Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 05, 2003

Геннадий Хазанов: Россия - это круто!

Международный университет в Москве славится своими актовыми лекциями. Политики и артисты, дипломаты и писатели с удовольствием общаются со студентами. На этот раз в стенах вуза, что на Ленинградском проспекте, 17 принимали совсем особого гостя - "юмориста". Геннадий Викторович Хазанов известен каждому. Он испытанный боец разговорного жанра, драматический артист и, казалось, что для него нет незнакомых вершин. Потому и тему свою обозначил лихо: интеллигенция и власть. Но вот взошел он на университетскую кафедру, и мы увидели, что этот человек может волноваться. Именно с объяснения причин своего волнения он и начал общение с благодарной университетской аудиторией.

- Всегда иронически относился к фразам вроде "Я очень волнуюсь", которые произносили выходящие на сцену. Я думал: "Волнуешься - пойди, успокойся..." Но вот случилась ситуация, когда я сам прошу вашего снисхождения, ибо сегодня впервые в жизни читаю лекцию... Надеюсь, мое состояние вполне оправданно. Все, что в жизни делаешь впервые, вызывает естественное чувство неуверенности, и поэтому воспринимайте то, что говорю, с улыбкой доброжелательности.

Оказалось, что подобное чувство волнения артист испытал в свой первый рабочий день в качестве художественного руководителя Театра Эстрады.

- Не мог себе представить, что буду чем-то руководить... И вот первый рабочий день в новом качестве, первая деловая встреча с драматургом Александром Галиным. Он принес пьесу, и мы обсуждаем возможность ее постановки. Каждые пять минут в кабинете звонит телефон, и вместо того, чтобы его отключить, я все время снимаю трубку и прошу перезвонить сначала через пять минут, потом через десять, потом через час... Вижу, мой визави напрягается, начинает нервничать, раздражаться. Понимаю: пора призывать на помощь основную профессию. Когда раздался очередной телефонный звонок, я не стал снимать трубку, а нажал кнопку "speakerphone" и произнес: "Здравствуйте, с вами говорит автоматический секретарь художественного руководителя Театра Эстрады. Оставьте информацию после длинного гудка". И дальше, как мог, издал этот звук...

Теперь о нынешней ситуации. Я немного растерялся, когда ваш ректор Сергей Николаевич Красавченко предложил приехать в Университет. Потому что, если студенты хотят узнать что-то новое в науке, то надо приглашать Жореса Алферова. Если хотят услышать что-то смешное, приглашайте Евгения Петросяна. А если хотят услышать что-то смешное от ученого мужа, то надо приглашать Черномырдина, который, оказавшись в одном из регионов России, произнес гениальную фразу: "У вас же здесь вся таблица Менделеева". Потом, помолчав, добавил: "Даже больше!"

Должен вам сказать, что толчковой ногой к моему приезду сюда оказалась статья в "Литературной газете". В ней Евгений Сидоров, известный литературный критик и в недавнем прошлом ректор Литературного института, (а еще несколько раньше и мой родственник, правда, временный), опубликовал большую статью "Записки из-под полы". Один абзац этой публикации и дал мне основание говорить вслух на тему "Интеллигенция и власть".

В отличие от сегодняшних студентов, практически весь преподавательский состав, все старшее поколение - происходят из советского периода, из страны, которой больше нет. Сразу хочу сказать, я не хочу красить то время в какой-то один цвет - черный или белый, чтобы по этому поводу не говорили мои оппоненты как слева или справа. Но когда Сидоров пишет: "Осторожность - теневая отвага подсознательного благоразумия..." Я специально произношу это медленно, как в одном замечательном анекдоте: один брат пишет другому: "Знаю, что ты читаешь плохо, поэтому пишу медленно"... "Осторожность - теневая отвага подсознательного благоразумия, сопряженная с несомненной энергией смешного. В советские времена публичный смех почти всегда был в сущности некоей трусостью, весело заменяющей правду. Самый красноречивый и талантливый пример - Райкин, Жванецкий". Когда я прочел это, мне показалось, что написал инопланетянин, а не ректор Литературного института в советский период. Наверное, мог бы подобное написать лишь некий современный маркиз де Кюстин. Уточню для вас это имя из прошлого. Маркиз де Кюстин совершил в начале XIX века путешествие в Россию, потом написал книгу, которая стала бомбой для царской России. Клеветнический труд запретили, маркиз де Кюстин стал персоной нон грата в России. Уже в советское время общество политкатаржан выпустило ее в составе толстого фолианта "Записки путешественника". Когда она вышла в свет, поняли - лучше бы о ней не вспоминали. Больше, по-моему, маркиза никогда не печатали. Ладно, маркиз он и есть маркиз. Он из Франции, - в отличие от Евгения Юрьевича Сидорова, - и поэтому ему действительно многое могло казаться странным и непонятным в особенностях российского проживания...

Читаю дальше текст человека, который всеми корнями рос на нашей земле: "Геннадий Хазанов - лицо нарицательное. Я любил его не только как временный родственник, но и как поклонник, когда он был лицом собственным. Теперь он может служить эталоном и мерой целования начальства в плечико. Выражаюсь весьма условно и ниже за спину не опускаюсь. Но температуру подобных жестов со стороны некоторых видных представителей творческой интеллигенции теперь легко обозначить формулой: два Хазанов, три Хазанов и тому подобное. Понятно, что с увеличением счета параллельно падет уровень .... (????) и собственного лица".

Моя сегодняшняя лекция, как вы понимаете, не ставит целью сведение счетов с литературным критиком, а затрагивает довольно любопытную тему - какие метаморфозы происходят с людьми, оказывающимися во власти и потом вылетающими из этого ряда. Вдруг у них отрываются глаза на то, что поезд идет не туда, и вообще, что это не поезд, а какой-то самокат.

Есть в этой статье еще замечательный фрагмент: "А сам-то ты кто? - восклицает Сидоров. - Соглашатель и авантюрист. Аз грешен, что и говорить. Не судите, да не судимы будете. Никогда не забуду горькую фразу незабвенного Зиновия Гердта, брошенную им со страниц "Огонька": "Что же Женя Сидоров сидит в правительстве и не хлопнет дверью".

Таких людей, - продолжает монолог Хазанов,- как Зиновий Ефимович Гердт на нашей земле не так много. Это какие-то последние могикане культуры, кстати, еще раз хочу сказать, сформированные в советское время. Подчеркиваю: я не являюсь никаким апологетом ни коммунистического режима, ни диктатуры. Хотя наш гениальный хореограф Юрий Григорович в частной беседе мне сказал: "Я категорический противник диктатуры, я за тиранию". Сначала подумал: шутит! Но он продолжил: "А при каких иных условиях можно руководить Большим театром?!"

Кстати, мне вспомнилась еще одна замечательная фраза, которую произнес Ромен Роллан после возвращения в Париж из большевистской России. Европа набросилась на него с возгласами: как он может поддерживать Сталина?! Разве он не понимает, что такое Сталин?!! На эти обвинения Роллан с улыбкой возрожал: "А вы знаете какой-нибудь другой способ руководить героями Достоевского?"

Вообще, вопрос о взаимоотношениях власти и интеллигенции очень широкий, поэтому я попробую рассмотреть только узкий сектор этой темы. Я думаю, что в Университет вряд ли будут когда-либо приглашены представители не интеллигенции.

Когда-то Константин Сергеевич Станиславский проводя урок со своими учениками задал им такой этюд. Он попросил их представить, что горит банк. Дал десять минут на обдумывание. Актеры Художественного театра удалились, а потом вышли и стали играть этюд "Пожар в банке". Когда показ кончился, Станиславский обратился к Качалову:

- Василий Иванович, я внимательно просмотрел все сценки, но именно вы меня озадачили. Кто-то из ваших коллег бежал тушить пожар с ведром... Кто-то пытался обращаться за помощью и т.д. А вы сидели, закрыв глаза, и похоже думали о чем-то совсем ином. Почему?

Качалов ответил:

- Потому что мои деньги в этом банке не лежали...

- Но мы же живем и собираемся жить в России. Мы не можем сказать, что наши деньги не лежат в этом банке. Сегодня мне хочется говорить о тех, кто собирается жить в России, работать здесь и готов - все, что умеет, чему научится - отдать этой земле, стране, у которой, с моей точки зрения, великое будущее.

Монолог Хазанова состоял из блестящих реприз, миниатюр и сюрпризов... Так, Геннадий Викторович вдруг достал толстенную книгу, раскрыл ее и сказал о том, что без малого сорок лет назад он прочел одну короткую пьесу, которая буквально потрясла его. Написана она была в социалистической Польше Славамиром Мрожеком. Пьеса называется "В открытом море"; действующие лица: Толстый, Средний, Малый, Почтальон и Лакей. А затем залу был подарен моноспектакль. Знаменитый актер с листа прочитал студентам эту небольшую, но действительно потрясающую пьесу.

И был награжден овациями.

В завершении своей своеобразной лекции Геннадий Хазанов решил поспорить с президентом МУМа Гавриилом Поповым. Поводом к этому послужило интервью Попова в "Независимой газете". Известный экономист и политик, обосновывая роль интеллигенции в обществе, говорит, что место нормального интеллигента в оппозиции. Вот с этой заданной оппозиционностью не согласился Хазанов.

- Любая капиталистическая философия, с моей точки зрения, обречена на гибель, потому что она уводит человека от самого главного - от страха смерти. Как только мы сталкиваемся с идеологией материализма, накопительства, тогда все годится, тогда фраза, что жизнь дается человеку один раз и прожить ее желательно в шестисотом "мерседесе", звучит правильно. Но ведь страх обязательного конца, который заложен самим фактом рождения человека на земле, обязывает личность к мукам совести, к тому, чтобы в какой-то момент задаться вопросом: что оставляешь после себя на Земле? Более того, надо найти достойный, позитивный ответ.

В оппозиции чему должен быть интеллигент? Мне кажется, судьба российской интеллигенции подходит к своему естественному концу. Диагноз поставил еще Чехов. Отнюдь не случайно появление Лопахина в вишневом саду, и никакого сожаления у Антона Павловича по этому поводу как будто нет. Он понимал: пришло время Лопахиных.

На мой взгляд, понятие "интеллигенция" - чисто российское изобретение. А теперь, когда идеологией в стране стали деньги, хотим мы этого или нет, человек с раннего детства понимает, что если он не решает свою финансовую судьбу, его ждет, прямо скажем, не самое веселое будущее. Это становится стилем жизни. Меняются оценки и системы координат.

До конца 80-х годов я тащил за собой шлейф оппозиционера, чем заслужил даже любовь Евгения Сидорова. Но оппозиционера в тех рамках и тех пределах, которые разрешало государство в виде цензурного комитета, а иногда даже пытался где-то обойти его рамки, обмануть. Кстати, и в наших идеологических структурах работают неодинаковые люди, и, мне кажется, вообще партийные билеты не определяли, не определяют и не будут определять человеческую суть. В конечном итоге, все это, слава Богу, перестало с определенного момента играть какую-либо роль. С конца 80-х мы оказались в эйфории от того, что будет происходить дальше. Как-то с Эльдаром Александровичем Рязановым у меня вышел такой спор. Он увидел, что джазовые музыканты играют на улицах в поисках заработка, и гневно об этом рассказал. Я ответил: "Дорогой мой, это ведь наша вина. Это мы с тобой хотели, чтобы была отменена цензура и пришел рынок в культуру. Теперь, увы, невозможно, чтобы десятки миллионов людей по старым ценам ходили на фильмы, которые ты снимаешь, или на концерты, которые я даю. Одно без другого не бывает..."

Гавриил Харитонович говорит о возрождении административно-командной системы, но меня это не пугает. Можно по разному относится к тому, что происходит в Москве, но эта новая формация административно-командной системы в рыночных условиях, которую осуществляет мэр Москвы Ю.М. Лужков вместе со своей командой, с моей точки зрения, довольно позитивна. Если административно-командный способ управления страной в условиях рынка даст результаты в масштабах всей страны такие же, какие он дал за эти десять лет в столице, то я двумя руками и оставшимися частями тела буду голосовать за эту систему. Я уверен, что административно-командная система всегда имела и огромные плюсы. И как только она была демонтирована, мы встретились с тем, с чем встретились. Другое дело, что мы попали в новый виток и новую историческую фазу и новые экономические условия, и сегодня необходимо, чтобы приходили новые молодые силы. Силы, которые не отягощены рабским прошлым. Но все равно нужны внутренние запреты, иначе - вседозволеность, моральный беспредел.

Не понимаю, что это за деятельность - оппозиционер. Нет теперь такой профессии - все должны строить одну страну. Но если тебе кажется, что-то делается не так, твоя святая обязанность - попытаться сказать об этом. Каков будет результат? У меня нет никаких романтических заблуждений по поводу того, что высказанная вслух оппозиционная точка зрения может дать какой-либо результат. Мои принципы как чиновника, встроенного в вертикаль власти и находящегося чуть-чуть от пола этой вертикали, не позволяют мне лукавить и кокетничать, выдавать белое за черное, черное за красное. Вот иллюстрация. Я в начале 2002 года добился приема у президента страны, и президент пообещал помочь в решении вопросов по Театру Эстрады. Зная всю бюрократическую систему, президент мне советует: напиши на мое имя. Я подбираю всю документацию и приношу письмо в администрацию. Почти два месяца не могу узнать входящий регистрационный номер на письме. Какие мотивы были - не понимаю. Причем человек, которому я принес бумаги, прекрасно осведомлен, чему была посвящена встреча. Пришлось еще раз нажаловаться Путину, и тогда через восемь дней я узнал о дальнейшем пути этих бумаг. 11 мая ваш покорный слуга получает ответ, который обязует меня до 15 мая сдать необходимую документацию в Минэкономики и Министерство культуры, чтобы театр включили в федеральный бюджет 2003 года. Когда я сказал, что физически не успеваю, предупредил всех документально, мне ответили: хорошо, хорошо... А потом закончилось тем, что Театр Эстрады просрочил необходимые даты и не попал ни в какую строчку бюджета. Это я вам рассказал вовсе не для того, чтобы жаловаться, а для примера.

Чтобы находиться в оппозиции к власти, я должен покинуть даже эту мизерную властную вертикаль, потому что я уже абсолютно не свободен. Но я от этого ничуть не страдаю, если могу добиться результата как артист и администратор. Я живу в конкретной стране с ее очевидными условиями и с конкретными людьми. Мне надо научиться результативно действовать в этих условиях. Попадаю я под ранжир интеллигента или нет - меня меньше всего интересует. Все иронические замечания по поводу целования власти в плечико я переживу, если власть помогает мне, артисту, в работе.

Таким образом, я готов расписаться в том, что я не имею никакого отношения к интеллигенции, потому что готов с властью сотрудничать и призываю всех, кто хочет строить Россию, разделить эту позицию. Пришло, простите за банальность, время собирать камни. Мы слишком переусердствовали в демонтаже государства. Слава Богу, что вся страна не оказалась погребенной. Спасибо тем, кто этого не допустил. А сегодня вся надежда на вас, на тех, кто будет эти руины разбирать. И делать нашу Родину той страной, о которой все говорят: "Россия - это круто!"

В завершении встречи Г.В. Хазанов отвечал на вопросы студентов. Один из них прозвучал примерно так: а кто, собственно, такой интеллигент? Хазанов блистательно и горько отшутился:

- Интеллигент - русский человек с не сложившейся судьбой.

Подготовила к печати Анастасия БЕЛЯКОВА

Фото с сайта www.peoples.ru


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива