Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 12, 2009

Сабина Ахмедова: В контексте персонажа

Недавно на экраны вышел фильм с ее участием «Каникулы строгого режима»

Не каждый актер может рассказать о встрече с таким мэтром кино, как Аль Пачино. Тем более огромная редкость и невероятная удача – работать с этим удивительным человеком, что стало реальностью в жизни нашей героини – молодой актрисы театра и кино Сабины Ахмедовой. Стройная, высокая, кареглазая восточная красавица рассказывает о своих любимых актерах, о премьерах в кино, о мужчинах, о детстве...

Сабина Ахмедова– Я родилась в Баку. У меня прекрасные родители, они всегда меня поддерживают и с детства говорили мне, что я особенная. Светлое, беззаботное детство оборвалось в мои семь лет, когда началась война между армянами и азербайджанцами, и нам пришлось бежать из родного города в Москву. Но к тому безоблачному раннему детству, к его ощущению, в то состояние я возвращаюсь всегда как актриса. Мне это помогает существовать в непростом актерском мире, не говоря о профессии. Оставаться ребенком важно, чтобы оставаться живым. Потому что все обрастает коростой и стенами. И это самое святое для меня – период моего детства.

Папа у меня инженер. Он строит огромные мукомольные заводы. Мама занимается недвижимостью. В нашем роду до меня актеров не было, но зато есть певцы. Я очень люблю петь, и понятно, откуда это. У меня бабушка по маминой линии поет, сила ее голоса поражает. У меня тот же эффект, голос мощный, но его надо обуздать, чем мы и занимаемся с преподавателем по вокалу. Думаю записать пару песен, но пока не доходят руки. Диапазон моего репертуара – от джаза до поп-рока. Но не попса, точно.

– Кто повлиял на твой выбор профессии?

– Это мечта детства. Удивительно, но всегда внутри меня существовал некий зов, основа, в которой я была уверенна. Знала, что это во мне есть. Хотя была самым зажатым ребенком в классе, не занималась в актерском кружке, но увлеченно посещала танцы и вокал. Поэтому для родителей мой выбор профессии оказался большим сюрпризом. Я чувствовала, что смогу раскрыться, главное – поступить в театральный вуз.

А дальше все произошло очень быстро. Закончила я Институт современного искусства и два года училась в Лос-Анжелесе в институте Ли Страсберга. Английский знала с подросткового возраста, но вначале были сложности: сленг, скорость, быстрота речи. Сейчас говорят, что акцента почти нет.

– Что для тебя главное в профессии?

Сабина Ахмедова– Честность в отношении к профессии, причина, по которой я этим занимаюсь, и конечно – удовольствие. Мой педагог сказал: «Если ты не знаешь, почему выходишь на сцену, не выходи». Не понимая этого, нет никакого смысла идти в нашу профессию, сложнейшую, зависимую, тяжелую психологически и физически. Для меня актерская профессия сродни благотворительности. Ты отдаешь себя, и это очень важно. Может быть, я идеалист, но мне кажется, что так должно быть, иначе все вымирает.

– Кто для тебя открыл дорогу в кино? Я имею в виду режиссера, который заметил и поверил в тебя?

– Игорь Зайцев, режиссер «Диверсанта» и «Каникул строгого режима». Прекрасный режиссер, удивительно работает с актерами, потому что сам актер в прошлом, его любят лучшие артисты. Он понял, поверил в меня и предложил диаметрально противоположные роли. В «Диверсанте» – драматическая роль, девушка с трагической судьбой, окруженная трауром, немного Антигона. А в «Каникулах» – острохарактерная комедийная роль, с проблесками романтики.

– Какие из сыгранных ролей любимы и близки по духу?

Сабина Ахмедова– Безусловно, Лана из «Диверсанта». Тема восточной женщины мне близка, хотя я выросла в европейской культуре, и меня родители никогда ни в чем не ограничивали. Но я видела восточных женщин всю свою жизнь, и знаю, с каким нераскрывшимся потенциалом они живут. Им, может, меньше повезло, чем мне, или нет внутреннего драйва, но в основном у них очень сильная энергетика, большие возможности – к сожалению, часто не реализованные.

Мне многие говорят, что моя Лана не очень восточная в своих проявлениях. Мы придумали сцену с задернутой юбкой, это тонкий чувственный момент. Я хотела видеть ее именно такой, чтобы она жила, пробовала, рвалась к чему-то, проявляла себя, даже если это закончится драмой. И, наверное, из того, что я играла в кино, эта роль ближе всего ко мне.

Мне кажется, что я живу иногда вопреки. Двигаюсь вперед, но если мне выставить преграду, начну двигаться еще активнее, не сдамся. Это моя психофизика. И Лана – сильная женщина. Она стремится к счастью, внутренне понимая, что в условиях войны оно практически невозможно. Мужчин нет, и в ее случае один за другим уходят. Но она цепляется за последнюю надежду. Надо всем стараться не выживать, а жить! И это внутреннее счастье у тебя никто не заберет. Ты можешь быть счастлив и на маленьком клочке земли с черным хлебом, главное – захотеть счастья!

– Для актрисы необыкновенная удача – работа в окружении талантливых людей, как в фильме «Каникулы строгого режима». Удалось что-то почерпнуть для себя, уловить какие-то тонкости актерского мастерства звездных коллег?

– Да. Мне очень помогали и Сергей Безруков, и Дмитрий Дюжев. Может быть, они и не заметили этого, потому что все было очень аккуратно, маленькими деталями. Дима объяснял мне ситуацию по камере, подсказывал, где лучше, выгоднее встать. Сережа подошел ко мне в первый мой съемочный день. Я жутко нервничала. Он видимо заметил, что я готовлюсь и переигрываю все внутри себя. Но, как в любом съемочном процессе, непонятно было, когда мы начнем. И соответственно велика возможность перегореть. Тогда Сергей говорит: «Остановись, не надо, перегоришь. Спокойнее». Он вроде всего лишь подтвердил то, что я уже знала, но крайне важно вовремя об этом напомнить.

Сабина АхмедоваЯ все время наблюдала, как Сережа с Димой «собираются», у них всегда очень здорово и профессионально срабатывает шутка, они знают ход к ней. И когда они существуют в тандеме, идут невероятные импровизации, очень смешные! Ребята всегда были сконцентрированы и занимались исключительно своим делом, вне зависимости от ситуации. Они правильно настраиваются на то, что является их профессией. Например, успокаивать детей не входит в их компетенцию, соответственно они берегут себя, и это крайне важно. Я этому пока не научилась. Шум, гам, дети, я начинала распыляться, успокаивать их. В предельной концентрации есть свой смысл, а мне, молодой и резвой, хочется включаться в весь процесс.

Конечно, огромное счастье работать с такими талантливыми и позитивными людьми. Запомнилось столько нюансов, деталей. А сколько импровизированных шуток не вошло в фильм... У Сергея еще и потрясающий пародийный дар. Как-то во время отдыха он «сыграл» фильм «Обыкновенное чудо» в лицах и голосах. Янковский, Миронов, Леонов как будто вновь заговорили, и это было чудесно!

– Какие-то курьезы были во время съемок, что первое вспоминается?

– «Каникулы строгого режима» снимались почти два года, поэтому, как часто бывает, в ноябре снимали лето. Зуб на зуб не попадал. Был страшный «зажим», каждый мускул сжат. Сбрасывали сто одежек, отыгрывали дубль, и нас быстро одевали. Мы синего цвета на дискотеке, такого же оттенка и дети, 50 человек. Но они молодцы, трудоспособные, терпеливые.

Моя любимая история произошла в первый съемочный день. Уже отыграли одиннадцатый дубль. Сцена приезда детей в лагерь. Это массовая сцена, в которой вожатые с детьми (120 человек) перебираются из одной точки на другую со стихами, песнями, речевками. Режиссер пытается приободрить юных артистов и говорит: «Ребята, прекрасно, очень здорово, еще разочек, и все!» И тут самый маленький артист, который еще не выговаривает половину алфавита, изрекает: «Я не понимаю, если все плекласно, почему же еще лаз-то?» И начинает идти вперед по наклонной горке из песка, точно «бурлак на Волге», срывая с себя пилотку со словами: «Господи, за сто мне эта мука?»

Но мучения малыша явно оправдались, получилось замечательное кино. На мой взгляд, это большая победа нашего кинематографа в жанре русской комедии, в лучших ее традициях. И я невероятно горда и счастлива, что стала частью этого действа. Опять же тема детства, которая мне близка, очень правильное и чистое чувство юмора, без пошлости.

– Кто из современных артистов для тебя служит примером?

– Любимая – Инна Чурикова. Мэрил Стрип – просто богиня для меня. У них есть такое удивительное сочетание тонкости, чувственности, чистоты, интеллигентности. Помню Инну Чурикову в «Ребре Адама», в сцене с матерью, когда происходит эмоциональный выплеск героини. Живость, с которой она начинает существовать, говорить, поправлять одеяло, – такие моменты не срежиссировать. Правда персонажа и правда жизни. Воздух становится плотнее вокруг такого человека.

Так же и с Мэрил Стрип. Я могу смотреть любой фильм с ней бесконечно, пересматриваю одну сцену по десять раз. Учусь, смотрю, какой она делает выбор, почему именно этот, подмечаю мелочи, что куда она кладет, как она справляется с предметами, как делает омлет... Физическое действие прямо отражает психологическое. В ее случае это исполняется филигранно.

Безусловно, мне очень нравится Аль Пачино. Удивительно, но мне удалось поработать в его проекте. В Америке мы делали спектакль «Три сестры». Это невероятный опыт. Режиссер-постановщик Алан Миллер, который преподавал Мэрил Стрип, Барбаре Стрейзанд. Я играла Ольгу. В этом завораживающем процессе мы опускались на невероятные глубины, постигая мир Чехова.

Аль Пачино – скромнейший человек, профессионал до кончиков ногтей. Он любит снимать репетиционный момент. Для меня было это был колоссальный практический опыт того как нужно работать над ролями. Все это я знала, но больше в теории. Актерам в условиях достаточно мобильной постановки нечасто удается истинно погрузиться в персонаж. А это очень тонкая материя. Она требует времени, тонкости, кропотливого труда и терпения. Исследовать другого человека, его душу, поведение, как он ходит, говорит, цепляться за любую мелочь, которая потом тебя выведет к персонажу и даст ему интересное существование. Проштудировать весь сценарий. Вообще Пачино великий экспериментатор, он не любит результативное искусство. Его идея – сам процесс. Надо искать, пробовать, делать ошибки и снова идти вперед. Хочется тянуться за такими людьми. Из молодых люблю Натали Портман и Марион Котийяр. Мне нравятся сильные характерные драматические актрисы, а такое сочетание – большая редкость.

– Сабина, кто для тебя главный критик?

– Я сама. Просто разрываю себя на части, но хочется верить, что благодаря этому не стою на месте. Хотя в Америке из меня это выбивали. Там считают – первое, что должен говорить себе актер: я сделал прекрасную работу, и лишь потом оценивать ее. Это конструктивная критика. А я начинаю себя бичевать, потому что максималист от природы. Но в этой профессии нет предела, идеального состояния нельзя достичь априори. Соответственно, надо находиться в моменте и честно выполнять свою работу, пробовать постоянно. Лев Додин как-то сказал, что ему не нравится слово «репетировать» – кажется, что ты делаешь одно и то же, значит надо пробовать, а это каждый раз по-новому!

– Как проводишь время за кадром, отдохнуть удается?

– Если съемки идут интенсивно, постоянно находишься на площадке, спишь по три часа, то единственный отдых – на время выключить сознание. Если появляются более благоприятные условия для отдыха, хочется пообщаться с коллегами. Начинаются беседы о жизни, о состоянии кино, шутки, истории, анекдоты.

В «Диверсанте» у меня очень трудная роль. Моя героиня улыбается два раза, поэтому мне было не до легкости, надо крепко сидеть, точнее - находиться и существовать в этом состоянии. Практически все время я проводила в изоляции. Но Влад Галкин и Кирилл Плетнев, большие мастера анекдотов, старались вытащить меня из моего вынужденного одиночества, чтобы я не слишком погрузилась в себя.

В Америке я играла еще более сложную психологическую роль, на грани шизофрении. Готовилась к этому состоянию, ни с кем не общалась. Весь день жила в контексте своего персонажа, но такая сосредоточенность всегда вознаграждается. Иначе себя чувствуешь на сцене, чем если бы поела, поболтала, поиграла в бейсбол, нарезала апельсин и впрыгнула в роль. Так не бывает.

– Наверное, как сложно войти в роль, так непросто из нее и выйти?

– У меня это случилось с одной ролью в театре. Кино – прерывающийся процесс, а театр – цепкая длинная история. Я играла в Америке роль матери, женщины с большими психологическими и психическими проблемами, которая живет в гетто и просто уничтожает своего ребенка, очень жестоко его воспитывает. Социальная служба отбирает у нее ребенка, и она приходит просить его обратно. Плачет, умоляет, угрожает, крушит все вокруг. И когда я выбегаю после этой сцены, долго не могу успокоиться. Мне ее очень жалко, я ее оправдываю, но я знаю, что никогда не встану на ее сторону, при этом понимаю, что с ней было и что с ней сделали. Из этого состояния сложно выйти.

Чехов говорил, что, выходя, на сцену, надо начертить воображаемую линию, отделяющую реальный мир от вымышленного. Ты переступаешь ее с каждым выходом на сцену, и затем выходишь через нее обратно. Такой очень верный психологический ход.

– Когда ты на сцене, тебе важны глаза людей, их реакция, эмоции, или стараешься мысленно возводить стену?

– Иногда стена просто необходима. Есть рамки спектакля, когда актер не обращается к публике, и ее будто бы не существует. Но от нее идет мощная энергетика, которую актер аккумулирует, использует, чтобы потом отдать. Я люблю работать со зрителем, мне нравится обращаться к залу. Подпитываюсь не только от партнера, невероятную силу дает зал. Актер не является актером, пока нет зрителей, энергетический обмен происходит только в момент их встречи. Когда спектакль окончен, публика ушла, зал становится совсем другим пространством. И не верится, что здесь сейчас была какая-то информация, кипела жизнь. В этом магия театра, которая не отпускает.

– Время актера расписано по минутам, а личная жизнь есть в творческом графике?

– Очень мало времени на себя, свои мысли, на родных людей. Актеры постоянно меняют обстановку, они люди открытые, темпераментные, эмоциональные, им надо жизнь питать всеми соками, и когда они видят живое существо, которое им интересно, естественно, их тянет друг к другу. Этим и мотивировано огромное количество романов в актерской среде.

Я очень хорошо понимаю природу этого. Если ты постоянно в разъездах, мало видишься с любимым, рано или поздно переключаешься на человеческое тепло, или вторая половинка должна жертвовать собой и сопровождать тебя в поездках. Но если есть настоящая любовь, люди должны идти на компромиссы. Я, например, не люблю ультиматумы, и думаю, что мой мужчина, тот, который мне предназначен, никогда мне их не поставит.

– А что еще тебе не нравится в мужчинах?

– Не выношу цинизма, самолюбования, красующихся, рекламирующих себя мужчин, мелочности в любых проявлениях, обращения с женщиной как с неким предметом. Не люблю мужчин, находящихся в клетке тщеславия, когда им очень важно, снимает ли их камера, вошли ли они в двадцатку самых сексуальных мужчин мира, и вообще, видят ли все, как они прекрасны.

Есть очень правильная фраза Ричарда Бартона, что актриса всегда чуть больше, чем женщина, актер всегда чуть меньше, чем мужчина. Не хочу ни в коем случае принизить прекрасных актеров, но чтобы делать многое, быть внутренне пластичным, ты должен быть не мужчиной и не женщиной, неким андрогином, пластилином. Это касается и женщин. Например, я иногда становлюсь каким-то танком. И мне сложно в жизни, я становлюсь очень жесткой. Многие говорят: «Ты же девочка, прими слабую сторону». Не могу. Уже выстроился характер.

– У такого мощного характера, скорее всего, существует свой личный секрет хорошего настроения?

– Быть благодарной за то, что у тебя есть. Остановиться, посмотреть вокруг. Если представить, что живешь последний день, удивительно, как человек будет вести себя. Ты не будешь бегать, пытаться многое успеть, сделать, сказать, а просто остановишься и будешь наслаждаться тем, что у тебя сейчас есть, и радоваться этому, за все это благодарить и любить!

Беседу вела Татьяна ТОКУН


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива