня.

– Неужели мы в своей массе такие тупые?

– Видимо, да. То, что было в советское время, больше не повторится. В ту эпоху был создан ряд прекрасных фильмов. И живое массовое кино – это прекрасно. Но многих жанров, существовавших в западных странах, в советском кино попросту не было. Например, триллеров и фильмов ужасов.

Сейчас отечественному кинематографу нужно гораздо больше поддержки со стороны государства. В странах Европы такая поддержка весьма основательна. А у нас в связи с реформой за прошедший год вообще ничего не было профинансировано.

Нам надо серьезно формировать систему кинопроизводства. Ведь существуют банальные технические проблемы. Это помимо кризиса идей.

– Как вы относитесь к дидактике в искусстве?

– Сугубо отрицательно. По мне, советская кинематография, при всех ее достоинствах, страдает излишним дидактизмом. Конечно, произведение искусства всегда несет некий урок, но он не должен преподаваться в лоб, быть однозначным. Тогда это будет хороший урок.

Фильм должен менять человека. Однако делать это исподволь. Пусть зрители даже испытают не восхищение, а возмущение. Пусть выходят из зала, смеясь, в слезах, в ярости – как угодно! Важно, что фильм подействовал. Самое худшее, если люди уходят из кино равнодушными, пожимая плечами.

– Где в Москве можно посмотреть интеллектуальные фильмы?

– Ценители всегда найдут. В интернете есть ряд сайтов с рецензиями на выходящие фильмы, там же можно узнать, где тот или иной фильм можно посмотреть. Есть ряд кинотеатров, демонстрирующих авторское кино. Например, «Ролан», «35 миллиметров», «5 звезд» на Новокузнецкой.

– Последний вопрос. Чего бы вы хотели достичь лет через десять?

– Просветления.

Беседу вела Светлана РАХМАНОВА


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива