Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 07, 2003

Ох, уж этот Вася...

"Диссертация - плод коллективной мысли, сделанный индивидуальными руками". Такое мог сказать только тот, у кого есть надежный тыл - большое и мягкое крыло научного руководителя и поддержка "товарищей по партии", то бишь однокурсников. Аспиранту МГУ, без пяти минут кандидату химических наук Василию Коротченко повезло: не каждого новичка в большой науке кормят с рук новыми идеями, не с каждым носятся, как с писаной торбой. На Западе коллективное - всем кафедральным миром - взращивание самородка называется тьюторством (нянченье по-русски). Там нянькам от науки платят. И платят отменно. А в Московском университете за огранку таланта не берут ни копейки. И вырастают из птенцов гнезда Ломоносова головы не хуже импортных. Жаль только, головы эти (только уже в экспортном исполнении) потом летят... за бугор.

Ответственный за шкаф

- Вася, быстрее, не отвлекайся на мелочевку, пиши: если реферата не будет, на защиту не выйдешь. Не волнуйся, я сама все вычитаю...

В лаборатории кафедры химии нефти и органического катализа химфака МГУ суета сует, вавилонское столпотворение, башня и центр вселенной - только что отстрелявшийся на предзащите Василий. Ему - разбираться с бумажками и документами для ВАПа, его сотоварищам - кипятить чайник, разливать зеленый чай и стряпать бутерброды.

- Самое главное - поймать карбен, не зря я дергала Васю... Чай будете? - блик от профессорских очков на минуту ослепляет нас с фотокорром.

- Да вы садитесь, не стесняйтесь, в ногах правды нет, - хрипотца в голосе чуть повысилась. Елизавета Сергеевна, старший научрук, "мамочка" (как я прозвала ее про себя) во главе стола - лихо заправляет своим "мальчишником". Пока наш герой возится с файлами, спрашиваю профессоршу о ее подопечном:

- Что про Васю сказать? Пришел к нам на кафедру на третьем курсе, так и остался. Инициативный, общительный, мыслящий сотрудник, за свое исследование неоднократно получал соросовские премии, гранты от Российского фонда фундаментальных исследований, три раза занимал первое место на международных университетских конференциях "Ломоносов". Консультирует и наставляет студентов и дипломников: очень требователен, но справедлив и доброжелателен. Вась, видишь, как я тебя хвалю...

- Ну хоть в истории какие-нибудь он вляпывался? - пытаюсь вывести "мамочку" за рамки официоза.

- Что вы, Вася у нас безвредный и неопасный, и все реакции у него такие же. Нет-нет, упаси Бог, никаких взрывов, бомбочек. Вася - ученый не рассеянный, в химии нельзя быть неряхой.

О том, что Вася аккуратен и педантичен не только в химии, говорит тщательно наведенный порядок на его рабочем столе и вокруг: кружка на свежей салфетке. Лабораторная оргтехника и прочий производственный инвентарь - и те облеплены стикерами вроде "По всем вопросам, касающимся ксерокса, обращаться к В. Коротченко" или "Ответственный за шкаф В. Коротченко".

- А порошка-то столько куда натащили: на оттирание копоти в вытяжках? - дивлюсь я при виде дюжины банок "Пемолюкса" в раковине.

- Это Васиных рук дело. Он ответственный за практику. Устраивает дни чистых столов. В пятницу раздает всем ЦУ по хозяйственной части, а в десять утра в понедельник проверяет, вымыты ли колбочки, на месте или нет расходные материалы.

- Если задание не выполнено, то что?

-То нагоняй. Это он с виду такой добренький, - Васин коллега стряхивает со стола крошки и жалуется:

- Не лаборатория, а армия какая-то. Девушек нет, Елизавета Сергеевна строго следит за моральным обликом кафедры и неуставных отношений в науке не допускает. Дежурство на дежурстве, каждый день массовая помывка посуды... В общем, так и напишите: Вася умело сочетает научную и хозяйственную деятельность.

- Да уж, менеджер он у нас боевой: то коллективные выезды в Питер организует, то экскурсии на пленэр с зажариванием шашлыков, то политический ликбез проводит: вот на днях всучил мне книжку "Государь" Макиавелли. Сама не понимаю, как все успевает, - раскрылась Елизавета Сергеевна.

За спиной слышно Васино хмыканье: "Ну и что, гениальный Менделеев заведовал скучной палатой весов и никто ему это в заслугу не ставил". Он уже закончил строчить на клавиатуре и давно ведет телефонные переговоры, но покой нашего героя строго охраняет "мама":

-Господа, а может, вы через неделю возьмете интервью. У Васи сегодня такой тяжелый день, скоро защита...

-Как же вы открыли в Васе ученого? - не так, так эдак пытаемся выудить всю подноготную о нашем химике.

- Если студент быстро схватывает материал, нестандартно мыслит, увлечен исследованием, не механически копирует наставника, а пытается творчески подойти к делу - таких берем в ученые. Хотите верьте, хотите нет, все мои воспитанники, кто до перестройки защитился, остались в науке. У меня одна метода воспитания - не давить, пусть сам до всего доходит своим умом. Посоветовать, конечно, могу, но принимать мои рекомендации или нет - дело диссертанта. Вон за Лешкой, Васиным научруком, полтора года ходила. Все его, Фому неверующего, вразумляла: "Не занимайся этой реакцией, не получится..." А он свое гнул, пока в тупик не зашел.

- Василий такой же упертый?

- Вася хитрый: он, когда надо, вступает в научную полемику и отстаивает свою точку зрения, но без фанатизма. А вообще из всех его положительных качеств особенно выделила бы одно - постоянную готовность учиться и пополнять знания. Если продолжит в том же духе, буржуи это оценят...

Живые кролики

Буржуи оценили бы и другое: совсем нестуденческую серьезность, с коей Вася подъехал к науке. Прямо-таки удивительные для юноши целеустремленность и определенность будущего. В 15 лет наш герой принял твердое решение: если и заниматься чем-то дельным, так только наукой. Если наукой, то непременно глобальной и "чистой" - математикой, на худой конец физикой, биологией или химией. Выбор пал на последнюю: предметники оказались толковые. Низвергая все стереотипы относительно наследственности в науке (как, впрочем, и во всех иных сферах культурной деятельности) сын военного и бухгалтера, он же воспитанник обычной кировской школы, аки Ломоносов, ринулся искать свои университеты. И нашел: в химико-биологическом лицее не ограничивались стандартным выведением формул бензона натрия и баловством на спектрометрах. Помимо сухих теорий, юных ученых питали еще и весьма любопытными опытами - растворчики там всякие намешать, что-то катализировать или даже подвзорвать. Словом, наблюдали будущие химики-алхимики за "рутинной" работой, которую и предстояло освоить в недалеком студенческом будущем:

- На практике в НИИ мы будто бы додушивали полумертвых мышек, но все понимали: впереди нас ждут живые кролики.

А впереди ждали отнюдь не детские ребусы и паззлы в виде задачек на анализ содержимого колбочек - некие начальные азы аналитической химии.

- Ставили перед носом непонятную жидкость и угадывай, из чего она там состоит. В общем, заставляли не только мозги перпендикулярно работать, но еще творчески развивали: попробуй-ка в незнакомом веществе угадай хлорид кальция.

- Неужели никогда не злоупотребляли знаниями? Допустим, самодельную бомбочку бабахнуть или жидкость бабушке на кресло подлить?

- Нет, бабушек мы не терроризировали, а бабахать интересно, когда это запрещено. У нас же в лицее все опыты проводились легально.

К тому моменту, как Василий обзавелся студбилетом, схема дальнейшего карьерного роста, не в пример другим студиозусам-оболтусам, у него была четко обрисована: университет - аспирантура - кандидат наук - стажировка (заграница не исключена) - доктор наук - обеспеченная зрелость и комфортная старость. Короче, путь, который начинают все ученые, но благополучно заканчивают только заморские.

Что расти в науке дело не менее сложное, чем забивать доллары а ля Ротшильд, начинающий ученый понял, как только встал за лабораторный стол. Вещества, о которых знал только по учебникам, пришлось добывать собственными руками. Химичить приходилось с утра до позднего вечера, проливая кислоты на халат и вдыхая едкие запахи. А растворителей оказалось так много, что память не вмещала всех названий. Но и к такому подвоху Вася был готов: в конце концов за плечами химлицей и походы в НИИ. Кроме того, сделал открытие начинающий ученый, смешивать жидкости и выращивать кристаллы - дело прибыльное. На первом курсе записался в группу поддержки к профессору по кристаллохимии, провел самостоятельные опыты по его теме: и преподавателю помог, и себе любимому угодил. Результаты экспериментов опубликовали, а под статью Вася получил грант фонда Сороса - весьма внушительную прибавку к степухе - семьсот долларов, на что и купил первый компьютер. И решил Вася остаться верным химии, не в пример коллегам аспирантам, ушедшим в бизнес:

- Просто в какой-то момент понял: единственное, от чего получаю реальное удовольствие - наука. Когда шаг за шагом двигаешься в исследовании: сначала механически проводишь реакцию, заданную научным руководителем, потом по крупице собираешь информацию о ней, как результат получаешь новые, совершенно неожиданные соединения. Как только понимаешь: вот оно, открыл что-то новое, чего до тебя в этом мире никто не знал, тут же тянет раструбить о полученном знании на весь мир - ну не кайф разве?

В общем, дороже злата и металлов красавицы Матильды взгляд... В качестве Матильды в данной ситуации оказалась химическая реакция с весьма длинным и трудно произносимым названием "Новая реакция каталитического олифинирования карбонильных соединений". Ясный перец, нормальному человеку эта сентенция мало о чем говорит. Ограничимся главным: сутью открытия, сделанного Васей и Ко - его командой поддержки.

Нам не дано предугадать...

Нельзя открыть в науке свое, убежден наш герой. И велосипед возник не на пустом месте, а из самоката и обычной тележки.

- Не я первый обнаружил новую реакцию, я ее только обосновал. Кажется, еще Ньютон говорил: "Я видел далеко, потому что стоял на плечах гигантов". Вот и я фактически плясал от своих учителей.

С двумя научными руководителями Васе повезло, как со школьными учителями. Оба энергичные, молодые, чуть постарше нашего героя, оба фонтанируют идеями. А упорядочить выплески научной мысли, доказать ее право на существование и пояснить - на это нужен особый склад ума и упорство: не каждый способен на терпеливый, кропотливый, а иногда даже педантичный исследовательский труд. Такого ученого увидели в Васе. Подключили его к общему делу и выстрелили из одной обоймы: трое мужчин во главе с седым профессором Елизаветой Сергеевной.

Но главным чертиком в веселой табакерке все же явился Вася. До него о новой реакции знали с гулькин нос: только то, что существует, и все. Казалось, что она универсальна и может пригодиться для получения массы полезных химических веществ. Но это еще предстояло обосновать на опыте.

Ни одна гипотеза сама по себе не имеет научной ценности, идея без практического подтверждения - нуль, дырка от бублика. Закрыть эту дырку и предстояло Васе. Пять лет ушло на то, чтобы провести тысячу (!) опытов, получить новым способом - через превращение альдегидов и китонов в алкены - почти двести (!) побочных соединений, из них порядка 80 (!) совершенно новых, неизвестных ранее, написать об этом десятки научных работ и доказать всему скептичному научному миру: да, такая реакция есть. И это в начале XXI века, когда все реакции в химии, казалось бы, давным-давно открыты и изучены.

- Мы просто предложили еще один - довольно простой и не требующий особых финансовых и материальных затрат - способ превращения в присутствии катализатора сложных карбонильных соединений в двойную углеродную связь - алкены.

-?!

- Ну как вам объяснить... Давайте образно: есть алфавит - набор букв, из коих составляются слова. Мы прибавили еще одну универсальную букву - и слов стало больше.

- А зачем нам лишняя ять в алфавите?

- Из этой ять выходят новые, нужные слова. Возьмите Герца: когда он обнаружил электромагнитное излучение, никто не знал, что делать с этим открытием, а потом, через десятки лет, излучению нашли применение - в телевидении и радио. Так же и тут: нам не дано предугадать, как в дальнейшем поведет себя новая реакция, но уже сейчас знаем: ее можно использовать не только в химии, но также в медицине, промышленности и даже в экологических целях.

Что касается экологии, то и тут Вася попал в точку. Снайперским выстрелом поразил, пожалуй, самое мозолистое в современной европейской мысли место - проблему утилизации вредных для окружающей среды веществ. В 90-х годах на Западе запретили производство фреонов - химических соединений, содержащих вредные для атмосферы атомы хлора, фтора, брома и углерода. Элементы эти, как известно из школьного курса, разрушают озоновый слой, что в конечном счете приводит к росту числа кожно-раковых и онкологических заболеваний. Запретить-то запретили, но гадкие вещества сами по себе от бумажных галочек не улетучились. Вопрос встал другим ребром: как изничтожить вредные фреоны или по крайней мере переработать их в полезные элементы. Вот тут и появился модный за бугром проект - green chemestry ("зеленая химия", в смысле безопасная для экологии) - относительно невредная химия XXI века, призванная бороться с вредными издержками химии предшествующего столетия. Под этот и другой не менее актуальный термин - envirement friendly (дружественный к окружающей среде) на Западе выдают нехилые гранты: только бы новые выходки химиков не портили воздух.

Васина реакция по всем параметрам соответствует европейским стандартам. Многие токсичные вещества в ней перерабатываются в полезные продукты, а скажем, злостные фреоны превращаются в ценные фторосодержащие алкены, кстати, полезные в медицине.

Впрочем, это маленькая толика того, что можно ожидать от новоиспеченной реакции. Как она будет проистекать в дальнейшем - в этом одному Васе не разобраться, нужна помощь.

Дан приказ идти на Запад

Вот наш ученый по заведенной в МГУ традиции "живой" передачи навыков - так сказать, из уст в уста, из рук в руки - и готовит себе подмогу-замену. Первый дипломник уже на подхвате:

- В науке главное что? Получить новое фундаментальное знание и довести его до того, чтобы оно вошло в массы: как электричество, использовалось бы в промышленности и быту. Очередная реакция - очередной раздел в химии: свои идеи и открытия буквально на пальцах объясняю ученику, он их подхватывает и развивает, кладет свой кирпичик в общий фундамент. Защитит диплом и в доработку моей темы будет писать дисер.

Сам же первопроходец намерен продолжить обучение за границей. Чтобы не зацикливаться на одном, попробует себя в разных областях химии и, возможно, в разных местах, благо география стран - потенциальных работодателей велика:

- Западного человека наука мало привлекает: работа по естественно-научной специальности, тем более связанной с вредными химическими веществами, там считается опасной и не очень престижной. Поэтому на ученых, особенно из России, спрос. Почему бы не поделиться опытом с тамошними естествоиспытателями и не поучиться у них? Это патенты национальны, а мозги интернациональны, - оправдывается наш герой.

Хотя оправдываться в общем-то не зачем. Многие российские вузы, и МГУ в первой десятке, давно уже стали своего рода перевалочным пунктом для отечественных умов. В главном универе страны никого не удивляет, что из защитившихся диссертантов на родимой стороне не осталось никого: разлетелись кто куда. "Сегодня ты играешь джаз, а завтра родину продашь", - научрук треплет Васю по плечу и на мой наивный вопрос: "А как же отечественная наука?" искренне округляет глаза:

- Вы серьезно верите, что ученому нужна привязка к конкретному месту? Какая разница, где он будет творить - лишь бы творил.

О том, что Вася расправил крылья и основательно готовится к полету на большие расстояния, догадалась по книжке, случайно оставленной им на столе. Название приоткрыло секрет, который молодой ученый тщательно пытался скрыть: "Почему Россия не Америка?"

- В Америку улетишь?

- Почему в Америку? Есть много других стран...

Вася и тут просчитал ситуацию до миллиметра: начитался научно-популярной литературы о кризисах цивилизаций и устройстве экономик и на основе профильтрованных знаний, а также сводок новостей сделал собственные, пусть не совсем точные, но прогнозы. Например, что Америку ожидает скорый крах экономики в силу ее (экономики) завязанности на высокие технологии: если спрос на high teсhnology упадет (а это рано или поздно произойдет), США не на что будет опереться: производство самолетов, машин и других реальных вещей вывезено за границу. А вот, скажем, Германии подобный кризис ничем не грозит: там осталась реальная промышленность.

- Значит, держим курс на Германию?

- Посмотрим, это только теории. Чтобы построить карьеру и семейную жизнь, надо спрогнозировать будущее. Тьфу-тьфу, пока мне получается просчитывать ситуацию на шаг вперед.

А говорят еще, что химики мыслят перпендикулярно миру. Ничего подобного: есть и такие, кто смотрит целенаправленно вперед, не отвлекаясь ни на право, ни налево. Хотя как сказать...

- Ребята, чем это у вас здесь пахнет, - спросила я у тусующихся возле химфака первокурсников.

- Кислотой какой-то.

- Да нет, знаниями.

- Весной...

Маленькие еще, как сказала бы Елизавета Сергеевна. Подрастут и тоже, наверное, поймут: не знаниями едиными жив человек.

Наталья ЕМЕЛЬЯНОВА


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива