Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс место встречи многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 05, 2003

По следам Моисея

Безлунной ночью к маленькому отелю в египетском Шарм-эль-Шейхе подъехали два автобуса. В первый, небольшой, проследовали разодетые красотки на шпильках, немного скованные молодые люди и словно приклеенные друг к другу парочки. Они направлялись в сторону ближайшего островка цивилизации Наама Бей - в самую лучшую местную дискотеку Hard Rock Cafe. Во второй, огромный автобус устремились странные персонажи, явно не по погоде кутающиеся в теплые свитера и куртки, обмотанные шарфами, обвешанные камерами и фотоаппаратами. Потом оба транспортных средства загудели и тронулись. В отличие от публики в первом автобусе пассажиры второго смутно представляли себе, что ждет их после трехчасового переезда.

Из разношерстной группы московских студентов, приехавшей в Египет на каникулы, только мы с подругой оказались в ту ночь не в Hard Rock Cafe...

Через несколько минут уже за окнами дрожал причудливый рисунок гор. Черное одеяло неба, вышитое узорами созвездий. Изредка пугающе вспыхивали оранжевые фонари. Мы то и дело проваливались в тяжелый сон и снова, разбуженные ярким светом, вздрагивали.

На тонкой грани забытья и реальности возникали сюжеты, когда-то почерпнутые из школьных учебников, исторических книг и фантастических фильмов. Гигантские пирамиды, алебастровые скарабеи, истлевшие коконы мумий, задумчивые сфинксы, паутина иероглифов папируса, сомны богов с головами животных... Они являлись и таяли. Не вязались со здешними пейзажами. У этих мест совсем другая история.

Синайский полуостров - одновременно и часть Египта, и мост между Азией и Африкой. Ничего здесь не напоминает ни об аскетичных пирамидах Гизы, ни о плодородных долинах великого Нила, ни о пышных храмах старинных Фив, нынешнего Луксора. На севере Синая - пески, на юге - камень и сливающиеся воедино море и небо. Шестьдесят тысяч пустынных квадратных километров. Синай. Вслушайтесь. В сочетании букв есть что-то чарующее. Неуловимое и призрачное, как изумрудный оазис среди гор и песка. Синай... По количеству легенд эта земля не уступает Египту фараонов. Правда, истории ее значительно моложе, и не древние жрецы вырезали их на стенах царских усыпальниц. Предания Синая хранит Библия. Сорок лет Моисей водил по этим пескам и камням евреев, чтобы изжить в них дух рабства...

Итак, мы мчались в горы. С каждой минутой звездные россыпи приближались, автобус трясло все сильнее, от перепада давления закладывало уши. Какие-либо признаки цивилизации по сторонам дороги исчезли окончательно. И только различив возникающие из темноты странные людские фигуры и силуэты верблюдов, мы поняли, что нечто удивительное вот-вот начнется.

Где-то впереди зашуршало радио, гид попросил полусонных туристов максимально укутаться и покинуть насиженные места. В неожиданно холодную египетскую ночь мы выбирались нехотя. Фонарь, пакетик сока, пара бутылок минералки - такой незамысловатый набор каждый получил на выходе. Вереница огоньков потянулась за гидом. Где мы? Зачем мы здесь? Взбудораженные неистовым горным ознобом, мы как-то сразу оживились и забеспокоились. Нащупали снопами света от фонарей огромную кирпичную стену, потом бедуинов, обмотанных клетчатыми платками, еще несколько десятков спешно утепляющихся туристов, выныривающих из таких же автобусов, и черный хребет горы на фоне звездного великолепия.

1570 метров над уровнем моря... Справа серая крепость христианской обители (и это в мусульманском Египте!) - монастырь Святой Екатерины, прямо священный пик - гора Моисея. Здесь, на каменной тропе, обвивающей базальтовую громаду, гид попрощался с подопечными и пожелал счастливого восхождения. Уместнее сказать, паломничества. Ведь это - та самая вершина, на которой библейский пророк получил от Бога каменные скрижали с десятью заповедями.

Мы идем по следам Моисея. Неширокая дорога из камней, шатающиеся овалы света от фонарей, выхватывающие из темноты покачивающихся верблюдов и их хозяев-бедуинов, то и дело кричащих: "Camel, camel! Верблюд, верблюд!", небо в драгоценных камнях и обволакивающий легкие горный воздух. Оглядываешься - и уже видна змейка огоньков, уходящая вниз. Странно осознавать, что минуло несколько тысяч лет, и местные жители превратили священный путь в собственный бизнес, да и тропа, по которой идешь вверх, конечно, не та самая, но от таких пугающе близких звезд и от тишины вокруг веет почти божественным покоем, и сомнения уходят. А легенда... легенда обретает плоть и становится осязаемой.

"В третий месяц по исходе сынов Израиля из земли Египетской, в самый день новолуния, пришли они в пустыню Синайскую". И расположились станом против горы. Несколько тысяч людей со скотом и скарбом, ведомые Богом и его пророком в обетованную землю.

Не раз Моисей по велению Всевышнего просил фараона отпустить израильтян из рабства и всегда получал отказ. Правитель дорого заплатил за собственное упрямство. Божественные знамения посещали Египет одно за другим: сначала вся питьевая вода обратилась в кровь, потом огромные жабы появились в каждом египетском доме, тучи мух наводнили воздух, моровая язва убила волов, овец, верблюдов и лошадей, невиданной силы град и саранча уничтожили урожай, на три дня солнце исчезло с неба, а в довершение всех бед в каждой египетской семье умер первенец. Горе пришло и в дом фараона - его сын погиб, только тогда он смилостивился и отпустил евреев. Они уже успели уйти к Черному (теперь Красному) морю, когда изменивший своему слову египетский властитель послал вдогонку войско. Но море расступилось перед Моисеем, и израильтяне посуху перешли на Синайский полуостров. Над египетскими всадниками и колесницами воды сомкнулись и поглотили преследователей.

Моисей поднимался на гору Синай, чтобы там внимать Богу. И вновь возвращался к своему народу, донося до него слова Творца. Как преодолевал этот путь глубокий старец - по Библии пророку восемьдесят лет, - если даже нам, сегодняшним путникам, восхождение давалось нелегко? Дорога то плавно шла вверх, то резко сворачивала, то вдруг подбрасывала непростой подъем, то становилась почти горизонтальной. А у монахов путь еще более мучительный: 3750 ступеней вверх. Каменная лестница с оазисом пророка Илии на полпути к вершине. В день нашего восхождения ступени обледенели, и пришлось довольствоваться стандартным туристическим маршрутом - семью с половиной километрами по камням. А где-то там, на высоте 2285 метров, притаился новый день, который мы шли встречать.

Снова и снова за спиной раздавалось сначала пугающее, но скоро совсем привычное мычание шагающего на веревке за бедуином горбатого верблюда. По мере того как подъем становился круче, ночные горы приобретали все более фантастические очертания, а небо... О, это небо стоит увидеть! Мы прошли сквозь каменный коридор, и начался самый сложный этап: 700 отвесных ступеней. Когда сердце стучит во всем теле, а звук собственных шагов пугает... Здесь ты идешь один, отрешенный и чуждый сам себе, а беспорядочно раскачивающийся луч света от фонаря теряется в пропасти. Не видны ни дорожки огоньков, ни верблюды, ни бедуины. Только рассредоточившиеся туристы окликают друг друга.

Не знаю, сколько минут мы карабкались по ступеням, но с каждым шагом ветер становился все злее. Но вот последний узкий проход и конечная бедуинская постройка. "Sunrise is there! Рассвет там!" - человек в клетчатом платке махнул рукой. "Пришли, пришли!" - кивал он, когда мы, почти невменяемые, по инерции продолжали идти. В продуваемом помещении бедуины предложили нам чай, кофе, горячий шоколад, национальный напиток каркадэ, одеяло - укутаться, матрас - постелить на камни. Мы выпили горячего каркадэ, но не согрелись, взяли напрокат два одеяла, но и это не помогло. Разгоряченные подъемом, мы моментально продрогли. Уж очень боялись пропустить рассвет, но... прождали его пятьдесят минут.

Моисей пробыл на вершине сорок дней. Трудно сказать, бушевал ли в его время на священном пике такой же силы ветер, что мучил нас. Как бы там ни было, оставшийся у подошвы горы народ усомнился в том, что пророк еще жив. Старейшины собрались у брата Моисея Аарона и попросили его сделать для израильтян идола...

Когда на крики бедуинов мы выползли из постройки, небо было фиолетово-оранжевым. Несколько очень ярких звезд еще мерцали, ветер нещадно свистел, а сотня дрожащих существ в одеялах облепила все пространство. Те, кому горный воздух ударил в голову, лезли на огромный валун, чтобы быть ближе всех к солнцу, сохранившие же присутствие духа после трудного пути повисли на хрупкой на вид оградке над пропастью. Призрачная синусоида гор медленно становилась четче, но солнце никак не показывалось. И вот за секунды край светила возник, превратился в круг, засиял и воцарился над горной страной. Вершины стали малиновыми, небо - синим. Послышался тихий напев - несколько голосов славили восход.

Мы скинули одеяла и двинулись в обратный путь. Здесь ждали открытия: ощущение нечеловеческой высоты, на которой каким-то чудом оказались, вид пропасти с шипами камней на дне, глядя на них, испытываешь неподдельный ужас, и причудливые краски, спрятанные от глаз ночью. Горы от бордовых до серовато-розовых, прорезанные золотым светом, небо - такое синее, что больно смотреть, верблюды... зеленые. Клянусь, зеленые!

Чумазые мальчишки-бедуины сновали по тропе и на невразумительной смеси нескольких языков предлагали купить грязно-розовые куски минерала с темными, как будто прорисованными тонкой кистью веточками, расколотые надвое сферы с похожими на лед кристаллами кварца в центре и еще разноцветные отполированные до блеска каменные яйца - все это можно найти только на Синае.

Эти назойливые торговцы - коренные жители полуострова. Смуглые, черноволосые, с плохими зубами, обмотанные клетчатыми платками с кистями, с налетом розовой горной пыли. Бедуины до сих пор не принимают такое благо цивилизации, как медицина, лечатся от всех недугов пятью травками - вот и вся растительность этих мест, обитают в серых одноэтажных кубах по обочинам горных дорог и знают, как с помощью четырех верблюдов добыть воду. Хозяин десять дней не поит животных, а потом отпускает их в пустыню. Там, где все четверо улягутся, и есть источник. В мае бедуины празднуют годовщину объединения тринадцати племен Синая и свадьбы, которые принято справлять именно в конце весны.

Кричащие бедуины уже перестали раздражать, когда дорога в очередной раз повернула и вдалеке, лежащий как будто в каменной колыбели, показался монастырь Святой Екатерины. Спустившись с горы Моисея, мы оказались в обители, хранящей другое чудо Синая - Неопалимую Купину - терновый куст, в пламени которого Господь явился Моисею и велел ему вывести евреев из Египта.

"Моисей пас овец у Иофора, тестя своего, священника Мадиамского. Однажды провел он стадо далеко в пустыню и привел к горе Божией, Хориву. <...> И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает. <...> И воззвал к нему Бог из среды куста, и сказал: "Моисей! Моисей! Не подходи сюда; сними обувь с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая..."

В 324 году на месте явления Бога Моисею была построена капелла. В нее из Александрии перенесли мощи святой Екатерины, принявшей мученическую смерть в 304 году. Со временем капелла выросла в обитель, с VI века известную как монашеский центр. После исламизации Египта монастырь превратили в мечеть, и так его спасли от уничтожения. Сегодня Святая Екатерина - снова христианская или коптская, коптами (от греческого названия Египта - "Айгюптос") называют малочисленных египетских христиан.

В самом сердце монастыря, возвышаясь изумрудно-зеленой шапкой над каменным колодцем, царит Неопалимая Купина. Говорят, ее побеги сотни раз пытались посадить в другом месте, но они не приживались. Как, находясь здесь, не поверить, что земля Синая действительно святая?

Когда наш автобус тронулся в обратный путь, стрелки сошлись на двенадцати. Сутки без сна, пятнадцать километров пешком... Мы откинулись на сиденья и готовы были полностью расслабиться, как вдруг гид объявил: "Через пять минут мы остановимся у отпечатка золотого тельца". Выходит, чудеса еще не кончились?! Туристы приклеились к стеклам и несколько минут искали на мятом каменном полотнище горы обещанный рисунок. Не зная, найдут ли что-либо усталые подопечные, гид снова обратился к легенде.

Когда через сорок дней пророк со скрижалями откровения сошел к евреям с горы, то увидел, что они забыли Бога и поклоняются золотому тельцу. В гневе Моисей разбил каменные пластины с божественными заповедями, сбил идола с пьедестала в костер, а пепел растворил в воде и приказал израильтянам выпить.

Отпечаток на горе и впрямь напоминал теленка. С этой мыслью пассажиры погрузились в долгожданный сон. Наверное, им снился белобородый старец с деревянным посохом, поднимающийся на священную гору, толпа, пляшущая вокруг сверкающего идола, пылающий куст терновника, а может быть, что-то совсем другое. Мне же так и не удалось заснуть, и, размышляя над увиденным, я поняла, что вокруг так много простых вещей, которым человек еще способен искренне удивляться. И даже встреченный рассвет, явление, по сути, обыденное, да что там - каждодневное, может вызвать эмоции сродни переживанию какого-то великого открытия. Еще я поймала себе на том, что теперь Египет уже не ассоциируется только с пирамидами и сфинксами, фараонами и жрецами. А библейские события больше не воспринимаются как нечто придуманное. И вообще что-то изменилось. Во мне или в мире.

Анастасия БЕЛЯКОВА


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива